Большие проблемы маломерного флота

В Иркутской области количество людей, имеющих в своем распоряжении лодки, катера и яхты, исчисляется тысячами, и это число неуклонно растет. Естественно, с каждым годом увеличивается и поток желающих с ветерком прокатиться по водной глади, уповая только на свое мастерство и на надежность своей лодки или катера. То есть того, что на официальном языке называется сухим словом "плавсредство" или "маломерное судно". И еще значится как объект повышенной опасности. Но осознают это далеко не все, кто обзаводится собственными средствами передвижения по воде.
На днях состоялась прямая телефонная линия с председателем Государственной инспекции по маломерным судам Иркутской области Александром Росбахом. Предлагаем вниманию читателей фрагменты беседы.

Как узаконить лодку

Едва часы отметили начало прямой линии, как посыпались телефонные звонки.

— Здравствуйте, это из Усть-Илимска вас беспокоят. Мне от отца по наследству перешла моторка. Но она, как оказалось, не была зарегистрирована. Какие документы нужны?

— Справка-счет торгующей организации на лодку и на мотор, если вы приобрели новую лодку. Если же, как в вашем случае, лодка раньше находилась у другого судовладельца, то нужен договор купли- продажи или документ о передаче права собственности. Его можно получить через мировой суд. В своем заявлении судье вы перечисляете данные лодки и обязательно бортовой номер (заводской) если он есть.

— Да нет у нее никакого номера!

— Значит, прежде чем обращаться в суд, вам этот номер нужно получить. В Усть-Куте есть старший инспектор Владимир Дмитриевич Тарасов. Вы подайте заявление. Он обязан лично осмотреть ваше плавсредство, после чего присвоит порядковый номер, который будет стоять в регистрационной карточке. Затем вы, в свою очередь, должны нанести этот номер на переднюю панель лодки и указать его в заявлении мировому судье. Вопрос оформления права собственности решается недолго, буквально за неделю, максимум дней за 10.

Положив трубку, Александр Кондратьевич добавил:

— У нас сплошь и рядом случаи, когда плавсредства либо продавались когда-то очень давно и все документы утеряны, либо просто переданы — вообще без оформления. Сейчас, когда контроль ужесточился, люди стали решать вопрос с узакониванием своих прав.

Навели порядок

Алексей Регалов, Братск:

— Почему сейчас так строго стало с техосмотром моторных лодок и катеров? Раньше проще было...

— Потому что порядок навели, больше стали внимания уделять вопросам безопасности. Чего греха таить, раньше бывало как: собрали где-нибудь на лодочной станции все судовые билеты, послали гонца к инспектору, тот, не глядя, проставил печати: "Техосмотр пройден". В результате люди стали выходить в море, понятия не имея о том, какие нужно иметь спасательные средства на борту и как ими пользоваться. А инспектор обязан проконсультировать судоводителя вплоть до того, где приобрести аптечки, спасательные жилеты и какого качества.

— А почему мне кто-то должен указывать, где покупать?

— Это не указание, а рекомендация. Есть организации, которые торгуют сертифицированной продукцией, а есть те, кто может запросто всучить заведомо бракованный товар. Мы даем перечень фирм, которые работают честно.

Зимой Байкал смертельно опасен

Сергей Сучков, Ангарск:

— Есть ли ограничения по срокам навигации для маломерных судов?

— Да, есть. По правилам, маломерное судно производит движение за пределами судового хода. И поэтому сроки навигации, которые действуют для регистрового флота, на него не распространяются. Однако есть утвержденные обладминистрацией сроки пользования водными объектами — с 15 мая по 15 октября. Позже безопасность никто не гарантирует. Очень опасные условия. Почему-то каждый, кто рискует выходить в море в это время года, считает, что аварии случаются с кем-то другим. А люди гибнут каждый год...

Поэтому после 15 октября мы вправе задерживать любое маломерное судно независимо от метеоусловий и ставить его на штрафстоянку.

Спортсменам не следует игнорировать ГИМС

Василий Лабусов, Иркутск:

— Какова роль ГИМС при проведении спортивных соревнований на воде? Например, когда состязаются байдарочники, яхтсмены или серфингисты.

— Организаторы должны уведомить нас о сроках и месте проведения соревнований и получить разрешение. За безопасность на водных объектах отвечаем мы, не только организаторы. Мы обязаны оградить зону соревнований от других маломерных судов, чтобы никто не мешал спортсменам. Это делается за государственный счет. Организаторы и участники соревнований ничего не платят. Как в ГАИ: идет колонна — есть сопровождение.

Надувной кот в мешке

Ирина Рублева, Усолье-Сибирское:

— Я часто вижу, что по обочинам дорог продают надувные лодки. Мы с мужем собираемся купить такую. Скажите, неужели "резинки" тоже нужно регистрировать?

— Разумеется. Не забывайте, что вода — не земля. Если лодка окажется с браком, она может погубить тех, кто на ней собрался отдохнуть, порыбачить. Я могу привести немало примеров, когда новые плавсредства, купленные вот так, проездом, становились причиной серьезных происшествий. Люди чудом оставались живы. Это как бомба замедленного действия. Вот почему все торгующие организации обязаны пройти согласование на торговлю моторами, лодками и спасательным оборудованием.

Комментируя звонок, Александр Росбах сказал:

— Мы объехали все магазины и фирмы и попросили, чтобы они повесили бирки на каждую лодку и мотор: "Подлежит регистрации в ГИМС". Продавцы, которые серьезно к относятся к делу, практически каждую неделю бывают у нас, консультируются. Те же, кого интересуют только барыши, о людях не думают.

У нас есть соглашение с прокуратурой, с УВД — всего более десятка контрольно-надзорных органов. Работаем совместно, и в последнее время все эффективнее. ГИМС имеет право контролировать торговлю плавсредствами. Но изъятие и задержание — этим занимаются уже другие структуры, на основании договоров, которые мы с ними заключили.

Цена рыбы

— Недавно по телевизору показывали, что был проведен совместный рейд по Байкалу. У вас еще будут подобные мероприятия?

— Будут, и регулярно. Естественно, о дате, месте и времени мы предупреждать не будем. Чтобы потом не было никаких разговоров и пересудов, мы идем в рейд с прокуратурой, милицией, спасателями, берем на борт прессу. К примеру, недавно на скоростном теплоходе "Дмитрий Корнилин" Байкальского поисково-спасательного отряда мы проверяли район Малого моря. Выявили очень много нарушений. Возбудили 2 уголовных дела по факту браконьерства на Малом море. Составили 6 протоколов на маломерные суда.

Поражает, что рыбаки из МРС, Черноруда, Хужира совершенно безалаберно относятся к элементарным вопросам безопасности. Практически ни у кого нет документов ни на управление судном, ни на право собственности. Что говорить о частных лицах, если даже такие знаменитые компании как, ООО "Байкальская рыба", Маломорский рыбозавод, грешат этим! Уважаемые гендиректоры не соизволят побеспокоиться о своих работниках. А те выходят на промысел на утлых ботиках БСЛ-40, устаревших, неухоженных. Там даже бригадиры не имеют документов на право управления судном! А ведь это не речка какая-нибудь — Байкал!

Флот Листвянки — головная боль ГИМС

Ольга Фролова, Иркутск:

— Александр Кондратьевич, я часто бываю в Листвянке,и вид тамошнего флота меня просто расстраивает. Ну как не стыдно такие страшные корабли держать на виду у туристов! Из-под них пленка масляная течет, это просто безобразие какое-то! А они еще и людей по Байкалу катают, деньги зарабатывают...

— Мы со всеми структурами, от СЭС до ОМОН, разработали план-график выездов. По Листвянке работаем еженедельно. На основании нашей совместной работы Татьяна Казакова подготовила ряд документов по стоянке, прохождению, базированию судов в Листвянке и по перевозке тургрупп. Много случаев, когда отдыхающие, туристы выходят на Байкал, не заявляя, куда, когда, зачем и на сколько они туда идут. Затраты на спасение таких групп гораздо выше, чем профилактика. Поэтому меры к организаторам подобных "секретных" туров будут приниматься самые жесткие. Вплоть до изъятия лицензии только на том основании, что группа не заявилась.

В отношении сброса судами подсланевых вод — вопрос давний и больной. Многие сетуют, что у пароходства высокие цены. Но эти цены оправданны. Листвянские маломерные суда зарабатывают гораздо больше. Для них не должно быть проблемой раз в неделю сходить в Порт Байкал и откачать цистерны. Это святое правило. Старые байкальские капитаны сами говорят хозяевам судов: заключайте договоры с пароходством. Иначе нельзя... Вообще, работы в Листвянке много. Для ГИМС это самая хлопотная точка.

Показатель власти

Вячеслав Лямкин, Усолье:

— Можно ли запретить выезды на Байкал "диким" туристам?

— Запретить — не в нашем праве, да и бессмысленно. Огромные прибрежные территории, и сам Байкал — это море. Поэтому прежде всего мы работаем с администрацией Ольхонского района. У нас составлен план-график выездов. Открыли инспекторский участок в Хужире. Усилили патрульную группу. Перебросили дополнительные плавсредства по соглашению с БПСО, получили еще два скоростных катера типа "Стрингер". Работают выездные группы, работают инспекторы на местах.

Местные рыбаки нас поддерживают. Они говорят: молодцы, наведите порядок. Мы-то много не поймаем. А когда приезжают туристы, то не только рыбу бреднями ловят, но и коров режут, так что приезжайте почаще. Дело в том, что такие рейды — это прежде всего показатель присутствия государственной власти и ее силы. Не всегда местное самоуправление само способно навести порядок, много ограничений. Порой им просто недостает сил и средств.

Рация напрокат

Андрей Масловский, Иркутск:

— В прошлом году отдыхали на яхте на Байкале. Обратил внимание, что есть серьезные проблемы со связью. Рация слабенькая, а радиостанции речного диапазона на яхте не было. Капитан говорил, что это очень дорогое удовольствие. Я где-то слышал, что есть возможность брать такие радиостанции напрокат. Это правда?

— У нас есть программа развития сервиса до 2008 года. Там вопрос со связью прописан. Мысль такая: если, к примеру, выходит группа в горы, то она берет напрокат рацию в БПСС. Если идет судно на Байкал — берет радиостанцию. Думаю, что со временем мы эту систему отладим. Возможно, установим радиобуи, которые облегчат связь в разных точках Байкала.

Пока мы в сделали в Николе круглосуточный инспекторский участок, который в целях безопасности будет контролировать движение судов. Как пост ГАИ: пошли на Байкал — отметились. Мы будем отслеживать группы, будем знать состав и квалификацию экипажей, какие есть на борту средства спасения и связи. С 1 июня там постоянно дежурит скоростной катер "Стрингер" с подвесным мотором "Меркурий", догонит любого.

К сожалению, формат газеты не позволяет привести здесь все телефонные разговоры, которые прозвучали во время прямой линии с начальником ГИМС Александром Росбахом. Но мы еще вернемся к теме, ведь водный сезон еще только-только подходит к своему пику.

 

Загрузка...