Остров Ольхон: жизнь под напряжением

Год назад к сердцу Байкала провели линию электропередачи. С приходом цивилизации обозначились и новые проблемы: телевизор разобщает дружных соседей, остров покрывается морщинами дорог, рыбаки заговорили об исчезновении омуля

Эту поездку на Ольхон мы планировали совершить чуть позже, когда исполнится ровно год со дня полноценной электрификации острова. Тогда, в июле 2005 года, ольхонцы, а еще больше руководители всех рангов, не скрывали своего восторга. Можно без преувеличения сказать, что за ольхонской эпопеей Иркутскэнерго следила вся область. Энергетики прекрасно справились с задачей. Ажурные мачты ЛЭП пронзили серебристой линией древний пейзаж, на дно пролива опустилась толстая змея силового кабеля. Хужир и другие островные поселки озарились ярким светом, более не зависящим от работоспособности местных дизелей и поставок солярки к ним. В тысячелетней истории острова по-настоящему утвердилась новая эра - электрическая. Как изменилась за год жизнь островитян? С этим вопросом мы собирались ехать на Ольхон. Но поездка ускорилась по совершенно неожиданной причине.

Слухи ползут по дну

Понедельник прошлой недели не предвещал ничего особенного. Безмятежное редакционное утро нарушил необычно ранний телефонный звонок:

- Это "Копейка"? Очень приятно.

На другом конце провода звучал твердый мужской голос с едва заметной хрипотцой:

 - Вы знаете, что из Малого моря ушла рыба?

- В смысле - ушла?!

- Ее там нет. Омуль больше не заходит в пролив. Как кабель проложили, так и не заходит.

- Вы шутите!

- А с чего мне шутить? Съездили бы да проверили сами, если не верите. В Черноруде, Еланцах, в Хужире вы уже рыбы не купите, как раньше. Это все из-за кабеля, я вам точно говорю! - Голос явно обиделся: - Да ну вас!

В телефонной трубке что-то хрустнуло, пошли короткие гудки... Согласитесь, уважаемые читатели, что нам оставалось делать? Естественно, ехать и смотреть. Руководство поморщилось, но согласилось на месяц раньше срока отправить "Копейку" на остров.

Знойный ветер врывался через опущенные до упора стекла редакционного микроавтобуса, который под палящими лучами солнца вот уже который час пытался изжарить нас в своем салоне. Но едва на горизонте блеснула синева Байкала - пахнуло леденящим холодом. В ожидании парома мы первым делом кинулись доставать теплые вещи. А уж затем стали расспрашивать местных жителей - как, мол, нынче с рыбой?

- С рыбой хорошо. Без рыбы плохо, - отшутился мужичок, куривший в приоткрытую дверь старенького "Москвича". - Совсем мало рыбы. Можно сказать, нет ее. Пару дней назад чернорудские свои сети смотрели - наловили курам на смех. Эх, вот раньше, помню...

Он принялся обстоятельно рассказывать о сетях, которые рвались под тяжестью рыбы.

- А как думаете, отчего рыба ушла?

- Да кто ее знает! Она ж не рассказывает.

- Мы слышали, кабель виноват...

- Да?! - мужичок задумался, хмыкнул. - А может, и кабель. Все может быть. Может, там ее током бьет?

Кстати, на кабель рыбаки пеняли еще весной. Любители бормашовки утверждали, что омуля стало меньше, поэтому все камчатки плавно переместились подальше от электролинии, народ подался в сторону мыса Хобой. Правда, подкрепить свои отрицательные эмоции вескими аргументами поклонники подледного лова так и не смогли.

Что губит омуля

Пока паром "Дорожник" булькал водой, разбивая волны тупым форштевнем, мы прикидывали и так, и эдак. Если бы кабель пробивал, это бы моментально выяснилось - потери и все такое. С другой стороны, раз по нему идет ток, значит, вокруг образуется электромагнитное поле. Может, оно рыбу отпугивает? Но ведь в мире не счесть силовых подводных кабелей, даже помощнее ольхонского, - и ничего! Обрастают себе всякими водорослями, кораллами и губками. Даже в морской воде, которая великолепно проводит электрический ток, в отличие от почти дистиллированной байкальской. Нет, никак не может быть, чтобы кабель омуля отпугнул!

Конец нашим умствованиям положил представитель рыбинспекции района Валерий Иванович Севрюк:

- А че ему сюда идти, омулю-то? Смотри, холодина какая! Не-е, кабель тут ни при чем, ребята. Омуль же сюда по температуре заходит, а не по кабелю. Вот, потеплеет вода маленько, и пойдет, куда денется! Тут, ребята, другая беда, серьезная. Это сети китайские! Их кому не лень покупают - дешевые! Такая сетка стоит в двадцать раз дешевле настоящей, окупается за один раз, можно не распутывать. Вот и выкидывают их прямо в море. Сколько километров этой дряни по Байкалу плавает - подумать страшно! Рыбу губят без счета. Кабы не эти сетки, все нормально было бы... А от кабеля рыбе ни холодно ни жарко. Зимой же нормально ловили, когда "китайки" в лед вмерзли!

Здесь рыбы нет!

Маломорский завод в Хужире простаивает без рыбы, денег и солярки. Старенькие траулеры (если можно этим словом назвать то, на чем ольхонские мужики выходят в море) сонно трутся бортами о помятые автопокрышки на причалах. Рыбаки ходят мрачные и не очень трезвые, разговаривать на больную тему не хотят. Рыбы нет - этим все сказано!

Впору поверить, что омуль водится исключительно на рынке в Иркутске, потому что там он есть всегда. А в Малом море - нет. Точнее, почти нет.

Может быть, дело в том, что рыбы в Байкале действительно стало меньше? Ведь даже возобновляемые ресурсы имеют свойство иссякать, если черпать их без ума и совести. Не исключено, что наступит момент, когда добыча омуля станет совершенно нерентабельной. Редкие и немногочисленные косяки станет все труднее находить, да и те будут постоянно натыкаться на брошенные рыбаками одноразовые китайские сети.

На обратном пути, словно в подтверждение подобных невеселых мыслей, мимо парома проплыла гирлянда пустых пластиковых бутылок с привязанной к ним спутанной сетью - немое свидетельство чьей-то удачной рыбалки...

В войну Байкал спасал людей от голода

"Здесь живет ветеран Великой Отечественной войны" - такая табличка висит на доме Семена Александровича Брянского, ольхонского старожила. В далеком 1948 году 25-летний капитан запаса Брянский поселился с семьей на острове. Здесь родились его дети, здесь прошла вся его послевоенная жизнь.

- На Ольхоне в войну, да и после, жилось легче, чем на материке. Байкал кормил, люди с голоду не пухли, - вспоминает Семен Александрович. - Рыбу ловили и продавали, тем и спасались от голодухи. На тот берег на лодках переправлялись, да и паром тоже был, только не такой, как сейчас, а простой, на веслах. Там плату за проезд брали, хоть и небольшую... Мы тут всегда спокойно жили, никогда не чувствовали, что мы какие-то особенные, заброшенные, от мира оторванные. Просто это наш остров, наш дом. Живем мы тут дружно. Русские, буряты - без разницы. Одна большая семья.

Семен Александрович попытался припомнить, когда на острове появилось электричество, но память подкачала:

- Да где-то скоро после войны, однако, тут мотор поставили, провода протянули... А когда точно - хоть убей, не помню. Вот в прошлом году кабель протянули - это да. Это хорошо. Раньше как было: вечером свет гасят и только утром снова включают. Все привыкли, даже не представляли, что может быть иначе. По ночам мало кто ходил, темно стало - все спать ложатся. Да и сейчас никак не привыкнем. Это вот туристы, те без электричества жить не могут, им, наверное, теперь лучше будет.

К наплыву гостей на Ольхон дед Семен относится неоднозначно:

- Да пусть едут, нам что - жалко?! Пусть полюбуются, другим расскажут. Лишь бы не безобразили, не пакостили. Народ нынче какой-то порченый пошел. Жалко мне их, таких... Им хоть какая красота вокруг, ниче не видят, любую изгадить норовят. Бесстыдные, девки ихние пьют, матом лаются налево-направо... Тьфу! Иностранцы - те аккуратные, улыбаются. А наши такие бывают - просто стыдно мне за их, ну!

На судьбу Семен Александрович не жалуется:

- Дети у меня выросли, выучились, высокого полета птицы стали. Но меня, старика, не забывают. Навещают, помогают. А мне много ли надо? Пенсию платят. Дрова дают бесплатно, машину на год. Свет вон теперь круглые сутки есть. Живи себе да радуйся!

Превентивный информационный удар

Приучая народ к цивилизации, энергетики сделали интересный ход. Дабы упредить такие неприятные вещи, как хищение энергии или "забывчивость" в вопросе оплаты, на здание администрации Хужира год назад прикрутили добротный стенд. Интересно было почитать листовки, скорчившиеся от непогоды. Перед большим включением островитян строго предупредили: "постоянный" ток получат только те, кто не имеет задолженностей за "переменный". Как известно в полной темноте, за исключением отдаленных деревень, Ольхон при советской власти не жил. Дизельные станции по графику гнали напряжение то по одной улице, то по другой. Центральное место на стенде занимает информация о судебном заседании, где в качестве обвиняемого выступал некий Магомед-оглы - злостный неплательщик. За несколько лет житель Иркутска накопил восемь тысяч рублей долгов, за что и попал на скамью.

Переход от "переменного" тока к "постоянному"

Интересное наблюдение: ольхонцы по-прежнему берегут энергию. В некоторых окнах свет гаснет с заходом солнца. Возможно, свою роль сыграл превентивный информационный удар энергетиков, а скорее всего, сказывается многолетняя практика экономного потребления благ цивилизации.

Хотя во многих домах на всю катушку работает бытовая техника. Прямо ко двору всевозможные коробейники приносят кофеварки, мясорубки, утюги и т. д. Этим летом частные предприниматели планируют запустить первый компьютерный салон.

Журналисты "Копейки" стали свидетелями трогательной сцены во дворе у Светланы Михалевой - хозяйки частной турбазы. Впервые за много лет жительница Хужира параллельно с прибытием отдыхающих готовится к приему... цыплят, которые вот-вот должны появиться в инкубаторе. Работу такой "несушки" невозможно было представить в эпоху "переменного" тока.

Переживая судьбу героев сериалов

Впрочем, у цивилизации есть и обратная сторона. Более чем за вековую историю на острове сложились уникальные общинные отношения. Здесь все без исключения знают друг друга до седьмого колена. Делить радость и горе с ближайшим соседом, соседом по улице, соседом по острову считалось делом святым.

- И сейчас это все сохранилось, - говорит глава Хужирской администрации Леонид Владимирович Хабитуев, - но при этом с приходом цивилизации народ стал более инертным. Раньше земляки на любое общественное культурное мероприятие шли семьями, участвовали активно, теперь нет этого. Может быть, процентов тридцать остались активными, остальные все чаще отсиживаются по домам, у телевизоров. Ольхон принимает три программы, в том числе иркутские новостные, вот люди и смотрят. А тут еще бесконечные сериалы идут, на Большой земле уже привыкли к ним, а тут другое дело.

- А как же референдум, ведь у вас была одна из самых больших цифр по явке населения?

- Возможно, народ прочувствовал важность момента, явка по острову составила 92 процента, в некоторых пунктах проголосовали все 100 процентов. Урны с бюллетенями с Ольхона увезли за день до закрытия ледовой трассы.

Асфальтовые мечты и налоговые планы

С приходом большого электричества на Ольхон связаны очень большие надежды. От иных планов голова идет кругом - это что же здесь за райский уголок будет!

- Когда здесь был Греф, - рассказывает Леонид Хабитуев, - речь шла о дальнейшей электрификации острова. Ветку протянут до самых отдаленных поселков. Вроде бы есть намерение выделить около 50 миллионов рублей на электрификацию и еще 450 миллионов - на развитие дорог. От парома до Узура будет проложено нормальное асфальтовое шоссе.

Разумеется, местной администрации с ее доходами такие стройки не потянуть без серьезной помощи свыше. Однако и свои внутренние резервы далеко не исчерпаны и не ограничиваются одной только рыбной отраслью.

Глава администрации здраво рассуждает:

- Турбазы начинают строиться ударными темпами. Это, конечно, очень хорошо. Но пока наши взаимоотношения складываются по старинке. Хозяева просто платят вмененный налог. Никто не знает, сколько туристов они пропускают, какой реальный доход имеют. Мы пока не собираемся вводить никакие особые меры. Но контроль установим. Прикинем, подсчитаем, потом переговорим с хозяевами турбаз и налоговиками. Возможно, перейдем к более эффективной системе. В туризме - будущее Ольхона, и нужно входить в него по-умному.

С приходом электроэнергии земля вокруг Байкала, в том числе остров, активно застраивается. Состоятельные соотечественники кинулись покупать лакомые участки с видом на священное море. Иркутяне, братчане и даже москвичи прочно осадили администрацию района в надежде получить часть красивейшей территории. Как грибы растут турбазы, на острове все больше появляется пришлых, которых в первую очередь волнует стоимость земли, а не предприятия, занимающие ее. В скором времени волна людского потока накроет остров, и тогда, на наш взгляд, от самобытности хужирцев, их обычаев и традиций мало что останется.

На Ольхоне есть места, где присутствие посторонних нежелательно по религиозным, экологическим соображениям. Однако туриста, заплатившего определенную сумму, данное обстоятельство практически не волнует. Новый хозяин турбазы, не знающий вековых обычаев, потакает заезжему варвару. У него своя корысть - привлекать все больше отдыхающих.

Уникальный остров покрывается морщинами дорог. Люди с Большой земли торят новые пути к морю, даже не задумываясь и не глядя, что давят колеса - чабрец, эдельвейсы или еще что-то. Несложно представить, как изменится пейзаж, когда начнут асфальтировать дорогу.

Развивая одну из самых прибыльных отраслей экономики - туризм, наверное, еще не поздно найти золотую середину. Хочется, чтобы внуки и правнуки вдыхали свежий воздух, а не гарь выжженных лесов, а с нею - выхлоп машин и перегар обезумевших от вседозволенности туристов, по сути оставшихся дикарями.

Когда верстался номер

По словам специалистов Лимнологического института, комплексный мониторинг подводного ольхонского кабеля состоится ориентировочно уже в августе этого года. Одни эксперты оценят состояние и положение кабеля на дне, проведут замеры электромагнитного поля. Другие - проверят, как сказался мост в цивилизацию на жизни байкальской фауны. В том числе и на миграции омулевых косяков. До обнародования итогов этой экспертизы любые домыслы насчет "кабель есть - рыбы нет" так и останутся домыслами и слухами. Подождем, что скажут ученые.

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments