Некрополь Глазковский

По возрасту старше египетских пирамид, этот памятник археологии должен стать объектом мирового наследия

На территории Иркутской области более 700 археологических объектов. Один из самых уникальных - Глазковский некрополь. По сведениям специалистов, он на две тысячи лет старше египетских пирамид.

Пока наименее изученной темой остаются поселения людей, живших на территории нынешнего Иркутска 6-7 тысяч лет назад. Это был кочевой народ, занимались люди в основном рыболовством и перемещались вдоль рек за рыбой, идущей на нерест. Жили в сборных жилищах наподобие чумов, носили одежду из кожи и помимо орудий труда изготавливали украшения. Больше всего сведений о быте и занятиях древних "иркутян" дал, конечно, Глазковский некрополь, который сегодня изучен достаточно.

История с археологией

Как известно, впервые археологические находки Глазковского некрополя сделаны при рытье котлована под фундамент приюта для младенцев, постройку которого осуществлял В.П.Сукачев (ныне это здание железнодорожной поликлиники). Работы начались летом 1887 года, а в один из осенних дней Николаю Ивановичу Витковскому, консерватору музея Восточно-Сибирского отдела Русского географического общества, по-видимому через самого В.П.Сукачева, стало известно, что в котловане обнаружены древние погребения. Когда Витковский прибыл на место, погребения уже были разрушены рабочими. Ему удалось собрать лишь шесть черепов и немного предметов. Кости рабочие выбросили в отвал.

По словам некоторых выходило, что погребенные находились в сидячем положении, лицом на восток, другие это отрицали. На одной из светлых глинистых стенок котлована виднелись темно-серые пятна разного размера. Витковский, знавший, что так выглядят очажные ямы, распорядился раскопать их. Это действительно были круглые, заполненные остатками древесного угля ямы, дно которых выстилала закопченная, обожженная галька. Угли шли вперемешку с фрагментами керамики и разложившихся костей, в одной из ям был найден кусочек бивня мамонта. При раскопках самого большого пятна, диаметром около полутора метров, обнаружили нетронутое погребение. Сразу бросалась в глаза неровность дна могилы - изогнутый позвоночник был значительно ниже черепа и ног. Правая, согнутая в локте рука лежала на груди так, что кисть ее находилась под головой слева, кисть левой руки лежала на локте правой. Общее положение погребенного - вниз по течению Ангары. Ноги согнуты в коленях почти под прямым углом. На черепе лежали две просверленные подвески из расщепленного клыка кабана.

Собранные находки ученый передал в музей отдела Географического общества. Витковский был для своего времени выдающимся археологом-самоучкой. Участник путешествий И.Д.Черского по Байкалу и Тунке, он сам совершил длительное путешествие по Ангаре. Открытие и раскопки в 1880-1881 годах могильника в устье Китоя, образцовая фиксация добытого материала принесли Витковскому заслуженную всероссийскую известность. Обработанные и опубликованные материалы Китойского могильника были в центре внимания участников V археологического съезда в Тифлисе, экспонировались на выставке в Париже.

О роли паровоза

В 1891 году в Иркутск из олекминской ссылки приехал Михаил Павлович Овчинников. Активный участник революционного движения был выслан в Якутию, там увлекся сбором этнографических и археологических материалов. С первых дней иркутской жизни Овчинников стал заниматься археологической разведкой в окрестностях города. Человек немолодой (в момент приезда в Иркутск ему было без малого 50 лет), имеющий семью, Михаил Петрович должен был постоянно где-нибудь служить, поэтому археологические экскурсии он проводил в выходные дни. Маршруты пролегали по берегам Ангары, Иркута и Ушаковки, многочисленным возвышенностям и карьерам. Когда пришло известие о прокладке Сибирской железнодорожной магистрали через Глазковское предместье, он понял, что подавляющее большинство памятников попадет в полосу магистрали и погибнет.

По плану работ Иркутск должен был стать конечным пунктом Сибирской и начальным пунктом Забайкальской железной дороги. Работы шли невиданными темпами: начатые весной 1887 года, они завершились через год, и в августе 1888 года Иркутск принимал первый поезд. Первоначально железнодорожный путь был одноколейным, лишь у вокзала сделали запасные пути. На станции не было еще многочисленных хозяйственных построек и товарного двора. Полоса отчуждения была невелика - под снос попала только Набережная улица. Еще от прежних домовладельцев было известно о постоянных находках в этих местах черепов и костей, часть из которых передавалась осторожными обывателями в полицию. Поэтому в массовых находках черепов и костей при строительстве железной дороги ничего удивительного не было.

По воспоминаниям Овчинникова, он пришел на строительство 17 мая 1897 года и на возводимой железнодорожной насыпи случайно нашел черепа без челюстей.

- Осмотрев черепа, я догадался, - пишет Михаил Павлович, - что они вырыты из косогора рабочими около Сукачевского детского приюта. Поднявшись в гору, я нашел еще один череп и массу костей, разбросанных по земле, совершенно побитых кайлами и лопатами.

На строительстве работали главным образом привлеченные относительно высокими заработками татары, черкесы, башкиры. Едва понимая по-русски, они, конечно же, не знали ценности находок. При раскопках выяснилось, что все найденное сваливалось в насыпь. Кости, черепа и нефритовые изделия умышленно разбивались, себе рабочие брали только кольца из белого нефрита.

Размеры разрушенных могильников были грандиозны. Если Витковский раскопал на Китое около двух десятков могил, то еще в мае 1897 года, в начале строительства, рабочие уничтожили только в районе приюта свыше 100 черепов. Овчинников считал, что кладбище шло по косогору возвышенности от рощи "Звездочка" до Иркута. Ширина полосы - 30-40 м. Центральные захоронения, наиболее массовые, были определены у дачи "Луна" и приюта Сукачева.

Захоронения у приюта Сукачева в большинстве своем относились к эпохе бронзы, а у дачи "Луна" к ним добавились многочисленные неолитические могилы. Могилы эпохи неолита были найдены и около Глазковской церкви. В дальнейшем, до 1917 года, район станции посещался им неоднократно, но без существенных результатов. Памятник уничтожен, и новых находок, по-видимому, не будет.

В саду для велосипедных прогулок

Никто не обратил внимания на случайную находку 1915 года. При постройке здания железнодорожной школы было разрушено погребение, часть инвентаря из которого передали в музей. Позднее оказалось, что это первый шаг к новому открытию - могильнику на Кайской горе, в саду для велосипедных прогулок, известному под названием "Циклодром".

Первые раскопки могильника на территории "Циклодрома" (нынешний стадион "Локомотив") провел в 1928 году сотрудник кафедры исторического факультета ИГУ Михаил Михайлович Герасимов. При рытье ямы под качели рабочие обнаружили погребение, окрашенное в красный цвет (это была минеральная краска кровавик, хорошо известная в древности). Наибольшее количество новой серии могил новокаменного века было обнаружено на месте строительства электрической подстанции в парке имени Парижской коммуны. Находки из погребений экспонировались в краеведческом музее. Тогда впервые был поставлен вопрос о музее.

Археологами зафиксирована 71 древняя могила, в них находилось 115 захоронений. Захоронения были одиночными, парными и коллективными. Умерших укладывали в овальные или прямоугольные ямы на глубину от 30 см до 2,5 м, глубина зависела от времени года. Длина ям - от полутора до двух метров. В основном тела погребенных расположены на спине, головой на северо-восток, обильно посыпаны охрой. Красная краска, видимо, символизировала кровь, источник жизни и средство воскрешения покойников. Умерших сородичи наделяли необходимым производственным инвентарем, частями животных, украшениями.

Возможно, многие вещи делались специально для захоронения, потому что они хорошего качества, не сломанные и не изношенные, как это можно видеть на стоянках. В могилах находили шлифованные нефритовые и сланцевые ножи и тесла, кремневые наконечники стрел и скребки, составные вкладышевые ножи и различные костяные острия, игольники из трубчатых костей с иглами и отжимниками для изготовления каменных орудий, роговые гарпуны и кирки и другие изделия из камня и кости, но больше всего было рыболовных крючков, в отдельных могилах - до 150 штук от 1 до 15 см. Были обнаружены и украшения - подвески из клыков кабана и кальцитовые кости для головного убора, подвески из клыков марала, клыки кабарги и резцы тарбагана. Найденные скульптурные изображения голов сохатых и рыб, вырезанные из кости и сланца, говорили о высокоразвитом искусстве древних ваятелей.

По могилам видно имущественное различие захороненных. Например, в одной могиле обнаружено около 200 предметов, которые лежали на дне ямы, а поверх них, вероятно гораздо позже, было положено тело мужчины. Предположительно, тело долго пролежало на поверхности, возможно, зашитое в шкуру, оно служило предметом почитания и поклонения соплеменников. Академик Окладников предполагал, что у древних людей существовало бытовое рабство, то есть после смерти хозяина убивали слугу или наложницу, чтобы было кому сопровождать покровителя в царство мертвых. Но это лишь предположение.

По радиоуглеродному анализу возраст погребальных комплексов 7500-7700 лет. Захороненные люди были азиатами особой байкальской расы, то есть имели более округлое, чем у современных монголоидов, лицо, более раскосые глаза. Средний возраст умерших 30 лет, рост 145-170 см. Это были физически очень сильные люди. Больше могил мужских и совсем мало детских. Логично предположить: умирает мало - значит, рождается мало. Быть может, кормя детей грудью до 3-4 лет, женщины за свою короткую жизнь рожали всего одного-двоих. Кстати, на этом предположении основана гипотеза о демографическом кризисе, благодаря чему древние люди в нашем регионе выродились вообще, так что какое-то время человека здесь не было. А впрочем, о тех смутных временах наука достоверно знает крайне немного, а фантазии - не ее удел.

Быть ли музею?

Сейчас на месте Глазковского некрополя раскопки не ведутся. Их закончили в 1998 году. Копать - значит разрушать, основное о могильнике уже известно. Остается ждать, когда будет построен музей. Но даже проект, которыйполностью удовлетворил бы ученых, пока не придуман.

Другая проблема - финансирование. По примерным расчетам Иркутскгражданпроекта, только на проектирование музея нужно около 20 миллионов рублей. Оно обычно составляет одну десятую часть от строительства. Выходит, на музей нужно не менее 200 миллионов!

Особенно досаждают древние находки парку Парижской коммуны, разбитому на старинных захоронениях. Судьба музея в парке на базе археологического памятника "Глазковский некрополь" по-прежнему остается неясной. Пока за прошедшие почти 120 лет с момента первых научных находок несколько поколений ученых и чиновников не придумали, что делать с древними кладбищами. В сентябре этого года в нашем государстве будут утверждены новые требования к объектам всемирного наследия. Появится возможность поставить Глазковский некрополь на очередь памятников в ЮНЕСКО, эксперты в 2008 году рассмотрят вопрос об иркутском памятнике, и (в лучшем случае) в 2009 году он войдет в перечень объектов мирового наследия.

Метки:
baikalpress_id:  33 241