"Заберу мамку и скажу: не пей!"

Три года назад в большом селе Оса появился центр реабилитации для несовершеннолетних детей. В этом одноэтажном доме, похожем на теремок из русской народной сказки, сейчас живут 29 ребятишек - мамам и папам они не нужны. Поэтому к взрослой жизни их приучают педагоги: учат сажать огород, собирать травы, ухаживать за коровой Волнушкой. Но самого главного дать, конечно, не могут. Вот и получается, что мечта у детей на всех одна: "Стану большим - заберу маму к себе в дом и скажу ей: не пей! И она не будет.."

Детский центр появился в Осе не случайно. В 1994 году Алла Матвеевна Максименко, председатель местного сельсовета, привела в детский сад троих ребятишек. Родители их запились в доску. Дома была тоска - холодные печки и пустые бутылки по углам. Через пару лет таких детей стало в разы больше, и всех нужно было спасать. Сельская администрация временно определила их в соседний Харай, потом в Бильчир. А в 2003 году скитальцы снова приехали в Осу. Центр открыли в одном из корпусов детского сада (оттого и похож он на теремок). До школы рукой подать. Здание было крепким, теплым, так что обошлось без капремонта. Его всего лишь перекроили. Передвинули стены - получилось три спальни. Вместо отдельной кухни прирастили столовую-пищеблок. Во дворе построили баньку, стайку для коровы, разбили маленький огородик под овощи. Получился дом с хозяйством для большой семьи, в которой 29 ребятишек.

Булки на деревьях не растут

Чем отличается Осинский центр от детских домов? Все просто. Из воспитанников здесь не делают иждивенцев. Для каждого всегда найдутся дела - корову накормить, стайку убрать, посуду помыть. Летом заготавливают травы, собирают ароматную лесную малину, веники вяжут. На огороде сорняки рвут. Осенью все вместе в Майск едут картошку копать: 40 соток - площадь нешуточная. Зато потом с большим удовольствием ее едят, а в бане идут в дело припасенные веники. Скоро хлопот по хозяйству прибавится: местные предприниматели привезут пять поросят, а там, глядишь, и лошадь.

- Дети у нас знают, что булки не на деревьях растут, - говорит директор Надежда Горбунова. - Труд ведь не только учит, но и лечит. Ну а начинается все с самообслуживания: за собой посуду убрать, помыться, постирать. Ничего этого ребятишки не знают. Видели бы вы, в чем они к нам приезжают. Эти лохмотья трудно назвать одеждой - заношенные, жирные. Ребята в центре разные - малыши и подростки, озорники, тихони, шутники. У каждого свои любимые фильмы, книги, у каждого своя история.

Правда, о своей прежней жизни они не хотят рассказывать. Слишком ее сценарий одинаково пресный: родители пили, не работали, дрались, заставляли попрошайничать, воровать. Переживают ребята по-разному. Коля и Оксана Кондрашовы постоянно ходят в гости к своим родителям - ну и пусть они вечно пьяные. Нина Подкорытова прячется под кровать, когда приходит ее мама. Сереже 10 лет, в детском доме он уже четыре года - мама лишена родительских прав. И все равно самые светлые воспоминания из маленькой жизни мальчика - дни рождения, которые устраивала мама. Маленький Вова Фархутдинов как-то раз увидел свою родительницу из окна: "Мама, мама!!!" Но женщине было не до сына - гоношила, где бы выпить. Многие маленькие человечки с теплотой рассказывают о маме, мечтают, что она заберет домой. Но что-то она не идет...

На семи сотках огорода вот-вот закипит работа. Нужно сделать навозную гряду, высадить помидорно-перцевую рассаду, посеять редис, морковку со свеклой, да и хозяйственный двор приготовить - поросят скоро привезут. У ребят есть график дежурства. Совсем маленькие цветы поливают. Постарше - баню топят, стирают. Четырнадцатилетняя Наташа Ершова ходит за коровой Волнушкой без всякого расписания.

Под ее шефством и собака Найда с двумя приемными щенками.

- Свои у нее не выжили, - говорит девочка, - она их в самый мороз родила. А по хозяйству я с детства все делаю. Мы жили в Прохоровке. Когда маму убили, отец от нас отказался. Мы остались с бабушкой и дедушкой. В школу я долго не ходила, все по дому делала. Сейчас с сестрой Дашей тут живем. Домой на зимние каникулы ездим. Теперь только к деду, бабушка недавно померла.

Что такое котлета?

После завтрака почти все ушли в школу, младшие занимаются своими малышовскими делами, старшие, которым пока некуда торопиться, читают. Любят про животных, да чтоб с большими картинками. Книжки берут в библиотеке - ее собрали местные жители. В центре есть свой фитобар. Травы, которые дети заготавливают летом, идут на лечебные чаи.

- Здесь шиповник, здесь - малина и боярка, - показывает мне большие банки фельдшер Зинаида Васильевна. - Сушим листья смородины, корень солодки идет в чай вместо сахара. Обязательно пою детей грудным сбором - десять дней, потом перерыв. И зимой простуда не привязывается. А вообще, здоровых ребят нет. У кого хронический гастрит, многие тубинфицированы. Приезжают и вовсе запущенные: вши, чесотка, фурункулез, стрептококк, ногти нестриженые. Раза три их моем, чистим, шоркаем в бане. Потом как новенькие.

В столовой мечут на стол. Сегодня в меню - молочная каша, клецки с мясом, рисовая запеканка, чай и хлеб с маслом. Завхоз Наталья Ильинична закупает продукты в местном магазине. В день на каждого ребенка приходится 78 рублей:

- Этих денег пока хватает. И фрукты берем, и соки. Повару нашему дети даже заказы делают. Очень любят суп с лапшой, пироги с капустой. Хоть лето и не настало, уже кричат: "Окрошку хотим!" А какие растегаи у нас вкусные получаются в духовке, м-м-м! Для многих такое питание в диковину. Они здесь первый раз в жизни котлету видят. А про щи и борщ спрашивают удивленно: "А что это?" И в отличие от домашних детей хлеб без напоминания берут - наголодались. Дома ведь у них никакого хозяйства не было. Родителям лишь бы день прожить, лишь бы выпить найти. Что я чувствую после дня, проведенного в гостях у осинских ребятишек? Что их глаза все равно выдают то, чего им не хватает. В них по складам можно читать: ма-ма. И что этот теремок дети обязательно будут вспоминать добрым словом. Это был их дом. Пусть на время.

Метки:
baikalpress_id:  34 099