Идет охота на волков, идет охота

Волчатник из Жигалово мечтает добыть двадцатого серого хищника

Полторы тонны мяса копытных и прочей дикой живности — таков годовой рацион взрослого волка. Цифра, отысканная в литературе об охоте, поразила Алексея Молчанова до глубины души. Это же 10—15 изюбрей или сохатых! Сам Молчанов уже раз шесть натыкался на волчьи давки — задранных лосей, изюбря и даже северного оленя. Поэтому засел за литературу, чтобы бороться с серыми стаями со знанием дела.

Я объявляю вам войну!

За 20 Алексей Леонидович уничтожил 19 волков. Мечтает добыть двадцатого:

— Тогда и смогу называть себя стопроцентным волчатником.

Родом Молчанов из Баргузинского района Бурятии. Места там тоже таежные, поэтому в 1982-м в Жигалово приехал не только новоиспеченный учитель физкультуры, но и человек, прекрасно владеюший ружьем. Выбор трофеев в жигаловских дебрях широкий. Молчанов избрал специализацией охоту на копытных. С нарезным оружием в те времена было строго. Алексей сдавал в местный зверопромхоз ягоды и грибы, взамен арендовал карабин. В те давние времена и пересеклись его охотничьи тропы с волчьими. Затраты сил и средств на любимое занятие у охотников огромные. И возвращаться домой без добычи по вине волков обидно до слез. Возмущенный нахальством хозяйничающих на его участке серых, Алексей Леонидович решил объявить им войну.

Волк не терпит запахов цивилизации

— Бороться необходимо, — вспоминает Молчанов, — но как? Профессиональный охотник Виктор Михайлович Боковиков подсказал, что нужно использовать яд, фтороцитрат бария, или капканы 5-го номера, 3—4-й номера волка не удержат. Я попробовал сначала капканом. Поймал одного волка — понравилось. Теперь разными способами довел счет до 19 голов. Получается вроде бы по одному в год. Но бывает ни одного, а года четыре добыл за сезон трех самцов. В нынешнем году по моему участку ходило всего два волка. Волчицу я добыл, а самец ушел. Я успокоился. Самый крупный самец без шкуры потянул у меня на 76 килограммов.

Однажды случай был такой — волк у меня ушел с капканом. К капкану всегда привязывают потоск. Это обрубок березы или лиственничная чурка. В тот раз чурку листвяка я привязал к капкану не тросиком, а стальной проволокой. Волк долго бился, проволока лопнула. Этого волка несколько раз видели другие охотники прямо на дороге. Позвонили мне, потому что волками в районе занимаются единицы: "Леша, похоже — твой волк бродит". Мы с другом приехали, выследили волчару. Но он не подпускал нас на карабинный выстрел. Хотя трое суток бродил голодный. А потом я вспомнил, что был у этого волка давок изюбря — старая шкура, кости остались. Мы решили хищника там покараулить. Первая ночь прошла впустую, вторая. А мне надо было ехать в Иркутск в командировку. Я говорю своему спутнику: "Бери мясо и яд, делай ему подкормку, он голодный, придет". Точно, съел — и околел тут же.

Капканы нынче дорогие, 500—600 рублей штука. Не каждому под силу выложить 10 тысяч за два десятка, как у меня. И я не рискую оставлять их в зимовье после сезона — уведут. Уношу домой.

 У волка очень тонкое обоняние. Мясо он чувствует сквозь снег толщиной два метра. Поэтому приходится хитрить. Волк не терпит запаха железа, особенно ржавого. У меня свой метод обмана хищника. Но секретов я из него не делаю. А то некоторые охотники пишут: у меня свой секрет охоты на волков. Какие секреты! Все давно придумано. После сезона храню капканы в деревянной бочке, обернутой изнутри целлофаном. Капканы обкладываю пихтой сверху и снизу и закрываю бочку крышкой. Осенью вскрываю, и меня обволакивает такой запах тайги! Не было еще такого, чтобы волк возле протравленного пихтой капкана остановился и насторожился.

Волки за версту обходят человеческие следы. Но охотно идут по лыжне или колее от "Бурана". Поэтому волчатники стараются размещать капканы и отраву у следа снегохода. У одного пня возле путика "Бурана" Молчанов умудрился поймать четырех волков.

Чиновники болеют за серых?

Методика ловли волков из поколения в поколение менялась. В Жигалово есть волчатники, применяющие стальные петли с тросиком. Их, конечно, в рюкзак поместится очень много.

— Бывалый волчатник Михаил Александрович Тельминов поражался: "Что ты, Леша, таскаешь эти капканы!" — рассказывает Молчанов. Но на участке Тельминова мары, то есть чащи. Там волк на тропе петлю не замечает. У меня же более открытые пространства, редколесье, и петлю сложно поставить.

Стрельбой я добывал волков только два раза. Один раз случайно — столкнулись лоб в лоб пять волков, я и изюбрь. То есть я шел за изюбрем, волки тоже его скрадывали. Я успел выстрелить из трехлинейки с оптикой. Стая шла как раз в тот распадок, где у меня стояли капканы. Шедший первым вожак угодил в капкан. Второго я пристрелил.

Но больше надежда на яд. Волк обычно начинает поедать поверженную жертву с живота, выедать внутренности. Даже когда желудок промоешь, остается специфический запах. Волк на него очень западает. Поэтому ампулу фтороцитрата бария закладывают в желудок, например, изюбря. Делается нечто вроде голубца, внутри которого ампула. "Голубец" припрятывается недалеко от волчьего следа. Он берет, а дальше все зависит от погоды. Если неделю нет снега — не проверяешь следы. А если снег, проверять надо чаще. Чтобы отравленный волк далеко не ушел.

Примерно год назад фтороцитрат бария запретили. Якобы, съев отравленного мяса, травится птица и яд распространяется дальше. По собственному примеру скажу: все это ерунда. Я как-то на зиму оставил в огороде шкуру и тушу отравленного волка (обычно шкуру сдаем в общество охотников и рыболовов, а тушу сжигаем). А по весне выпустил кур. Они поклевали тушу — и хоть бы хны. Вот стрихнином когда-то травили — это для живности верная смерть. А фтороцитрат надо вернуть в арсенал волчатников. Он куда надежнее капканов и намного дешевле.

Если воров прощать, они наглеют

Случаев нападения волков на людей в Жигалово не припомнят даже старики. Года четыре назад фермер из деревни Головновки, что в 30 километрах от райцентра, жаловался, что волки утащили у него несколько баранов. Но больше всех страдают от прожорливости волчьих стай, конечно же, охотники. Чаще волки нападают на самых слабых — самок изюбря, сохатого, губят потомство. И если серых воришек не уничтожать, они наглеют.

Стоимость волка нынче приличная — не прежние 700 рублей. Областное общество охотников и рыболовов положило за каждую шкуру 3000 рублей, еще 2000 доплачивает Жигаловский зверопромхоз. Это уже неплохое подспорье для охотника, к тому же, уничтожая волков, он оградит свой участок от непрошеных гостей.

Когда деньги за волков не платили, в местном отделении общества охотников и рыболовов года четыре лежала шкура молчановского трофея. Потом Алексей Леонидович забрал ее и сшил шапки и охотничьи рукавицы себе и сыну-студенту.

На другого хищника, рысь, Молчанов специально не охотится.

— Первую рысь я поймал в капкан, поставленный на волка. Она очень осторожна, но все равно ее поймать гораздо проще, чем волка. Очень уж любопытный зверь. Любую тряпку на веточку повесишь — она подойдет и понюхает.

Всего за охотничью карьеру Молчанов одолел восемь особей.

Метки:
baikalpress_id:  34 085
Загрузка...