Синдром опарыша

Над помойкой стелется едкий дымок от тлеющих мусорных баков. У закопченной стены, где сжигают пустые коробки торговцы из стоящих неподалеку киосков, расположилась небольшая компания бомжей — двое мужчин и две женщины. На жирной копоти крупно нацарапано: "С праздником, бомжихи!" Горит костер, на огне в алюминиевой кастрюльке булькает какое-то варево. Мужчины торжественно распечатывают очередной пузырек "Трои". Они смеются, на черных от грязи лицах сияет пьяное счастье.

Добровольно ушедшие

Глядя на пирующую компанию, никак не скажешь, что это бедные, брошенные всеми люди. Они не стары. Они не больны — чтобы вести такой образ жизни, нужно иметь недюжинное здоровье. Но они нигде не работают, им вполне хватает ежедневных "бутылочных" доходов и прибыли от украденных проводов и собранных пивных банок. На словах они проклинают свою жизнь, но к другой не стремятся и не хотят ее.

Многие из них когда-то имели квартиры, у них были семьи. Это осталось в памяти, этим можно в порыве пьяного откровения поделиться с собутыльниками. Но вернуться назад они уже не смогут. Никогда.

Такое состояние человека можно назвать синдромом опарыша. Если личинку мухи вынуть из кучи дерьма, она погибнет. Человек, опустившийся на дно и прижившийся там, уже не вернется к тому, что другие люди называют нормальной жизнью. Бывают, конечно, исключения, но они, увы, очень и очень редки.

Начало пути

Вирус "синдрома опарыша" живет во многих вполне благополучных людях и только ждет удобного момента, чтобы начать развиваться. Все начинается с неприметных мелочей. В кухонной раковине начинает задерживаться немытая посуда. Постоянно переполняется мусорное ведро, которое лень вынести. Привычка курить на улице перемещается сначала в подъезд или на балкон, затем — в квартиру. Уборка делается все реже и реже. Никто не чинит подтекающие краны, не смазывает дверные петли и замки. Расшатывается мебель. Ремонт откладывается, потому что в праздники нужно обязательно собрать гостей или сходить в гости, а в выходные сам Бог велел расслабиться. Отпуск проходит в тупом сидении за бутылочкой пива перед телевизором. Поездки на природу — только для того, чтобы выпить на свежем воздухе.

На лице появляются характерные морщинки, в голосе — хрипотца, в характере — раздражительность. В общении становятся нормой повышенные тона. Привыкание к этому наступает быстро. Если прежде после семейной ссоры супруги долго не могли уснуть, теперь засыпают спокойно даже после драки. Большие и красивые планы — найти выгодную работу, съездить в турпоездку за рубеж, выучить ребенка — подменяются желанием отдохнуть в ресторане или в теплой компании. Там особенно приятно поговорить о тех самых великих планах. И этого вполне достаточно для удовлетворения культурных и эстетических потребностей. Мечта уходит все дальше и дальше, становится недосягаемой до такой степени, что остается только махнуть рукой: а-а, все равно ничего не получится!

Имею полное право!

Больные "синдромом опарыша" внешне благополучны. Они рожают детей. И с рождения заражают их своей болезнью. Дети растут и взрослеют в деградирующей семье. Среди немытой посуды и тараканов. Питаясь остатками от частых празднеств. Понятие "еда" подменяется понятием "закуска": раз не планируется выпивка, родители о еде не думают. Уборка делается только для гостей, причем сводится к вытиранию пыли в заметных местах и драпировке многочисленных домашних свалок по углам... В глазах соседей семья продолжает считаться нормальной, раз в ней нет частых скандалов, а дети не засветились на учете в милиции: а кто не пьет?..

Возможно, мальчишка-подросток в такой семье будет обклеивать стены своей комнаты фотографиями самолетов и кораблей. Девочка будет сыпать в ржавую чугунную ванну лепестки с роз, которые принесла пьяная мать с корпоративной вечеринки по случаю 8 Марта... Но выросший в такой семье ребенок обречен. Его не раздражают домашняя грязь и беспорядок. Он вырос в таком мире и с рождения ничего другого не видел. Годам к шестнадцати он уже и сам не умеет радоваться без баночки пива и сигареты.

Когда он обзаводится собственной семьей, то становится таким же, как его родители. "Имею полное право! — будет он кричать с красными от похмелья глазами своей возмущенной супруге. — Не нужно меня переделывать под себя, принимай таким, какой я есть!" Он будет кричать, и не понимать, что это кричит не он сам, а его уже заматеревший "опарыш", требуя возврата к своей питательной среде, к своей куче дерьма...

Победоносная личинка

Я знавал одну семью, которая отказалась от выгодного пятилетнего контракта за рубежом только потому, что не на кого было оставить любимую кошку, а взять ее с собой не позволяли законы страны, куда их приглашали на работу. Прошло как раз пять лет с того времени. Кошка уже два года как сдохла. Семья распалась. Бывший ее глава потихоньку спивается. "Блин, такие шансы бывают раз в жизни. И что теперь? И где та кошка? Кому стало лучше?!" — поделился он своим горем. Из жизнерадостного, целеустремленного человека он превратился в постоянно жалующегося на свою жизнь пьянчужку. Его "опарыш" ликует.

Жена приятеля, отставного военного, пообещала ему на 23 Февраля приготовить праздничный завтрак. Но накануне вечером засиделась с подругами и утром болела с похмелья. Завтрак не получился, приятель в одиночестве выпил кружку кофе с бутербродом. Зато беленький червячок получил отличную подкормку.

Другой знакомый получил приглашение на собеседование: светило повышение по службе. Но перед этим он бурно отпраздновал день рождения дочери и на встречу пришел с больной головой. Потерял не только перспективную должность, но лишился и той, что имел. "Какая сволочь мой начальник!" — бушевал он. "Какой ты молодец!" — тоненько пищал "опарыш" внутри.

Зараженные вирусом "синдрома опарыша" люди легко вычисляемы. Это они катят перед собой детскую коляску, попыхивая сигареткой и запивая дым пивом. Это они матерятся на всю улицу, вечерами оккупируют скамейки во дворах, оставляя после себя кучи битого стекла и мусора. Они считают, что имеют полное право жить именно так. Нагадив другим людям, оскорбив их, они обижаются, когда не видят в ответ любви и обожания. Искренне возмущаются в ответ на правду о себе. Извиняться они не умеют, тем более — признавать свою неправоту. Они не желают переделывать себя и не позволяют делать это даже самым близким людям: "Имею полное право!"

...Трудно заметить момент, когда человек становится на путь к помойке. Но чем дольше по этому пути он идет, тем труднее дается каждый шаг в обратном направлении: "опарыш" растет и не пускает. В конце концов пьяного поздравления от друзей по мусорной куче и флакончика "Трои" становится вполне достаточно для полного счастья.

Метки:
baikalpress_id:  5 144
Загрузка...