"Опять остался жив"

Всю войну солдат-сибиряк вел дневник, завещая в случае гибели передать записи в Иркутск

Ценный исторический документ — фронтовой дневник своего деда Николая Самойловича Столяра — бережно хранит семья Афанасьевых из города Свирска. На первой страничке написано: "Эти записи, в случае моей гибели, прошу направить по адресу: г. Иркутск, ул. Бабушкина, 3, кв. 2, Столяр Марии Герасимовне. Разные люди по-разному пишут свои дневники. Одни пишут свои переживания на любовной почве, другие — на почве каких-либо неудач в жизни, или в случае особо проявленного героизма, а я решил записать наиболее характерные моменты моей военной жизни и все интересное, что увижу при совершении разнообразных рейсов и маршей".

Николай Самойлович выжил, вернулся с войны и многое рассказал своим детям, внукам. А через 50 с лишним лет его правнучка Людмила Никитченко написала сочинение на тему "Война вошла в каждый дом", в котором упомянула и прадеда, и других мужчин из родословной Афанасьевых, кто воевал. "Прадед был коммунистом, и его направили из военкомата города Иркутска начальником автоколонны, — пишет Людмила. — Перевозили различные грузы: боеприпасы, трофеи, медикаменты, зерно, автомашины, технику, мосты-понтоны и все необходимое для победы над фашистами. В дневнике все описано кратко и в то же время емко и очень грамотно: где проезжала автоколонна, какой город, страна, на каком языке разговаривают, народные обычаи, погода, природа.

"Буду жив — напишу дальше"

Много описано моментов, когда прадед мог погибнуть. Вот один из них: "Взорвался один вагон с минами. Погибло 50 военных, около 100 раненых и много гражданских пострадало. Если мы 25 мая в срок приехали бы, то попал бы в эту заваруху. Вот так судьба играет человеком. Опять остался жив..."

Тысячи километров исколесил в годы войны Николай Самойлович. Кроме дневника у его родных сохранился также фотоальбом, в котором есть список стран и городов, где он побывал со своей автоколонной: Восточная Пруссия и Германия, Польша и Чехословакия. А вот записи из дневника, сделанные накануне Победы: "...Сегодня в ночь, к рассвету, мы должны доставить боеприпасы передовикам фронта. Я выполню, надеюсь на свою колонну. До свидания. Буду жив, напишу дальше. (...) Частичная заслуга моей колонны есть во взятии города Эльса, ведь мы же возили боеприпасы, про нас все забывают. Всех награждают, а мы сидим с голыми гимнастерками. Если бы убили в эту операцию, был бы, наверное, герой.

(...) 7 мая 1945 года. За перевозку артиллерийского полка через минное поле представили меня к ордену Красной Звезды. Когда получу, не знаю, но приятно — значит, и мои труды оценили. Бои идут жуткие, я не знаю, почему я такой безразличный стал: мины звенят, пули свистят, артиллерия, как джаз хороший, дует, а мы с Макаровым стоим на передовой у окопов и разговариваем с бойцами. Никому умирать неохота. Ведь конец войны скоро, вот-вот, ждем на днях, наверное, еще пять-шесть дней, может, десять, ну самое большее полмесяца, и вдруг убьют — как жаль. Хочется посмотреть, чем закончится война, как позорно немцы капитулируют, а потом вернуться домой к семье, растить своих дочерей.

(...) 9 Мая 1945 года. Да здравствует Победа! Немцы капитулировали, сегодня праздник! Я плохой стратег, рассчитывал через полмесяца, а она кончилась сегодня. Из-за плохого настроения ничего не разобрался, что в тот день уже они были на самом краю гибели, стояли на последней ступени лестницы в эту пропасть..."

"Ничего, кроме вшей и чесотки, не видели"

Для Николая Самойловича Столяра война закончилась только через год после Великой Победы, надо было передать всю технику, трофеи, машины. Но не пришлось ему встретиться со своей женой — умерла Мария Герасимовна 16 января 1946 года от тяжелой болезни, так и не дождавшись мужа, оставив двух малолетних дочек — Люду и Нину.

Это лихолетье старшая, Людмила Николаевна Афанасьева, без слез вспоминать не может:

— Как мы с Нинкой пережили-то все это! Ничего, кроме вшей и чесотки, не видали. Не стало мамы, и мы остались сиротами, жили то у соседей, то у знакомых, кормились как могли. Маленьким детям трудно понять, почему у других мама есть, а у нас нет. А помню еще, натрет мама овса, наведет из него тесто на воде, напечет лепешек на печке, то и ели. А они колючие были, эти овсяные лепешки! Вернулся отец домой, а мамы-то и нет и мы одни...

Метки:
baikalpress_id:  48 911