Разоружить ОВД Баяндая, похоронить Слюдянку

Окончание. Начало в №16

Команда — ЦАС!

Теперь банда вооружилась до зубов. Можно было переходить к претворению главной цели и мечты Стаховцева — сказочному обогащению.

За этим дело не стало. Хотя и месяцем раньше, без ведома Ивана Ивановича, "лейтенант" и Решительный хотели вечером снять кассу в продовольственном магазине в Иркутске. Но... на двери служебного входа висел замок.

Напомню: почти все члены банды в той или иной степени были наркоманами. От одного из них в апреле 89-го и поступила идея нападения на аптечные склады в Ново-Ленино, где можно было взять большую партию наркосодержащих лекарств. Это нынче доза наркоты (по крайней мере слабых наркотиков) стоит чуть не как кулек семечек. А тогда за "колеса" на черном рынке отваливали ого-го!

Иван Иванович идею одобрил, детально обмозговал и родил такую задумку: повреждение сигнализации, нейтрализация сторожа, экспроприация, а затем поджог хранилища наркотиков. После этого события приобрели поразительную динамику и одновременно замысловатость.

В том же месяце как-то вечером члены банды покрутились на "Жигулях" вокруг складов — прикидывали, как сподручнее провернуть план Дона. В начале мая Стаховцев и Дядченко даже пробрались на склады, и Дон показал, какой именно следует брать. Следующий этап — изучение маршрута и графика передвижения по территории объекта сторожей. Это взяли на себя "лейтенант" и Решительный.

Чтобы попасть в складское здание, нужна была лестница. Ее украли в Ново-Ленино, привезли во двор ЦАС, где надежно спрятали. Во второй половине мая три вооруженных бандита во главе с Дьяченко пробрались во двор намеченного к налету объекта. Один остался караулить, "лейтенант" и Решительный пробрались в здание и в складе антибиотиков до утра изучали обстановку.

Дальше нужно было вывести из равновесия милицию. Ей в начале третьей декады мая устроили варфоломеевскую ночь на улице Розы Люксембург. Сначала Дядченко перерубил телефонный кабель, ведущий к отделу милиции в Ново-Ленино. Следом камнями разбили витрины в трех магазинах и ударили палкой в окно кафе — проверить работу сигнализации и из машины в засаде понаблюдать за оперативностью милицейских экипажей. Затем наступила очередь окон еще двух общественных зданий. Примчался милицейский экипаж, бандиты нажали на газ. Проверка состоялась.

Накануне нападения "лейтенант" и Решительный перепилили телефонные кабели, запитывавшие ряд предприятий, в том числе и ЦАС. Из-за этого склады не были взяты под охрану центрального пульта. Теперь для ограбления имелись все условия. Назавтра почти в полночь три бандита прокрались во двор складов. Вытащили из укромного местечка лестницу. "Лейтенант" и Решительный полезли наверх, третий с обрезом остался караулить. Два бандита уже выстеклили??? окно, вытащили гвозди из петель двери, которая вела в нужное помещение. Но внизу послышались голоса, "лейтенант" и Решительный вернули на место стекло и гвозди и сбежали.

На следующую ночь операция прервалась из-за оплошности Дядченко: он пытался нейтрализовать сигнализацию, все запищало и заморгало. Опять пришлось бежать. Еще через двое суток налет наконец удался. Бандиты избили и связали сторожа, взломали двери в хранилище антибиотиков, набили наркотиками рюкзаки, после чего, как и уговаривались, подожгли помещение.

Добычу привезли в квартиру одного из членов банды и разделили: часть осталась в распоряжении "солдат" на продажу и для "внутреннего употребления", часть Дядченко забрал для передачи Ивану Ивановичу.

Знание о нападении на ЦАС стоило жизни наркоману из Ангарска, приятелю членов банды и участнику некоторых ее акций. Подозревая, что он донесет в милицию об ограблении складов (тем более что оперативники уже расспрашивали, что ему известно об этом преступлении), бедолагу заманили в тот самый лес под Ново-Ленино, в городке гражданской обороны пристрелили, а тело сбросили в колодец.

Под колпаком

...Читатель, наверное, уже отметил, как часто в этой истории повторяется лес под Ново-Ленино. Страшный лес. Как мы знаем, там банда спрятала два трупа. Туда же, в знакомые обоим тайники, когда милиция села им на хвост, Стаховцев и Дядченко схоронили свою долю наркотиков и оружие. Когда прятали, по словам Дядченко, он спиной чувствовал на себе недобрый взгляд "папы": "Я думал, он меня тут же и пристрелит".

Для Стаховцева это был выход. Ведь никто, кроме Дядченко, в банде его не знал. Единственный выстрел — и ниточка оборвалась, и всему лежащему в схронах хозяин один.

...После нападения на телерадиокомитет открылась охота на банду. В середине июня фактически вышли на ее след. По почерку определили, что в числе бандитов (или даже ее руководитель) — сотрудник милиции, скорее всего вневедомственной охраны. Но главарь по-прежнему оставался в тени. Тогда же была получена оперативная информация о готовящемся бандой нападении на областную стоматологическую поликлинику по улице Карла Маркса, где якобы хранилось около килограмма драгоценных металлов, используемых при зубопротезировании (сведения были неверными).

...Драгоценные металлы в Иркутской области распространены довольно широко, и это совсем не то, о чем мы привыкли думать, не ювелирные изделия. Платина, палладий, серебро, в некоторых случаях золото используются в технических, химических процессах. Мы говорим о них чуть ли не с придыханием. Между тем и с драгметаллами происходят анекдотичные случаи. Так, в 70-х годах прошлого века управление БХСС УВД Иркутской области было изумлено. Нашли, образно говоря, клад. В Ангарске в зэковской среде стали распространяться перстеньки из платины. Металл этот дороже золота. Когда веревочку раскрутили, оказалось, что один из листов платины весом более 100 килограммов каким-то образом оказался неучтенкой. В зоне химического производства, где работали зэки. Лежал и лежал себе. Числился, что завезен. Но на каком-то этапе сменилось начальство, и про него забыли. А один предприимчивый зэк в кустарных условиях наладил ювелирное производство. Когда его схватили за шиворот, поднялся большой шум. Дело дошло до обкома: как так — центнер платины в руках у заключенных!

Но вернемся к нашей истории. При проверке поликлиники было установлено, что сигнализация окон и дверей не работает, а в одной из решеток окна, выходящего во двор, кем-то выдернуты штыри, крепящие решетку к стене. Это дало основания предполагать, что преступниками действительно подготовлен "объект". Оперативники устроили в поликлинике засаду. Ночью они поджидали воров, а днем работали по "подвигам" банды Ивана Ивановича. Через десяток суток выдохлись. И вынуждены были привлечь к ночным засадам омоновцев и сотрудников УВО. В том числе майора Стаховцева. Это было роковое назначение. В одну из июньских ночей, когда Стаховцев тоже сидел в засаде, в поликлинике чудесным образом сработала сигнализация. К зданию налетели экипажи вневедомственной охраны. Продолжать засаду стало бессмысленно.

Слюдянку спасли аресты

Самым масштабным и самым чудовищным проектом Стаховцева было ограбление отделения Госбанка в Слюдянке. Масштабным, потому что взять в банке предполагалось 11 миллионов рублей. Чудовищным — потому что в итоге погибли бы все 20 тысяч жителей города. Плюс, скорее всего, Андрей Дядченко. Потому что в этой итоговой акции они с "папой" должны были участвовать вдвоем.

Замысел был такой: якобы приехав в банк для ночной проверки, Стаховцев через дверь называет пароль. Если откроют, охранник получает заряд пуль. Налетчики берут с полок мешки с миллионами (тогда в банке не хватало сейфов), и "папа" с "сыном" по кольцевой дороге летят к местному рудоуправлению. Там опять называют пароль, убивают охранника. Дядченко поджигает бикфордов шнур, и сотни тонн взрывчатки взлетают в воздух. Мощные горные пласты сползают вниз и спихивают Слюдянку в пучину Байкала. Власти считают случившееся стихийным бедствием, и ограбление не расследуется.

...Но продолжим реконструкцию злодейских планов. Пока шнур горит, Дон и "лейтенант" во всю прыть мчатся к Мотам, где у Стаховцева была любовница и где пара заговорщиков в лесу заранее вырыла огромную яму для денег. Скинуть мешки, замаскировать яму — это уже пара пустяков. Людоедским планам помешали аресты. В первой декаде июля взяли всех, кроме Стаховцева. Дядченко поначалу не хотел называть его. Но, когда Андрей решил выдать наркотики и тайники оказались пусты, он крепко задумался. Задумалось и следствие: на свободе кто-то еще.

В это время супруга Андрея нашла в квартире свекрови ТТ — тот самый, с налета на телерадиокомитет. "Если что, обращайтесь к Петру Ефимовичу", — советовал, пока был на свободе, Андрей. Так и поступили. Стаховцев разнервничался — включил на всю громкость радио, поминутно выглядывал в коридор. Нервозности добавляла и слежка за ним, которую он, как бывший оперативник, он вычислил несколько дней назад, и шумные беседы коллег об аресте Дядченко и подвигах банды. Стаховцев посоветовал срочно избавиться от пистолета — чтобы де не повредить Андрею. Женщины утопили оружие в Ангаре.

После неудачного похода к тайникам Дядченко пожелал встретиться с матерью. И на свидании, не называя истинного имени своего шефа, пояснил: пусть все вернет на место. Почти в полночь мама Андрея позвонила Стаховцеву, умоляла спасти сына. Майор сделал вид, что не понял, о чем речь. А сам в ночь уехал поездом в Москву. В приемной КГБ СССР передал письмо на имя Михаила Горбачева, где опять талдычил о засевшей в Иркутске мафии. Московские чекисты успокоили "борца с оргпреступностью" и попросили с легкой душой возвращаться в Иркутск и идти прямо в управление КГБ. Там его и взяли.

Иван Иванович постоянно менял показания. Или отказывался их давать — так он поступил, когда при обыске у него дома нашли конвалюту (упаковку в 10 таблеток) промедола, номер которой значился в списке похищенного с ЦАС. В следственном изоляторе подговаривал "солдат" все валить на Дядченко. А самого Дядченко называл приставленным к нему агентом мафии. Потом была получена оперативная информация, что он готовит побег, и Стаховцева перевели в Тайшет.

Возможно, Дон заранее готовился в случае чего пойти ва-банк. Потому что в тайнике, который он согласился наконец выдать ("Подсмотрел, как прячет мафиози Дядченко, вот и перенес сюда, от греха подальше"), сверху лежали заряженные револьверы и ТТ. Если бы Стаховцеву разрешили первому открыть тайник, он с его виртуозной стрельбой запросто мог бы уложить всю группу и уйти.

...19 апреля 1991 года Иркутский областной суд приговорил Петра Стаховцева и Андрея Дядченко к смертной казни. Но Россия рвалась в Совет Европы, и 4 марта 1994 года Указом N 453 президент Ельцин в порядке проявления гуманизма заменил обоим меру наказания на пожизненное лишение свободы. Стаховцев и Дядченко содержатся вместе. И видимо, майор опять стал "папой". Дядченко заявляет, что он оговорил Стаховцева. Мол, на самом деле не 40-летний потрепанный жизнью майор с широкими служебными возможностями командовал бандой, а он, 23-летний парень без жизненного опыта. Дядченко обратился к депутатам, и депутат Иванова, баллотировавшаяся в Госдуму от Петербурга, направила в прокуратуру Иркутской области запрос с просьбой проверить заявление Дядченко.

Однако следователи, которые вели это громкое дело, перепроверяли каждую детальку, каждое слово подследственных, чтобы у тех не было и малейшего повода заикнуться о самооговоре. Посему дело без особых проблем преодолело суд, невзирая на большое противодействие бандитов, которые, кроме Дядченко, стали менять показания.

Загрузка...