В народном сериале снимался клоун из Усолья

Артист московского цирка Сергей Просвирнин известен во всем мире, но прописан в родном городе

В 2004 году на телеэкраны страны вышел сериал "Подари мне жизнь". Добрая кинолента с трогательным сюжетом о спасении мальчика, больного раком, не оставила равнодушным никого. Создали фильм известные режиссеры Валерий Усков и Владимир Краснопольский. Небольшую, но значительную роль исполнил в сериале наш земляк, артист Московского цирка на проспекте Вернадского, призер фестиваля в Монте-Карло, музыкальный клоун Сергей Просвирнин. В фильме он сыграл самого себя.
Ученик Никулина Сергей Просвирнин родился и вырос в Усолье, до сих пор здесь прописан. В сибирском городке живут его родители. Родину артист не забывает: приезжает с семьей почти каждое лето — родных и старых друзей повидать да на Байкале порыбачить. "Копейка" побывала в гостях у мамы московского клоуна — Галины Ивановны Просвирниной.

"За вашего мальчика Никулин"

— Мы хотели, чтобы Сережа был музыкантом, — рассказывает Галина Ивановна. — Папа, баянист, сам учил его всему. У Сережи слух близок к абсолютному. В шесть лет он уже играл серьезные вещи на баяне, хотя за этот инструмент детей сажают лет с десяти. Сережа должен был в день по 2—3 часа заниматься. Он сидел учил и видел, как ребята играют в хоккей, и готов был быть даже "завлампочкой", лишь бы только его отпустили погонять мяч. Отец увидел, что ему внапругу, и сказал: "Не хочешь — не занимайся". А Сереже это только и было нужно. Он отставил баян и рванул на улицу.

А потом вдруг пошел клоуном в наш народный цирковой коллектив. Мы с отцом даже ничего не знали. Участвовал во всяких репризках, публика его принимала. Так и надумал поступать в Московское цирковое училище.

Летом 1975 года, окончив восьмилетку, Сергей отправился из Усолья в столицу. В родном городе мало кто верил в затею: Московское эстрадно-цирковое училище было единственным на весь Советский Союз.

— Отец и тот говорил: "Промнетесь да обратно вернетесь", — рассказывает Галина Ивановна. — Когда мы туда приехали, нам сказали, что Сережа не поступит: мы с периферии, нас никто не знает. На первом туре было 400 человек на место. В комиссии человек двадцать: сам Никулин, Борис Сичкин (Буба Касторский), представители Госцирка. На экзамен заходили сразу по 15—20 человек и показывали кто что умеет — на тебя же смотрят. Сережа, подстриженный как запорожец, вошел с губной гармошкой. Вот он на ней начал: "Катится, катится голубой вагон". Что-то станцевал, басню запорол — но, видимо, приглянулся. Только все вышли — через десять минут секретарь объявляет результаты: мы проходим первый тур. А там милиции, полиции!.. Я увидела всех народных артистов, кто толкал своих детей, — Ролан Быков, московский импресарио Смольный. Дети знаменитостей, знаете, все такие из себя — в общем, мы не надеялись.

И вдруг слышу — говорят о каком-то мальчике, чувствую, что о Сереже. Мы проходим второй тур. А на третий вообще осталось совсем мало народу. И у меня уже все спрашивают про Сережу. А ему вдруг стало плохо. Он говорит: "Мама, я больше не хочу, я устал". И мы уже хотели было уехать, но к нам подходит импресарио Смольный и говорит: "Сегодня вели о вашем сыне речь... решают. Потому что он с восемью классами (а в тот год на эстрадно-цирковое брали только после десятого), если берут, то куда? Но вы не сдавайтесь. Мальчик очень талантливый, и за него Никулин". Когда объявили, что Сережа прошел третий тур, я как стояла у дверей — так и не помню как очнулась, даже скорую вызывали. На Сережино отделение тогда взяли всего 14 человек из 4 тысяч. Никулин подарил ему книгу, где так и подписал: "Сережа, я верю в твое будущее".

Масло в Усолье хуже, чем маргарин в Москве

Сергею не было и 15 лет, когда он остался один в Москве. Жил в общежитии с ребятами, которые вернулись после армии.

— Как он у меня не сломался? — удивляется Галина Ивановна. — Я просыпалась и со страхом вспоминала, где оставила сына, такого маленького. Но я часто летела в Москву в командировки. Как приеду, в комнате целый ворох посуды издательства "Правда". Оно с цирковым общежитием рядом, и все ребята подрабатывали там в столовой — мыли посуду. Их подкармливали — наложат каши, того-сего, отсюда горы посуды.

У Сережи была проблема —- нечистая кожа на спине. А на занятиях, особенно по ФК, артисты должны были ходить оголенными по пояс. У него все нарывало, лопалось. Медицина его обязательно отчислила бы, если б не талант. Сереже разрешили ходить в футболках. Мы шили ему по 20 маек. Отсылали деньги, чтобы он отдавал их в стирку.

Первые письма его начинались так: "Здравствуйте, мои дорогие, мама, папа, баба и Ингур (это собака)!" И дальше — на пяти страницах. Через полгода Сережа уже начинал: "Здравствуйте, мои мама, папа, баба!" А еще через полтора года писал просто: "Здравствуйте, все!" Помню, в каждом письме Сережа удивлялся, какие мы дураки, что покупаем масло по 72 копейки: "Я беру здесь две пачки маргарина по 36, у нас в Усолье масло еще хуже".

Когда учился, было все. Со стипендии снимали за пропуски — пошел разгружать что-то, хотел иметь свои деньжата. Однажды — ужас! — попал в КГБ. 77—78-й годы: молодежь стала выходить на площади. Раздавали листовки. Сережа взял, чтобы привезти ее нам, а люди из КГБ прошерстили всю общагу и нашли. Некоторых студентов поисключали, но Сережу оставили.

С 3-го курса сына стали забирать в шоу. Свои первые заработки он начинал с Маликовым и Пресняковым-старшими. Дима с Володей, младшие, еще под стол бегали, а Сережа уже работал с их родителями в Ялте в ресторанах. Танцевал степ, делал номера клоунские. Класс чечетки у Сергея вел знаменитый Борис Быстров — это о нем сняли фильм "Зимний вечер в Гаграх". Выпускался у Рудина ("Кабачок "13 стульев") и у знаменитого режиссера Каштеляна.

Когда Дима Маликов ходил под стол...

Закончив ГУЦЭИ, Сергей в составе трио клоунов стал ездить по городам. Как-то во время гастролей в никулинском цирке Плинер, худрук коллектива, увидел Сергея. "Вам надо делать номер", — сказал он и забрал его на репетиционный, готовить программу. Сергей нашел себе партнера — Владимира Старикова. Оба — музыкальные клоуны-эксцентрики. Цирк сшил костюмы, и через год Сергей вышел на манеж у Никулина, вместе с Карандашом. Когда артист решил перейти в новый цирк на проспекте Вернадского, Никулин его понял.

— За свою жизнь Сергею не стыдно, — говорит Галина Ивановна. — Одним из первых он стал лауреатом премии правительства Москвы, получал медаль вместе с Ириной Архиповой, вручал ее мэр Лужков. Сергей — призер знаменитого фестиваля в Монте-Карло. Он тогда был ужасно расстроен, говорил: "Уж третья-то премия у меня наверняка была бы". Багаж пришел с опозданием, накануне выступления, — и он без единой репетиции вышел на манеж, а там уже все заставили клетками. Хотя номер у Сергея уникальный. В цирке только звери могут выступать 20 минут, а у Просвирнина и Старикова номер длился целых двенадцать. Я однажды была в Москве, попала на представление. Целый сектор занимали американцы. Это было что-то ужасное: они выбегали к Сергею толпами на манеж, не давали ему работать.

Сергей объехал весь мир. Цирк продает его по контракту.

— Он в Испании работал полгода, свободно говорит по-английски, все газеты читает на иностранном. Франция — его родной дом, он знает каждый закоулок. Швейцария, Германия, Греция, Египет, Марокко — это у него пройденный этап. Алжир, Центральная и Северная Америка, в Канаде он был на гастролях, в Англии, Шотландии работал. В Бахрейне был, в Саудовской Аравии тоже. Выступает он в основном в шапито, в казино. Недавно вернулся из Лас-Вегаса.

В Японии выступал в большом цирке. Но поначалу хотел оттуда уехать, не мог. Рассказывал, что наш юмор японцы не воспринимают, они приходят, едят, очень далеко от сцены садятся. И если везде с клоуном сфотографироваться счастье — то там нет.

Когда долгосрочные гастроли, на них можно очень хорошо заработать, а когда нет — приходится с собой и консервы брать (хотя таможка запрещает), продукты питания, — там все это очень дорого. Но надолго цирк Сергея не отпускает.

Случается разное. Однажды артисты собрались в Арабские Эмираты, багаж отправили раньше, а в это время началась война в Персидском заливе. Имущество разграбили. Сергей полгода сидел безработный. В багаже был весь реквизит — дорогой, за 3 тысячи долларов, саксофон, вся обувь, большая партия носиков, которые он продает после представлений. Свою страховку цирк выплатил, остальные деньги Бахрейн так и не вернул.

Съемки: кричат, ругают, заставляют переделывать

— Артисты цирка себе не принадлежат. Днем по часам расписаны тренировки, репетиции, каждый вечер — представление. Их дети с ними так и ползают. Недавно шел хороший фильм про детей цирковых артистов. Внука нашего показали: как он плачет на растяжке, как ему больно. Все это прошла и внучка Лиля, она сейчас ГИТИС заканчивает, учится на 4-м курсе, режиссер цирков. Лиля выступала на манеже. Внук иногда тоже выбегает на арену. Жена Сергея работает в его номере ассистентом.

Кстати, в сериале "Подари мне жизнь" Просвирнины тоже снимались почти всей семьей. Сын клоуна, которого, как и отца, зовут Сергей, лежал на одной койке рядом с больным главным героем. Лиля приняла участие в эпизоде около загса.

— В сериале было работать очень интересно. Сергей звонил в восторге. Он и раньше снимался, в мелочевке, — в "Кабачке "13 стульев" играл музыканта, небольшая роль у него была в фильме "Возвращение броненосца Потемкина" с Игорем Квашой. Интересная картина, но прошла по телевизору незаметно. Правда, после нее столько звонков было! На ТВ Сергей несколько раз появлялся.

В сериале он играл самого себя. Его увидели в цирке и сказали: вот кто нам нужен. Он согласился. Снимался в своих сериях месяца два с половиной — от темна до темна. Про режиссеров рассказывал: удивительные люди — кричат, ругают, переделывать заставляют, в кино ведь фальшивить нельзя. Вся эта кухня Сереже знакома, потому что он среди артистов вращается. Его лучший друг — Борис Химичев, последний муж Татьяны Дорониной. Сергей бывал в их доме не раз. Он видел эти тусовки и знает, как грим плывет, и когда по сто раз сцену переснимают, и как некоторые артисты могут себе позволить лишнее и приходится съемку отменять. На съемках сериала Сергей подружился с Виктором Раковым, сейчас они часто перезваниваются.

Клоун ХХ века рыбачит на Байкале

Сергей никогда не скрывал, что родился в Усолье. Домой едет всегда с трепетом, но приезжает — и город не узнает. Раньше тот был весь в зелени — сейчас какая-то грязь, улицы, дома стали обшарпанные, на это он не может смотреть. Семья сразу уезжает на Байкал — артист очень любит рыбалку. Никогда не едет на родину без подарков. Везет родителям самое главное — целый чемодан фотографий, буклетов, где он выступал, иностранную прессу, где о нем пишут, сувениры. Отцу привозит красивые майки, бейсболки.

— С отцом не спят, разговаривают всю ночь. Потом собираются его друзья, — говорит Галина Ивановна. — Сережа остался самим собой. Ему неважно — фрак на тебе или нет???, лишь бы хорошо было в общении. Собираются в основном музыканты, идет огромный поток информации. Сережа — друг старых "Песняров". У него столько с ними фото, он ездил на похороны Мулявина. Для него музыка — это жизнь, он любит джаз, переписывается со многими знаменитостями. Играет почти на всех инструментах, но его основные — саксофон, кларнет и ударные.

Поживет Сергей дома недельку и рвется обратно. Правда, заслуженному артисту России, имя которого есть в нескольких энциклопедиях, жить в Москве негде. У клоуна есть участок в Звенигороде, где он уже много лет строит дом из обычного вагончика. Участок этот, кстати, продавали по дешевке, за 6 тысяч долларов, но у Сергея их просто не было — пришлось в долги влезать. Неприбыльно нынче в цирке работать.

— Все это время Сережа жил в цирковых гостиницах. Квартиру в Москве можно получить, если только фамилия великая, — говорит Галина Ивановна. — Все хочу написать Тимуру Кизякову, чтобы приехал посмотреть, как живет человек, который имеет столько наград, а то он все показывает такие хоромы! Кобзон обещал Сергею помочь, но заболел. Так все и оборвалось.

Совсем недавно в Англии вышла энциклопедия "Клоуны ХХ века". Ее передали Сергею через посольство. Для артиста стало полной неожиданностью то, что в числе трех русских клоунов он нашел там свое имя. Рядом с Карандашом и Олегом Поповым.

Загрузка...