Кенгурятина нам не нужна

После объединения в селах Приангарья появятся инвестиционные проекты, направленные на развитие экономики

В старину бурятские мастера владели секретами изготовления луков и считались первыми специалистами в этом тонком деле. Дальнобойность оружия зависела от двух вещей: от упругости дерева (как правило, березы) и от тетивы. Лучшей считалась тетива, срезанная с живота тощей коровы. Если бы старинное ремесло внезапно возродилось, то недостатка в хорошей тетиве не было бы — животноводство ныне тощее. Это всероссийский порок. Все мясокомбинаты работают более чем наполовину на привозном сырье. География велика: Уругвай, Бразилия, Аргентина...

С одной стороны, мы субсидируем иностранных фермеров, с другой — зависим от многих случайностей. Европа заподозрила коровье бешенство — и шлагбаум закрылся, президент Аргентины возмутился высокими ценами на мясо внутри страны — и запретил экспорт... Если Австралия не согласится подкинуть нам кенгурятины, рискуем остаться без мяса. Все мясокомбинаты области тоже привязаны к импорту: Китай, Монголия... Достаточно малейшего подозрения на ящур или сибирскую язву — и все нынешнее колбасное изобилие мигом исчезнет с прилавков. Именно угроза потери безопасности страны на продовольственном фронте и вынудила объявить национальным приоритетом подъем животноводства. Прежде чем браться за реализацию этой государственной задачи, необходимо выстроить ясный и четкий план действий: куда и на что направить деньги. А как его можно выстроить, когда в Приангарье действуют две руки — областная и окружная. Это только корову удобнее доить двумя руками, а планы, как правило, пишутся одной. Тогда и выходит толк, иначе — сумбур. Окружной бюджет с каждым годом сокращает финансирование сельского хозяйства, в этом году выделено всего лишь 80 миллионов рублей. Областной, напротив, увеличивает помощь селу из года в год: нынче на его развитие направлено более 700 миллионов. Казалось бы, эта щедрость должна подхлестнуть сельскохозяйственную статистику. Но вопреки ожиданиям производство продукции не растет. В чем дело? Почему два разных подхода приводят к одному и тому же результату?

По мнению председателя Законодательного собрания Виктора Круглова, деньги сегодня не концентрируются на нужных направлениях, а размазываются по хозяйствам:

— Бывая в Заларинском районе, своем избирательном округе, вижу, что село превратилось в иждивенца: дайте то, дайте это, а лучше дайте деньги, мы лучше ими распорядимся. Ладно, даем. Вмиг они у них куда-то разлетелись — и никакой отдачи. Можно до бесконечности давать, и ничего не изменится. Потому что крестьянин крайний в цепочке "производитель — переработчик" и всегда будет в обиде.

Чтобы покончить с этими обидами, считает Круглов, надо интегрировать крестьянина в промышленное производство. Должен работать мясной комплекс. Хозяйства, объединенные вокруг мясокомбината, заготавливают корма, выращивают скот и передают его прямо в цеха своего комбината. У них не должна болеть голова за сбыт, цены, транспортные расходы... Они получают свою долю прибавочной стоимости от реализации конечного продукта, как полноправные участники всей "колбасной" цепочки. И перестают быть крайними, у которых конечный производитель скупает продукцию по дешевке, тем самым обрубая отечественный сук, на котором сидит.

— Мы же видим, что будущее АПК за промышленными комплексами, — говорит Виктор Круглов. — Значит, и надо именно в них вкладывать деньги. Какая задача областной власти? Создать наиболее привлекательные инвестиционные проекты — так сказать, выработать стратегию главного удара — и открыть их исполнителям бюджетный кредит. Тогда мы будем уверены, что деньги не будут потеряны, что через два-три года они вернутся назад с ощутимым прибытком. Само собой понятно, что выработка такой стратегии требует двух условий: единого центра планирования и единого центра финансирования. Округу в силу скудости его бюджета просто не осилить значительные проекты, а бюджету области нет никакого интереса вкладывать миллионы в развитие чужой территории. Это с одной стороны. С другой — "вырезав" с карты области территорию Усть-Ордынского Бурятского автономного округа, мы лишаемся лучших пахотных земель Приангарья. При такой конфигурации говорить о стратегии просто бессмысленно. Остается снова и снова раскидывать бюджетные деньги, надеясь, что они где-то "прорастут". Не прорастут, чудес на свете не бывает. Если мы 16 апреля не возьмем власть в одни руки, способные скоординировать единую политику в сельском хозяйстве, то нам останется в недалеком будущем переходить на австралийскую кенгурятину. Это, пожалуй, единственная альтернатива объединению. Не считая, конечно, возможности запастись хорошей тетивой для лука.

Метки:
baikalpress_id:  48 855