Каюков Анатолий — поэт, художник, гармонист

Анатолий Андреевич Каюков — известный гармонист, поэт, песенник, художник, ветеран труда, победитель соцсоревнований, победитель первой пятилетки, в недавнем прошлом — руководитель ансамбля художественной самодеятельности, друг семьи Заволокиных. Песни в его исполнении двадцать лет назад раздавались из всех динамиков на улицах Иркутска. Без него не проходил практически ни один концерт. Он не забыт и сейчас — по меньшей мере два раза в месяц его показывают в программе "Играй, гармонь!", по-прежнему приглашают в концерты. У него лишь одна беда — замучила хворь. И ничего не поделаешь — рано или поздно годы берут свое.

Ботинки, заработанные стихами

Родился Анатолий Андреевич в 1932 году. Тяга к искусству проявилась у Толи Каюкова в самом раннем детстве. Все дяди со стороны матери были музыкально одаренными, играли на тальянке. Особенно Толик любил слушать, как виртуозно выводил мелодии его дядя Николай. С четырех лет на всех семейных торжествах мальчик в дуэте с любимым дядюшкой исполнял песни и частушки и чувствовал себя настоящей звездой эстрады.

У Толи была мечта — выучиться так же красиво и мелодично играть на гармошке, как дядя. Он часами сидел и наблюдал, на какие кнопочки дядька Николай нажимает, как меха растягивает. В пять лет выучил несколько аккордов. На большой гармони играть маленькому Толику было очень тяжело — пальчики до кнопок не доставали. Он очень хотел, чтобы ему купили маленькую гармошечку, и в один прекрасный день мечта сбылась — Толе подарили детский инструмент.

— Когда мне купили первую гармошку, то я чуть не летал от счастья, — вспоминает Анатолий Андреевич. — — Одна беда была: мама давала ее только на пару часов в день, а потом ставила на высокую полку, чтоб я не достал. Однажды в доме были гости, и, пока мама с ними разговаривала, я решил гармошечку с этой полки стащить. Встал на стул, потянул ее за ремень и уронил прямо в умывальник. Взбучку, конечно, получил грандиозную. Но подзатыльники были не самым страшным. Главное, что из-за своей затеи я навсегда распрощался с любимым инструментом.

С шести лет Толя Каюков стал заниматься в Доме пионеров. Из всех ребят он лучше всех читал стихи, поэтому постоянно выступал в детских концертах и на школьных мероприятиях.

Анатолий Андреевич вспоминает это время с грустью:

— Годы были тяжелые, туго приходилось с едой, с одеждой. Иногда ведут меня в какой-нибудь класс выступать, а я от голода чуть в обморок не падаю. Наверное, любовь к искусству меня и спасла.

Вскоре началась война. Отца и брата Толи забрали на фронт. Толик по-прежнему выступал на концертах, а так как хорошо учился, то еще и участвовал в школьных олимпиадах. На одной из них он заработал свои первые в жизни новые ботинки. Хотя они были какие-то совершенно безразмерные и непонятно какого пошива, но мальчик радовался до слез — сбылась еще одна детская мечта.

Пирожки с музыкой

Свою тальянку после инцидента с "купанием" гармошки дядя Коля Толику не давал и постоянно прятал ее в шкаф. Только в редкие моменты, когда дяди не было дома, Толя украдкой доставал ее и, исполненный счастья, наигрывал мелодии. Мало-помалу освоив гармошку, мальчишка загорелся желанием изучить еще и баян. Два его двоюродных брата ходили учиться премудростям игры на баяне к соседу дяде Степе. Однажды и он с ними увязался. Побывал на уроке, послушал, баян дали в руках подержать — так понравилось, что стал постоянно ходить на занятия. Почти в конце войны встретив одного товарища, у которого был собственный баян, Толя сразу же записался на платные курсы и стал ходить к другу заниматься.

— У этого товарища был свой велосипед — роскошь необычайная по тем временам, — вспоминает Анатолий Андреевич. — Я прихожу к нему на баяне заниматься, а он — на велик и уезжает кататься. Однажды мать его подошла ко мне и просит: "Поиграй, Толя, мне что-нибудь. Я очень люблю музыку слушать, а сын целый день на велике катается". Я сел и целый день ей все песни, которые знал, играл. А она меня за это пирожками накормила. Я потом неоднократно такие сольные концерты для матери товарища устраивал, а она меня всегда угощала. Из дому уходил, моя мать спрашивала: "Куда пошел?", а я отвечал: "На пирожки с музыкой".

Свой баян у Анатолия Каюкова появился, только когда отец вернулся с войны. Он на последние деньги купил сыну инструмент. Баян был настолько старый, что чуть ли меха не рассыпались. Однажды с другом шли с урока, баловались, уронили инструмент на землю, и он развалился. Налаживать пришлось самому, украдкой от отца. К удивлению своему, после ремонта Толя обнаружил, что баян звучит гораздо лучше, чем прежде.

Гармошка со свалки и пол-литра голосов

В 50-х годах Анатолий устроился подрабатывать в клуб. По выходным на танцах он играл на баяне вальс, танго и даже фокстрот. Ни на минуту не бросал занятия пением — пел на различных концертах, городских мероприятиях, студенческих вечерах в техникуме совторговли, в котором учился. Во время учебы создал ансамбль "Весняночка". Не раз этот коллектив художественной самодеятельности занимал первые места на городских и областных конкурсах.

Техникум Анатолий Каюков окончил в 1951 году и с корочками продавца промышленных товаров отправился в армию, где по-прежнему не расставался с песней. Он был душой любой компании. Сам написал стихи и музыку строевого марша, был запевалой. Во время службы очень полюбил небо. Поэтому после возвращения домой устроился в энергетическую высоковольтную службу авиаремонтного завода, где и проработал тридцать лет, до самого выхода на пенсию.

Работая на заводе, Анатолий Каюков просто горел желанием создать художественную самодеятельность. Первый заводской ансамбль появился не сразу — в 1964 году, но, как все начинания Анатолия Каюкова, был обречен на успех.

Детская мечта о собственной гармошке оставалась неисполненной вплоть до 1971 года. Нет, Каюков не купил себе инструмент и никто не подарил его — он нашел маленькую детскую гармошечку на свалке. Она была вся рухнувшая, меха рваные, голоса "сифонили", но, как говорится, дело мастера боится.

Анатолий отыскал дома у бабушки полулитровую банку голосов от гармоники. За килограмм шоколадных конфет выкупил у мальчишек старенькие меха, которые они использовали для перевозки песка. В общем, из ничего собрал настоящую маленькую гармонику, которая до сих пор жива и так же звучна, как и тридцать пять лет назад. На этой гармошечке Анатолий Каюков играет все, начиная от русской плясовой и заканчивая испанским болеро.

"Врать с детства не приучен"

В советское время музыкант Анатолий Каюков был беспартийным — как ни склоняли его к идее получить партбилет, все время отказывался.

— Беспартийность — для меня, образно говоря, безнаказанность, — говорит Анатолий Андреевич. — Время тогда было не самое жизнерадостное, все радости "счастливой" страны в большей мере были напускными. Со сцены нельзя было сказать лишнего, ни в коем случае не позволялась какая бы то ни было критика. Член компартии должен любить свою страну такой, какая она есть, и всем говорить, что только здесь человек может так вольно дышать. А я врать как-то с детства не приучен. Поэтому и не стал в партию вступать. Знал, что рано или поздно все равно партбилет отберут.

Отказ вступить в партию никак не помешал творческому росту Анатолия Каюкова. Его приглашали выступать на правительственных концертах, мероприятиях городского, областного и даже всесоюзного значения. На сольной программе "Чудо — русская гармонь", первой своей самостоятельной большой постановке, собирал полные залы. Люди откладывали дела и с удовольствием шли на концерт, чтобы послушать авторские стихи Анатолия Андреевича, песни и непревзойденную игру на русской гармошке.

Вторая постановка Анатолия Андреевича очень сильно отличалась от первой. Это было театрализованное представление к празднику Нептуна — бога воды. Срежиссировал он ее не в Иркутске, а в Адлере, на отдыхе. Сам набрал желающих поучаствовать, написал сценарий и сотворил настоящий праздник. Никто из участников и зрителей не поверил, что режиссер "Нептуна" и исполнитель главной роли всего лишь труженик завода — все приняли его за артиста музкомедии. За свою инициативу Анатолий Андреевич был награжден почетной грамотой.

Помимо написания стихов, песен и игры на гармони Анатолий Каюков всю жизнь увлекался живописью и резьбой по дереву. Специально нигде не учился. По его словам, талант к этим видам искусства открыл в себе совершенно случайно.

— Мы однажды с мужиками отдыхали на Байкале, — вспоминает Анатолий Андреевич. — Как-то раз после обеда все сели курить, а я вместо этого взял кисточку и с натуры зарисовал Байкал. Так родилась первая картина. А потом увлекся и уже никогда не переставал рисовать.

Пристрастие к резьбе по дереву тоже случайность. Шел однажды с работы, подобрал с земли сучковатую веточку, принес домой и выстругал шедевр, превратив невзрачные сучки в симпатичные мордочки, выглядывающие из дупел ствола.

Дружба с Геннадием Заволокиным

1986 год стал для Анатолия Каюкова очень знаковым и памятным. Именно тогда, 20 лет назад, он познакомился с руководителем только что созданной телепередачи "Играй, гармонь!" Геннадием Заволокиным и его братом Александром. Они приехали в Иркутск, чтобы сделать программу с участием местных талантов. Анатолий Андреевич был фигурой в творческих кругах значимой: его песни в авторском исполнении звучали из динамиков всех городских парков, он успел записать, как принято говорить теперь, сольный альбом и выступал на лучших площадках области.

— Я пришел в назначенное время, чтобы меня прослушали для участия в передаче, а оказалось, что самолет, в котором летят Заволокины и ансамбль "Частушка", задерживается. Организаторы подбежали, говорят: "Выручай, Андреич!" Куда денешься? Вышел на сцену, заиграл, запел. В общем, целый сольный концерт на полтора часа получился.

Братьям Заволокиным иркутский гармонист очень понравился. Они пригласили его поучаствовать в концертах и взяли несколько номеров для телепередачи. Так доброе знакомство переросло в крепкую дружбу. Особенно Анатолий Андреевич сдружился с Геннадием Дмитриевичем. В последний раз он видел его всего за 38 дней до смерти, когда тот приезжал снимать программу в Иркутской области. Вниманием старого друга Андреича Заволокин не обошел — опять совместный концерт, съемки, застолье... А меньше чем через сорок дней Анатолию Андреевичу позвонили и сообщили, что Гена погиб.

Недавно Анатолий Андреевич Каюков отметил свое 74- летие. В последнее время он стал часто болеть, поугасли искорки оптимизма в глазах. В недавний приезд в Иркутск Настя и Захар Заволокины пригласили друга отца на празднование 20-летия программы "Играй, гармонь!" в Москву. Но Анатолий Андреевич вынужден был отказаться из-за плохого самочувствия. "Рад бы в пляс, да ноги не идут", — с грустной улыбкой сказал в интервью Анатолий Каюков.

Все работы — картины, чурбанки (так Анатолий Андреевич называет свои изделия из дерева), а также тексты стихов и песен, — художник и поэт хочет передать в музей. Он, как всегда, верен истине, гласящей: "Искусство должно принадлежать народу".

Метки:
Загрузка...