Цех для людей без ног

В Иркутске почти не осталось предприятий, где могли бы работать инвалиды — люди трудной жизненной судьбы. Одно из выживших — Ирбискомплект. Примечательно, что здесь, несмотря на последние годы в прямом смысле сногсшибательных реформ, осталось швейное производство. В цехах все еще стрекочут машинки, льется ткань и щелкают ножницы.

В свое время в одноэтажном здании по улице Ямской областного центра были конюшни, потом буйствовал пожар. Теперь тут предприятие от Куйбышевского отделения инвалидов: два цеха — швейный, закройный, кухня для работников, с печкой и холодильником, и новенькая "Газель" — заказы развозить.

Начинали с малого — с комнатки в двенадцать квадратов. Пробовали было ремонтировать обувь, делать гипсовую плитку, развить шапочное дело, но вышло нерентабельно. Остановились на швейном производстве. Выпускаемую спецодежду, постельные принадлежности стали охотно покупать частные предприниматели, больницы, детдома. В обороте появились кое-какие деньги. А для людей с ограниченными возможностями работа — не только материальная, но и моральная поддержка. Ткани закупали в Иваново: по три-четыре контейнера-двадцатитонника в год. Все бы хорошо, да только три года назад подкосил налог на прибыль.

— Ткань, фурнитуру мы теперь покупаем в Иркутске, — рассказывает директор Валерий Александрович Смолин. — Получается на 20 процентов дороже. Все потому, что средств в обороте нет. От закрытия спасли деньги из соцзащиты на реконструкцию здания и переоборудование. Вместо подольских машинок почтенного возраста мы приобрели новенькие, корейские. Появились у нас раскройная и вышивальная машины — можем теперь ассортимент расширить. Ну а главное-то — удалось сохранить места для инвалидов.

По области со специализированными рабочими местами сейчас туго. Почти все цеха, где люди собирали электроприборы, ремонтировали обувь, плели сети, позакрывались. А работодатели не хотят создавать спецусловия. В цехах и на дому у нас работают 56 инвалидов. Конечно, это небольшая цифра, но принять всех желающих мы просто не можем.

А желающих очень много. Люди звонят, приезжают, просят. Ведь потребности у них, в общем-то, как у всех, как у каждого из нас. То есть не только элементарные — в пище, одежде, тепле и уюте, но и в общении, творчестве. Не каждому инвалиду удается самореализоваться. А потенциал у большей части из них огромный. По статистике Иркутского центра занятости населения, половина инвалидов, которые встали на учет биржи труда, находится в самом активном трудоспособном возрасте (от 25 до 45 лет). Большинство имеют высшее, среднее специальное и техническое образование. Между тем на работу их не берут. Хотя для многих это единственный шанс выжить. Только в Куйбышевском районе Иркутска свыше пяти тысяч(!) инвалидов. В Ирбискомплекте работают в основном надомники — люди без ног, колясочники, глухонемые. Дома у них машинки промышленного класса. Их родственники приезжают за кроем и привозят уже готовую продукцию — бахилы, рукавицы, пижамы, клеенчатые фартуки.

В швейном цехе за машинками сидят восемь женщин.

— Мы теперь запросто можем разговаривать, — говорит мне Людмила Федоровна Черных. — У новых машинок ходок быстрый, бесшумный, мягкий. А старые-то как трещали! Если две работали, гул стоял, как на заводе. По коридору нельзя было пройти, уши не заткнув. Ну а если оверлок, пиши пропало. Грохотали — ужас! Я шила и на "Волге" первого выпуска, и на "Туле". С современными сравнить нельзя — небо и земля.

Швеей я много лет работаю. Как окончила в 1969 году училище для инвалидов, так и связана со швейным делом. Начинала в ателье, потом сюда пришла. Постельку уже не шью, сейчас что посложнее — сорочки, халаты, костюмы. Болят ли руки? Нет, что вы, привыкли за годы. А вот шею действительно ломит.

Инвалиды по зрению и слуху не привыкли жаловаться. Да они и не просят ничего, кроме возможности трудиться и зарабатывать себе на хлеб. Они терпеливо ждут, когда же ответственные люди обратят внимание на их нужды. Единственная сегодняшняя льгота Ирбискомлекта — отсутствие арендной платы. Действует она до декабря 2006 года. Потому это время ждут со страхом.

Загрузка...