Дело минимального напряжения

Расследованию обстоятельств гибели молодого сельчанина будто кто-то перекрыл "ток"

Когда весной в Иркутске еще и не пахло, до редакции "Копейки" долетело... нет не письмо — всхлип отчаяния. Вот несколько цитат из него:
"...Мой ребенок трагически погиб при выполнении работы в сельхозорганизации, находящейся в нашем селе. Ему был всего 21 год, он не дожил до рождения своего ребенка каких-то три недели".
"28 октября 2004 года мой сын по поручению директора предприятия пошел снимать провода, идущие к ферме, во избежание их кражи. Провода были под током. Яша раньше был учеником электрика, а после его якобы перевели разнорабочим, но он все равно выполнял работы с электрообоорудованием. Всем известно, что в подобных организациях не хватает специалистов, а если есть, то все спились. Поэтому работники выполняют все работы, какие поручит начальство. Попробуй откажись — останешься без работы, а в селе другой и нет. В постановлении районной прокуратуры об отказе в возбуждении уголовного дела имеются показания свидетелей, которые подтверждают, что мой сын снимал провода именно по поручению начальства. ...По закону семье моего сына должны выплачивать материальную помощь в виде пособия и т. д. Но, чтобы ее выплачивали, мне необходимо доказать, что Яша не виноват, а виноваты лица, допустившие его к току высокого напряжения...
С уважением Тамара Константиновна Васильева, село Семеновск Заларинского района".

Нет того веселья

Семеновск — это, если ехать из Иркутска на запад, на полпути между Черемхово и Зимой. Поворот с Московского тракта направо через несколько километров за Солерудником, потом минут двадцать по расползающейся под колесами заснеженной грунтовке — и вот она, череда родовых изб и двухквартирных бараков, вросших в сугробы чуть не по самые крыши.

В одном из бараков, построенных, видимо, в 80-е годы прошлого века, когда российский крестьянин, наслушавшись диковинных тогда слов "перестройка", "агропром", "продовольственная программа", всерьез поверил, что "жить станет легче, жить станет веселее". Увы, если не забываться в самогонном угаре, нет теперь в Семеновске веселья — ни обещанного перестроечными говорунами, ни более раннего, но более реального, ни предпразничного: все-таки на носу было 23 февраля.

И ведь не догадаешься, если не знаешь наверняка, что Семеновск — центральная усадьба некогда крепкого совхоза. Да и совхоз-то давно скукожился до размеров ООО. Год за годом, враз становясь лишними, ненужными, отсекались от общественного монолита не только фермы и тракторы с комбайнами, но и десятки человеческих судеб... На момент трагедии с Яшей Васильевым семеновское "три О" называлось "Труженик". Теперь — "Победа". Победа кого и над кем?!

Какая, однако, емкая аббревиатура — ООО! Если иметь в виду несуразную гибель двадцатилетнего парня, трехбуквенное определение юридической формы семеновского сельхозпредприятия жжет глаза поразительно точной характеристикой буйствующих там нравов. Воистину — общество с ограниченной ответственностью!

Бумажная версия

За полтора года Тамара Константиновна и Владимир Иванович Васильевы, кажется, стерпелись с мыслью о невозвратности сына настолько, что, даже когда я вынуждал их в подробностях ворошить самое болезненное, не проронили и слезинки.

— 28 октября 2004-го я вернулась из Иркутска в одиннадцатом часу утра, — вспоминает Тамара Константиновна. — Только подхожу к дому — подъезжает на "Волге" водитель директора "Труженика" Мелкоступов. Мол, Яшу током убило. У меня внутри все разом оборвалось. Но собралась с силами, поехали с отцом к этой треклятой подстанции. Яша лежал на земле. Запястье левой руки у бедного прогорело аж до косточек. Видимо, качнуло и он схватился за провод.

— Матери стало плохо, мы отвезли ее домой, — добавляет Владимир Иванович, — а когда вернулись к подстанции, там уже фельдшер осматривала тело, а участковый составлял протокол. А до того никого, кроме Горбунова, не было. Мы с фельдшером еле сняли с правой ноги сына ботинок — так он пригорел, там ведь страшный ток был, 10 тысяч вольт.

Из материалов расследования обстоятельств несчастного случая со смертельным исходом:

"...Директор ООО "Труженик" Марченко Е.И. 26.10. 2004 г. договорилась с начальником РЭС (районные электросети. — Авт.), что... с 01.11.2004 г. трансформаторная подстанция, находящаяся на территории МТФ ООО "Труженик" будет демонтирована РЭС для последующей реализации.

28.10.2004 г. примерно в 10 часов утра работник цеха растениеводства ООО "Труженик" Васильев Я.В., который до 19.08.2004 г. работал на предприятии в качестве ученика электрика, пришел домой к Горбунову Анатолию Александровичу.... и попросил его помочь демонтировать провода с трансформаторной подстанции. Горбунов А.А., работавший ранее в ООО "Труженик" энергетиком (но к моменту описываемых событий уже уволенный. — Авт. ), не поинтересовавшись у Васильева Я.В., для каких целей производится демонтаж и кто из должностных лиц предприятия давал ему такое задание, оделся и пошел с Васильевым к нему домой, где последний взял необходимые инструменты. ...Позже, подойдя к подстанции, Горбунов показал Васильеву, что плавкие предохранители на вводе в трансформатор отсутствуют. После чего Васильев Я.В. полез на крышу ТП и стал откручивать зажимы проводов на низкой стороне.

...Васильев Я. В., ...приступил к откручиванию зажима на пятом проводе. Но гаечный ключ... неплотно охватывал гайку. Васильев никак не мог открутить зажим. Горбунов сказал Васильеву, чтобы он подождал его, а сам пошел к трактору... у помещения МТФ, где взял у тракториста необходимый ключ, и пошел назад к ТП. Не доходя до подстанции, он услышал сухой треск... Подбежав к ТП, он увидел, что Васильев стоит на крыше подстанции и левой рукой держится за высоковольтный провод фазы Б, который находился под напряжением 10 Кв. Горбунов пытался подняться на крышу ТП, чтобы освободить Васильева от провода, но в это время пострадавший упал... на землю...

Государственный инспектор труда по охране труда в Иркутской области Петухов".

Наперсточничество внаглую

Едва я заканчиваю начитывать этот документ на диктофон, Владимир Иванович закипает:

— Гляньте сюда!

Из постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, подписанного следователем прокуратуры Заларинского района Богачевой:

"...Утром 28.10. 2004 г. у меня (Горбунова А.А.) около проходной... с Марченко состоялся разговор, при котором присутствовали Рынин Н.Н. (главный инженер "Труженика", ныне покойный. — Авт.), бригадир фермы Настюшкина, в ходе которого Марченко просила меня помочь сделать демонтаж линии. В этот же день, между 10 и 11 часами, ко мне домой пришел Васильев Я.В. и попросил сделать демонтаж линии..."

— Что, Яша по своей воле стал бы так рисковать жизнью? — не успокаивается Васильев-старший. — Ясно, что приказали. А он у нас был самоучка, ни корочек электрика, ни допуска работы с электрооборудованием. Эксплуатировали его и в хвост, и в гриву, потому что в совхозе с электриками туго было. Пообещают парню отправить его на курсы — он и рад жилы рвать.

Когда его брали электриком, мы с матерью поставили условие, чтобы не работал под напряжением: где-то электродвигатель, щиток перебрать, не больше. Потом смотрю — мой Яшка уже по столбам лазит. Я стал ругаться. "Ну интересно же, пап. И трансформатор отключен, а снизу энергетик подсказывает, что делать..."

А где-то за месяц до его гибели, когда официально Яшу уже сняли с электриков и перевели в цех растениеводства, он прибегает домой: "Горбунов просит когти". — "Ладно, бери". А у меня кончились сигареты. Иду в магазин, вижу — Яша на столбе, а внизу Горбунов и директриса, Марченко. Тут же автобус стоит, мужики сидят. Я стал корить, матюгнулся даже: "Учиться парня не отправили, сняли даже с учеников, а эксплуатируете".

— С 14 октября 2004-го Марченко опять поставила Яшу электриком на ферму, — говорит Тамара Константиновна. — Он приходит ко мне радостный на машинный двор и хвастается: "Мама, меня главным энергетиком поставили". — "Не ври!" — "Правда!"

— Я его вечером пытался остудить: "Какой из тебя главный энергетик! У тебя даже корочек нет", — добавляет отец. — "Нет, мне Марченко сказала — выучат". Опять парня надули.

Когда он погиб, начальство "Труженика", чтобы прикрыться от ответственности, твердило, что ничего Яше со склада не выдавали. А он, как получит, все до последнего проводка и болтика нес домой, чтобы в цеху не сперли.

— Я все документы нашла, — продолжает Тамара Константиновна. — Со склада ему выдавали провода, кабели, щитки. Там были подписи инженера по технике безопасности Обуздиной и Яши. Разве неэлектрику стали бы выдавать электрооборудование? Инспектор труда Петухов эти бумаги видел. Они лежали прямо на столе, а наши конторские все шкафы перерыли, якобы искали. Так нагло даже наперсточники мухлевать не пытаются.

Там было пять накладных на все, что Яша за две недели, начиная с 14 октября, успел получить. Сейчас эти бумаги вряд ли не найдешь — ликвидировали, скорее всего, чтобы доказательств не осталось. Я просила бухгалтера Ольгу Куприкову сделать копии — ни в какую не дала. Наверное, Марченко запретила. Но Яша же не в тайге в одиночестве работал! Если бы следователь разок приехала в Семеновск, кучу свидетелей и доказательств бы нашла. А вызывать наших в Залари в прокуратуру — многих ли дождешься! Потому и получился отказ в возбуждении уголовного дела.

У следователей — особая логика?

Странная логика движет порой российскими составителями документов. Взять хотя бы пресловутое постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту гибели Якова Васильева.

Вот что записала там следователь Богачева:

"...Отсутствуют признаки состава преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 105, ст. 109 и ч. 4 ст. 111 УК РФ, ст. 143 УК РФ..."

То есть следователь районной прокуратуры не усмотрела в действиях руководителей "Труженика" и крупицы вины за смерть сельского парня. Хорошо, откроем навскидку хотя бы пункт 2 одной из отвергнутых госпожой Богачевой к применению статьи — 109-й:

"Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей... наказывается ограничением свободы на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок..."

Возможно, госпожа Богачева просто не читала не менее официальные, чем ее постановление, документы, связанные с трагедией в Семеновске.

Например, заключение инспектора Государственной инспекции труда по Иркутской области Михаила Петухова от 9 февраля 2006 года:

"...Ответственными лицами за допущенные нарушения требований законодательных и иных нормативно-правовых актов ..., приведших к несчастному случаю, являются:

— Марченко Е.И., директор ООО "Труженик" (после банкротства "Труженика" Елена Ивановна директорствует в "Победе". — Авт.), которая не обеспечила профессиональное обучение работников и обучение безопасным приемам и методам труда при работе на электроустановках, в том числе правилам выполнения технических мероприятий перед выполнением работ в электроустановках. Не обеспечила организацию контроля за соблюдением работниками предприятия требований безопасного выполнения работ в электроустановках".

Кстати, сама Елена Марченко вины за гибель молодого человека за собой категорически не признает. Как она заявила при нашей встрече, никто Яшу Васильева снимать провода не посылал, наоборот, начальство уберегало парня от беды всеми доступными способами:

— Я его не раз с фермы выгоняла, потому что пьяный был.

— Разговоры Марченко о ее заботливости — это сказки, — не соглашается с директором Тамара Васильева. — Когда Яшу убило, у нас ни копейки не было. Марченко выдала 300 или 400 рублей, чтобы мы отбили телеграммы родственникам. Когда Яшу повезли в морг, дала еще 3 тысячи. Потом еще 1700. Но все это — в счет зарплаты Володи, который уже полгода как был уволен из "Труженика".

Тамара Васильева не жаждет чьей-нибудь крови. Она просто добивается торжества законной справедливости. И надеется, что хоть чуточку меньше станут бедствовать оставшиеся без средств к существованию полуторагодовалая дочь Яши Любочка и его гражданская жена Вероника. Поэтому Тамара Константиновна, раз за разом получая отписки, второй год упорно бомбардирует жалобами инстанции.

Совсем свежий крик души адресован областному прокурору:

"...Прошу вас не только отписать эту мою жалобу от одного прокурора другому, а вынести законное решение с разъяснением мне нормативно-правовых документов о том, могу ли я получить для ребенка (Любочки. — Авт.) необходимую материальную помощь по соцстрахованию и так далее".

Метки:
baikalpress_id:  4 802