Отступать некуда, позади — Байкал!

Для москвичей сибирское море — полоска на карте. Для нас — жизнь

Намерение Транснефти протянуть нефтяную трубу по берегу Байкала с самого начала вызывало протесты общественности страны и экологов, не говоря о жителях Прибайкалья. Для нас, живущих рядом со славным морем, кощунственной кажется сама мысль о подобном соседстве. Тем более что мы уже научены горьким опытом Байкальского ЦБК и знаем цену всем заверениям о "безопасности" и "чистоте" производства. Однако нефтяной призрак все быстрее приобретает зримые очертания.

К вопросу о выгоде

Очевидно, что ориентированная на Запад нефтяная промышленность России зависит от его вкусов и настроений. Запад — единственный крупный покупатель русской нефти. Но Россия — не единственный продавец. В то же время в Азии и на Дальнем Востоке многомиллиардная толпа потенциальных потребителей изнывает от нехватки сырья. Но торговать с ними через терминалы Балтики и Черного моря невыгодно. Понятно, что нефтепровод из Сибири к Тихому океану и Китаю позволил бы изрядно пополнить поток нефтедолларов в российскую экономику. Так что в стратегическом смысле вопрос, нужна ли труба, не возникает: нужна. Другое дело — где она пройдет.

Байкал настолько велик, что обойти его крайне сложно. Проще — с юга, как поступили строители Транссиба. Посложнее — с севера, как поступили строители БАМа. Проектировщики нефтепровода столкнулись с той же проблемой. Южный путь зарубили экологи: там заповедник, нельзя. Остался северный. Его и выбрали. Проложить трубу вдоль железной дороги гораздо дешевле, чем тянуть ее по бездорожью.

Семен Вайншток, президент ОАО Транснефть, на страницах "Российской газеты" расписывал достоинства проекта: и труба-то будет втрое толще, и задвижки через каждые 5 километров. И спецтехнологии, и суперсталь... Однако даже он в конце концов признался: "Стопроцентную гарантию может дать один лишь Бог".

Цена совести

Судьбу проекта решают эксперты. От них зависит, быть ему или не быть. Транснефть идет на самые разные ухищрения — начиная с разбивки проекта на участки, чтобы получить заключение по каждому куску трубы отдельно, а потом задавить большим количеством плюсов один несчастный байкальский минус, и заканчивая прямым вмешательством в работу экспертов.

Ранее подавляющее большинство участников госэкспертизы проголосовало против строительства. Но решением главы Ростехнадзора экспертиза была продлена, а в состав комиссии добавлено еще 34 эксперта, рекомендованных Транснефтью. В результате комиссия поменяла свое мнение. Лишь 27 человек высказались против. Прочие шумно восхищались технологиями Транснефти, хотя на ее трубопроводах ежегодно происходит 10—15 аварий. Среди изменивших свое мнение оказался и председатель комиссии г-н Генералов, который еще в конце января выступал принципиально против нефтепровода.

Станислав Тронин, ведущий научный сотрудник ВНИИ по проблемам гражданской обороны и чрезвычайным ситуациям, уверен:

— В условиях Забайкалья избежать серьезных аварий невозможно. Любые заверения, что нефть не попадет в Байкал, несостоятельны.

Битва против Москвы

Во многих странах, добывающих нефть, на каждого гражданина заводится специальный счет, куда отчисляется часть прибыли от ее продажи. Эти деньги — целевые, их можно потратить на учебу, лечение, на жилье... В России ничего подобного нет. Зато быстро растет число околонефтяных миллионеров и миллиардеров. На этом фоне болтовня о росте экономики и большой выгоде для страны вызывает лишь раздражение. Такая труба нам не нужна, даже если она пройдет по берегу Ледовитого океана. Тем более — если она будет угрожать Байкалу.

Без малого 65 лет назад сибиряки говорили: "Отступать некуда, позади — Москва". Пришло время сказать: "Отступать некуда, позади — Байкал". Он дороже нефти.

18 марта в 13 часов у Дворца спорта в Иркутске начнется митинг и демонстрация протеста против строительства нефтепровода по берегу Байкала.

Метки:
baikalpress_id:  32 775
Загрузка...