Деревенская арифметика

Задача из пяти составляющих с одним условием — политическим

1. Петр Иванович Хамаганов — потомственный механизатор. Всю жизнь прожил в родном селе, на трактор сел еще мальчишкой — помогал отцу. 40 лет отдал любимому делу. А перед самым уходом на пенсию вынужден был наблюдать горестный итог колхозного строительства — полный развал местного хозяйства. Брошенные производственные мощности, разворованная техника, пустая контора... Единственное, что осталось у него от неплохого в прошлом хозяйства — полтора десятка гектаров бывшей пашни. Всю землю, после того как хозяйство развалилось, разделили между работниками — по паям. Вот только пользы от той земли, столько раз им лично вспаханной и засеянной, теперь нет. Зарастает бурьяном да кустарником. Соседи хоть как-то используют свои наделы: скот пасут, траву косят. А у Петра Ивановича и скотины-то на дворе нет: ухаживать стало не под силу. Иногда старик задумывается, а не продать ли ему землю. Не столько ради прибыли — хотя и слыхал он, что земля больших денег стоит, — но хотя бы для пользы. Больно ему, старому механизатору, смотреть, как зарастает пашня, где они еще с отцом перекусывали прямо в борозде черным хлебом да домашним салом...

2. По вечерам Лида Аверьянова иной раз задумывается: правильно ли она живет? Верно ли выбрала место жительства? Впрочем, выбирать-то ей особенно не пришлось: вышла замуж и приехала сюда, в маленькую деревеньку из пяти дворов. Муж Николай — мужик хозяйственный, непьющий, старательный. Недавно трактор подержанный купил. Хозяйство большое: коров порядка 20 голов, овцы, поросята, индюки... С утра до вечера крутиться приходится: скотину кормить, за огородом ухаживать. Вот только что делать, когда дочка подрастет и придет пора ее в школу отдавать? Едва ли муж согласится переехать в большое село. Здесь и земля своя, и выпасы для буренок неограниченные. Одно плохо: до рынка больно далеко. За мясом-то хотя бы перекупщики приезжают — дешево приходится отдавать, но все же деньги. А молоко совсем некуда девать. Нескольких коров Лида даже и раздаивать нынче не стала — смысла нет. От трех молоко девать некуда. Слыхала Лида, что скоро будут в их деревеньку за молоком приезжать. Это сколько же она сможет заработать? Если хотя бы половину коров раздоить, то по 10 ведер в день получится!

3. Наталья Николаевна расстроилась до крайности: три дня торговли псу под хвост. Обещали выделить на Центральном рынке хорошие места, а выделили — хоть плачь. Рядом коопторговцы замороженным мясом торгуют. К ним народ-то, правда, не идет. Все хорошее мясо — в других рядах, и покупатели все там. А у нее свежайшая нукутская баранина, цена в полтора раза ниже, чем у перекупщиков. Кто доходит до этого прилавка, удивляется: почему так дешево? Но доходят-то единицы! Все, кто из округа торговать приезжает — придут, посмотрят, какие места для них выделены, и уходят. Сдают мясо перекупщикам и домой уезжают. А Наталье Николаевне Степановой уехать нельзя — она не от себя, она от хозяйства торгует. Говорят, хорошие места на рынке округу в мае выделят, когда старые договоры закончатся. Как раз и вопрос с объединением должен решиться — не будут больше нукутцы здесь посторонними людьми. Скорее бы уже! Хочется, чтобы горожане знали, какое из Нукутов мясо везут — качественное, свежее, недорогое. И чтобы не в убыток хозяйству весь день за прилавком простаивать. А то ведь и домой стыдно возвращаться...

4. Гавриил Степанович был задумчив. В этот день большая делегация — губернатор Иркутской области Александр Тишанин, глава администрации Усть-Ордынского Бурятского автономного округа, другие высокие гости — весь день ездила по Аларскому району. Заезжали в четыре села, беседовали с населением, заглядывали на ферму, в больницу, в школы. Люди всюду говорили примерно об одном: хозяйства в долгах, рабочим по нескольку месяцев не платят зарплату. Главный инженер бывшего колхоза-миллионера жаловался: чтобы купить одну запчасть для комбайна, нужно сдать кучу металлолома, а металлолома-то уже и не осталось... Гавриил Степанович Франтенко не чувствовал себя гостем на этой земле. Будучи руководителем крупного сельхозпредприятия в соседнем районе, он хорошо знал эти места и знал также, что многим из этих людей можно дать работу уже завтра. Опыт есть: интеграция с небольшими хиреющими хозяйствами давно дает отличные результаты. Земли бывших колхозов и совхозов, разделенные по паям между селянами, выгодно брать в аренду. Собственники наделов, не имевшие от своих гектаров реальной пользы, начинают получать в виде арендной платы зерно, услуги по вспашке, подвозу грузов, в общем, все то, что так необходимо в повседневной деревенской жизни. А предприятие использует землю по назначению: сеет и пашет. К обработке привлекается местное население, люди получают работу и гарантированный заработок. А чем больше продукции — тем меньше цены на рынке. Нет, надо, надо начинать работать здесь, в Алари. Земля хорошая, плодородная, люди по работе истосковались...

5. Городской молококомбинат вновь испытывал проблемы с сырьем. Впрочем, зимой всегда ощущается его нехватка. Конечно, молоко из городских магазинов в это время давно не исчезает: во-первых, там полно чужого — из других регионов, во-вторых, на комбинате есть большие запасы сухого сырья, тоже издалека привезенного. Да, качество не то: сухое, с консервантами, молоко уже и не очень полезно, и вкус не тот... Но что делать, если местного сырья катастрофически не хватает? В ГУСХ пообещали, что скоро проблему решат — начнут строить пункты приема молока у населения. За один год хотят несколько десятков обустроить: 30—40 в Иркутской области и 12—15 в Усть-Ордынском округе. Это, пожалуй, будет большое подспорье. Один округ обещает сдавать 15—20 тысяч тонн в год. А со временем, поди, и больше даст: тамошнее население охотно большие хозяйства держит — в иных дворах по нескольку десятков одних только дойных коров. Молококомбинат решил и сам в стороне не оставаться, свои деньги в проект вложить. Дело выгодное: большую часть средств бюджеты области и округа вкладывают, 15 процентов добавить остается. Поставки сырья увеличатся значительно — на годы и десятилетия вперед проблема решается. А область еще и дотацию на молоко от населения обещала. Думать нечего, дело выгодное: можно не один, а пять-шесть пунктов в нескольких деревнях поставить. Только бы побыстрее пошел процесс, только бы ничто не помешало всем проектам осуществиться...

Сложите пять этих жизненных ситуаций. Ответ у задачи прост: объединив интересы всех сторон, мы получаем рост благосостояния, рабочие места, живые деньги. В общем, улучшение качества жизни. Но у задачи есть и еще одно условие — политическое. Она становится решаемой только в процессе объединения Иркутской области и Усть-Ордынского Бурятского автономного округа. Сегодня подготовка к нему идет полным ходом. Но участие в решении задачи должны принять все жители двух регионов — путем голосования на референдуме 16 апреля.

Метки:
baikalpress_id:  48 809