Иркутские гетто

В областном центре инвалиды практически не покидают своих квартир — город вычеркнул их из жизни

Эти люди редко выходят из дома. Трудности для них начинаются сразу за порогом квартиры — ступеньки, бордюры, оживленные магистрали. В Иркутске 2,5 тысячи инвалидов-колясочников. Но можете ли вы припомнить хоть одного человека в коляске рядом — в кинотеатре, в институтской аудитории, за соседним рабочим столом? Вряд ли. Город жестоко вычеркнул их из своей жизни. Для них нет тротуаров со скошенными бордюрами, звуковых светофоров на улицах, транспорта с подъемниками, специальных лифтов, дорожек для въезда в супермаркеты. А 28 установленных по городу пандусов и вовсе насмешка. Напоминают они новогодние крутовиражные горки: чтобы воспользоваться ими, нужно вывернуться наизнанку. Но лучше не рисковать.

Нет людей на колясках — нет проблем

Когда инвалид-колясочник Сергей Прокопьевич Кузмич получил квартиру на первом этаже, попросил строителей сделать спуск. Те, недолго думая, пристрелили к стене в подъезде трубу с откидной деревянной доской, а одну ступеньку сгладили асфальтом. Получился пандус — пологий заезд для коляски. А вместе с ним возможность покидать пределы квартиры. Что дальше? В Иркутске в аптеку, поликлинику, магазин, собес без посторонней помощи колясочнику ни за что не попасть. В туалет в общественных местах тоже — пороги высокие, дверные проемы узкие, нет специальных поручней.

Куда только не обращался Сергей Прокопьевич с письмами, заявлениями, вопросами: как передвигаться по городу колясочникам, почему нет пандусов? Из Законодательного собрания пришел ответ. В письме (от 14.12.04) сообщалось, что в 2004—2008 гг. в области будет действовать программа по адаптации и реабилитации инвалидов. Также значилось, что ведутся работы по обеспечению беспрепятственного доступа инвалидов к объектам социальной инфраструктуры. Всего на реализацию программы предусмотрено 52(!) миллиона 652 тысячи рублей.

— Это большие деньги, — возмущается мой собеседник. — На них можно столько пандусов сделать! А видели ли вы их по городу?

От слов к делу по созданию безбарьерной среды для инвалидов в Иркутске все-таки перешли. Но как-то чисто по-русски. 28 пандусов выполнено разными застройщиками по принципу "кто во что горазд". Техническим требованиям они не отвечают. Чаще всего у них нет перил, боковых бортиков. А крутизна такая (чуть ли не 45 градусов), что можно получить травму. Да инвалид попросту и не может подняться в такую горку. Когда рядом начали строить аптеку, Сергей Прокопьевич поднял вопрос о пандусе.

— С какой это стати мы будем делать, раз никто не делает?! — взвилась заведующая.

Сегодня аптека в 15 метрах от его дома. Вот только попасть в нее он не может — слишком высокое крыльцо возвели. К областной больнице тоже не подступиться, там не лестница, а серпантин.

— Для меня две ступеньки — это уже препятствие. Нужно четырех мужиков остановить, уговорить, чтобы подняли меня. И я сижу жду, жду, жду... Был пандус в диагностическом центре. Как-то с женой приехал, а его и след простыл. Обратились к главному инженеру. Ответ он дал такой: "Мы сделали лучше для людей". А разве мы не люди?

Слушать Сергея Кузмича можно долго, каменея позвоночником. А у него и в мыслях никогда не было отчаиваться. Несколько лет назад получил права, новенький "Запорожец", вместе с женой стал подрабатывать на дому.

— Жизнь заставила крутиться. Когда машины не было, ездил на прогулки на рычажке (уличная коляска. — Авт.). От дома до трамвайного парка доезжал. Потом "Запорожец" получили, подкопили и купили "Тойоту". Хоть старенькая — семнадцать лет ей, но надежная: забираться удобно, коробка-автомат, сиденья раскладываются. Спать можно. Что бы мы без нее делали! Прозябали бы. А на колесах мы полстраны объехали. Дают путевку в санаторий — мы в путь. Лечение раз в год нужно принимать обязательно. Мы ведь постоянно сидим. Это положение самое паршивое для позвоночника. То шея или поясница прихватит, суставы, потроха болят. А вообще вывод у меня такой: в Иркутске все сделано, чтобы инвалидов-колясочников не было видно. Чтобы сидели они по своим квартиркам, не высовываясь. Нет нас — и проблемы вроде бы нет.

Приглашение в общество

Пандусы в подземных переходах, к жилым домам и зданиям социальной значимости, места для машин со значком "Инвалид" на стоянках, пологие съезды с тротуаров — это не идиллическая картинка из будущего, а соседний с Иркутском Улан-Удэ. 18 лет в столице Бурятии действует Фонд создания безбарьерной среды для инвалидов и маломобильных групп населения. В свое время активистов-колясочников поддержала городская администрация. Они были включены в состав градостроительного комитета. С 2001 года ни одно здание не сдается в эксплуатацию без утверждения и согласования в фонде. Схема проста: исполнитель обследует объект на создание безбарьерной среды, разрабатывает и согласовывает с фондом дизайн-проект и лишь после этого приступает к работе. Архитекторы и строители руководствуются четкими критериями безбарьерной среды. Например, угол наклона пандуса от 5 до 8%, ширина кабины уборной и прохода в магазине 0,9—1,5 м (чтобы коляска могла легко заехать), нормируются уклон съезда тротуара, габариты лифтов.

В Улан-Удэ добились-таки, чтобы инвалиды могли без препятствий передвигаться по городу. В супермаркетах появились дорожки для въезда, гусеничные подъемники, лифты, беспороговые туалетные кабинки. Во многих жилых домах запасные выходы оснастили пандусами. К подъездам прирастили крылечки для разворота колясок.

— Конечно, мы упорно боролись за каждый сглаженный бордюр, поручень, расширенную дверь, — вспоминает Эржена Будаева, председатель фонда. — Привлекали волонтеров, депутатов, частных предпринимателей, устраивали акции. Действовали вежливо, но очень настойчиво — капля же камень точит.

Сейчас в Республике Бурятия 500(!) пандусов, в одном только Улан-Удэ их больше 250 (заметьте, Бурятия считается депрессивным регионом РФ. — Авт.). Для инвалидов они как знак — приглашение в общество. На главной улице Ленина пандус впору заносить в Книгу Гиннесса — длина его 300 метров, ширина — 1 м 80 см, плюс остановки-карманы. Хотя есть пандусы, построенные волонтерами, — их себестоимость не превышает 500 рублей. Много в городе стилобатов — площадок вдоль первых этажей (вместо многочисленных разнокалиберных крылечек, которые уродуют здания). Можно встретить и пристроенные балконы, где инвалиды разбивают цветнички, сушат белье и хранят соленья-варенья. На дачах — высокие грядки: ездишь на коляске по меже, полешь, поливаешь. Что и говорить, в больницах есть даже гинекологические кресла с подъемниками. Ну а главная победа фонда — жилой комплекс для инвалидов-колясочников, который частично будет сдан в августе этого года. Спроектирован он так, что из любого блока (всего их семь) можно попасть в любую точку дома, не пользуясь лифтом.

— Безбарьерная среда гуманизирует общество. Нам приятно ходить по городу и видеть результат работы, — говорит журналист, волонтер фонда Любовь Михайловна Халмуева. — Знаете, у нас люди с ограниченными возможностями настолько привыкли свободно передвигаться, что говорят: "Я пошел" или "Я пошла". Ну а я в ответ: "Беги". Ведь инвалид такой же человек, с такими же нуждами и желаниями. Почему он должен сидеть дома?

Инвалиды Иркутска гниют заживо

Инвалиды-колясочники в Улан-Удэ живут полной жизнью. У них не болит голова о непреодолимых барьерах в виде лестниц и бортиков. Им нетрудно съездить в супермаркет за продуктами, в кино на заветный сеанс, парикмахерскую или музей. Их видно. В то время как в столице Бурятии недоумевают, как можно не установить лифт или подъемник, иркутские чиновники не понимают, зачем вообще их устанавливать. А может, не хотят понимать?

— В 2003 году мы пришли в городскую администрацию с наболевшим вопросом: нужно решать жилищную проблему для инвалидов, — рассказывает Татьяна Михайловна Русина, председатель Куйбышевской организации инвалидов. — Они живут в нечеловеческих условиях — в сырости, холоде, полы сгнившие, потолки текут. Например, предместье Рабочее за это называют гетто. В администрации проблему признали. Выделили земельный участок в Свердловском районе в 1,7 га с ветхим жильем под снос для строительства экспериментального жилого комплекса. Нас поддержали солидные строительные организации, которые были готовы участвовать в этом социальном проекте. В августе 2004 года прошла встреча с инвесторами: они согласны взять на себя снос, проектно-сметную организацию и застройку. Девять месяцев мы усиленно готовили пакет документов: получили все согласования, технические условия, были определены границы земельного участка. Но до сих пор пакет лежит в управлении архитектуры города. Вразумительный ответ мы получить не можем. Инвесторы не могут зайти на площадку. Люди тем временем гниют заживо без ухода и гигиенических условий, от безысходности начинают пить.

13 февраля на встрече с представителями Фонда безбарьерной среды зам. архитектора Иркутска Николай Беляков признал, что ситуация в городе позорная, удручающая. Оговорил и то, что без инициативы организации инвалидов дело вряд ли сдвинется с мертвой точки.

— Прежде всего администрация должна пересмотреть свое отношение к людям с ограниченными возможностями, — говорят на это в Куйбышевской организации инвалидов. — У нас нет сил сдвинуть этот камень с места, пока не будет команды сверху.

Получается замкнутый круг. В прениях на эту тему точка пока не поставлена.

Справка "Копейки"

Статья 15 Федерального закона "О социальной защите инвалидов РФ" (принят Государственной думой 20 июля 1995 года)

Все административные, производственные, общественные, культурно-просветительские, жилые здания и сооружения должны обеспечить безбарьерную среду для жизнедеятельности людей с нарушениями опорно-двигательных функций, то есть инвалидов. Причем планировка, застройка города, разработка проектных решений на новое строительство без приспособленных объектов для доступа к ним инвалидов не допускаются. В случаях, когда действующие объекты невозможно полностью приспособить для их нужд, собственники объектов должны согласовывать с объединениями инвалидов меры, которые обеспечили бы удовлетворение индивидуальных потребностей инвалидов. Для недобросовестных владельцев объектов социальной инфраструктуры закон предусматривает административные штрафы до 200 МРОТ.

Метки:
baikalpress_id:  33 670
Загрузка...