Молоко для города Парижа

У задуманного объединения Иркутской области и Усть-Ордынского Бурятского автономного округа есть сторонники и противники. Противники твердят: это будет неравный брак, настоящий мезальянс — мол, никакими особыми достоинствами земля автономии не обладает, сплошная степь да степь кругом. Нефти нет, газа тоже нет, лесов чуть-чуть... Насколько правы скептики в своих оценках и действительно ли Всевышний, раздавая земли, обделил жителей автономного округа? С этим вопросом мы обратились к кандидату экономических наук, депутату окружной Думы Кузьме Алдарову, которому известны все плюсы и минусы родной земли.

— Чем владеет западная часть бурятского народа? Куском земли в 22,4 тысячи квадратных километров. Много это или мало? По размерам больше, чем половина Швейцарии. К тому же никаких тебе гор, ледников и озер, все земли хозяйственного назначения: пашни, степи и леса. Пожалуйста, паши, сей, жни... В Книгу рекордов Гиннесса, может, и не попадешь, но жить в достатке будешь. И ведь жили при советской власти. Зерно, шерсть, мясо, молоко... Округ кормил и Иркутск, и Ангарск, и Усолье. Может, не на все сто, но наполовину уж точно.

— Кормильцем он был в прошлом, а ныне живет на трансферты федерального бюджета. Что, земля свой химический состав изменила?

— Нет, земля наша не оскудела. И поныне она готова засыпать амбары зерном. Возьмите "Приморский", хозяйство Аполлона Николаевича Иванова. С ним не только в округе, в области редко кто может тягаться по урожайности. Вся беда в отсутствии нормальной экономической политики. Вот нынче все тыкают пальцем в бюджетную обеспеченность: дескать, на жителя округа приходится больше денег, чем на жителя области. Действительно, больше. Но сельскому хозяйству от этого никакой выгоды. В прошлом году на его поддержку намеревались выделить 245 миллионов, а выделили 135. На нынешний год вообще заложили 99 миллионов. Областной бюджет помощь крестьянам увеличивает, а мы уменьшаем.

— Мало выделить деньги, надо ими толково распорядиться. Где бы, на ваш взгляд, они могли эффективно работать?

— В свое время все российское животноводство сделало уклон в личные подсобные хозяйства. Мол, частник обеспечит нас молоком. И действительно, крестьяне округа засучили рукава, прикупили дойных коров, стали вместо одного ведра надаивать три и кормить молоком... свиней. Потому что не были созданы структуры по сбору и сбыту молока. Все предоставлены самим себе. Сумел найти клиента — хорошо, не сумел — пеняй на себя. А разве сложно было пустить молоковозы по деревням и организовать прием продукции? Ведь нашим молоком можно торговать не только в Иркутске, но и Москве. Да что в Москве — в Париже!

— Шутка?

— Никакой шутки. Когда я работал в администрации округа, к нам приезжала делегация французских промышленников. Они искали сферы производства, выгодные для вложения капитала. Объехали полмира: Польшу, Китай, Индию, Таиланд... Попробовали наше молоко и пришли в полнейший восторг. Такого ароматного и жирного молока, говорят, нигде нет. В Индии коровы едят газеты да мусор, а у вас — цветы. Никакой химии, одна чистейшая экология. Да за вашим молочком весь Париж выстроится, ему никакая конкуренция не страшна!..

— Как вы считаете, можно вернуть "молочные реки" в прежние берега?

— Отчего ж нельзя. Этим даже президент страны озаботился. В национальной программе реанимации молочного животноводства все правильно прописано: дотации производителю, создание сбытовых кооперативов, льготные кредиты... Сейчас без всяких проблем можно приобрести и установки для охлаждения молока, и диагностические лаборатории, было бы только желание. Уверен, уже весной начнутся изменения к лучшему.

— Чем еще способна удивить усть-ордынская земля?

— Как это ни печально, но мы умудрились похоронить овцеводство, можно сказать, свою национальную гордость. Конечно, с помощью государства, кинувшего камвольно-суконные комбинаты — наших главных потребителей — на произвол судьбы. Обесценилась шерсть — опустела степь. Как будто черт языком отары слизнул. Могли мы это предвидеть? Естественно, нет. А перестроиться? Почему наши магазины завалены монгольскими и турецкими дубленками, а не отечественными? Да, для этого требуется поменять породы, перейти на тонкорунное овцеводство, наладить выделку и пошив... Трудно, сложно, хлопотно, но вполне реально. Надо только поменять климат.

— Поменять климат?..

— Инвестиционный. У нас он сегодня слишком резко континентальный, мало пригодный для развития предпринимательства. Моя всегдашняя точка зрения: чтобы привлечь инвестора, надо ему дорожку из льгот выстелить — налоги на первое время снизить, с арендой земли помочь, бюрократический пыл остудить... Именно так поступили в Новгородской области. Земли у них тощие, болотистые, никакого проку с них. Естественно, и дураков заводить в область свои капиталы не было. Тогда собрали местные власти промышленных тузов и предложили: мы вам налоговые каникулы и прочие льготы, а вы садите у нас свои производства. И теперь область поставляет на всю страну шоколадные "Сникерсы" и жевательную резинку. И люди при деле, и деньги в бюджет начали капать.

— Одно время многие рвались завести на селе мини-заводы по производству той же колбасы. Как вы оцениваете эту предпринимательскую жилку?

— Я считаю — богу богово, а кесарю кесарево. Ну разве можно на мини-заводах дать нужный ассортимент и качество? Ясно же, что кустарное производство не в силах конкурировать со специализированными предприятиями Иркутска, Ангарска, Усолья. Крестьянин должен оставаться поставщиком мяса.

— Это может быть выгодно?

— А почему нет? Правильно сказал президент: ребята, ваше зерно сложно реализовать за рубеж, давайте его пустим на корм скоту. И с мясом будем, и с молоком. На эти два товара спрос никогда не убудет.

Метки:
baikalpress_id:  48 793