"Идите вы лесом!"

Школы Усть-Удинского района остались без денег: среди учителей нет лесорубов

В конце 2005 года в редакцию пришло письмо от коллектива усть-удинской средней школы N 2. Учителя жаловались на общество с ограниченной ответственностью Лесстройресурс, которое уже два года не может рассчитаться по своим долгам перед школой. Мы провели журналистское расследование. Результаты получились неожиданными.

Долг платежом красен

Послание учителей было представлено как открытое обращение к Александру Тишанину, поэтому мы первым делом направили запрос в администрацию губернатора. Там среагировали быстро и четко, без малейшего намека на формализм, и скоро у нас уже был полный пакет документов.

Действительно, ООО Лесстройресурс взялось освоить выделенные школам участки. Лес был вырублен и вывезен. Первые платежи прошли без задержек. Но начиная с 2004 года Лесстройресурс практически перестал платить по долгам.

После официального запроса из администрации губернатора в декабре 2005 года фирма перечислила усть-удинской школе N 2 часть денег. В своем ответе руководитель фирмы Анатолий Крутер сообщил, что задержки произошли в связи со строительством лесоперерабатывающего завода в Иркутске. "Это не оправдывает нас как лесозаготовителей", — написал Крутер и заверил, что предприятие выполнит свои финансовые обязательства перед школой до 20 января 2006 года.

Однако, по данным администрации губернатора, ООО Лесстройресурс задолжало не только школе в Усть-Уде, но также школам района, в частности в селах Балаганка и Молька... Почему вдруг предприятие, прежде считавшееся едва ли не самым надежным, вдруг оказалось в должниках? Тем более что общая сумма долгов (это выяснилось чуть позже, уже в Усть-Уде) едва дотягивала до 1 миллиона рублей — для лесного бизнеса сумма, прямо скажем, не критическая.

Молька: нет смысла жаловаться

Внешне Молька мало отличается от десятков таких же поселков, разбросанных по территории области. С дороги видны мертвые бетонные конструкции, оставшиеся еще с советских времен. Заснеженные поля вполне сошли бы за сельхозугодья, если бы не предательски торчавшие над снегом густые метелки конопли: поля заброшены.

Сельская школа стоит особняком, это, пожалуй, самое лучшее здание в Мольке. Из разговора с администрацией выяснилось, что зарплату учителям здесь платят регулярно, без задержек. Однако этим все и заканчивается. Ремонт, приобретение наглядных пособий, спортинвентаря — забота школы. Если в крупных городах вопрос можно решить за счет родительских кошельков, то что взять с сельских жителей? Здесь по-прежнему царит бартер, живых рублей люди почти не видят.

Деньги на ремонт также "перечисляются" по бартеру: вот тебе деляна в лесу — как хочешь, так и продавай. Первый раз, говорят педагоги, выделили участок, который взялись осваивать местные мужики. Худо-бедно справились, школа получила деньги. В следующий раз с лесозаготовителей потребовали предоплату, а это сельские лесорубы уже никак не могли потянуть. Молькинский участок получило ООО Лесстройресурс. Предоплата прошла, осталось получить основную долю, но дело застопорилось. Около 40 тысяч рублей зависло, и администрация школы уже не слишком-то надеется их получить. Куда-то жаловаться, считают учителя, смысла нет: проблемы появятся наверняка, а вот деньги — вряд ли...

"Здесь учился Валентин Распутин"

Балаганка стоит чуть в стороне от автотрассы на Усть- Уду. Укатанная дорога выводит прямо на главную улицу села. Дома здесь добротные, крепкие. Вековые почерневшие избы стоят непоколебимо: еще пару веков запросто выдюжат. Новостройки отличаются той же сибирской основательностью — аккуратные дома, высокие деревянные заборы, ни одного покосившегося. Пьянящий таежный дух, сдобренный терпким печным дымком.

Первое школьное здание возвели здесь еще лет сто назад. Через полвека, когда началось массовое переселение с затапливаемых территорий, сюда перевезли школу из Аталанки, родной деревни Валентина Распутина. Именно в этом здании, если верить рассказам старожилов, учился Валентин Григорьевич — о своей школе он написал в рассказе "Мы с Димкой". Она также оказалась в центре нашего расследования, но, к сожалению, вовсе не в связи с ее распутинской историей. Лесозаготовители задолжали школе около 60 тысяч рублей.

— По тому адресу, что указан в документах, фирмы нет, — возмущается директор Татьяна Ивановна Горячкина. — Мы кое-как нашли. К нам приезжала молодая женщина, их представитель, клятвенно заверила, что деньги скоро будут. Они ведь как сделали: дали лесхозу предоплату, заплатили из нее налоги, а школе из того платежа досталось около 8 тысяч рублей. Прямо скажем, не разгуляешься. Остальное ждем как у моря погоды. Не жалуемся — а что толку? Выкручиваемся сами.

"Не ожидали такой реакции"

В усть-удинской школе N 2, откуда и было отправлено письмо губернатору, приезду корреспондента обрадовались.

— Мы, честно говоря, не рассчитывали на какую-то реакцию. Тем более — что сразу начнут поступать деньги, — призналась директор Людмила Георгиевна Осипова. — Когда перед Новым годом пошли платежи, мы глазам своим не поверили. Нас ведь уже не первый раз обманывают. До этого была здесь фирма "Лесной мир", те вырубили лес и исчезли. Две тысячи кубов — и ни копейки! А здесь вон как дело закрутилось. Но переведены пока не все деньги.

Лесстройресурс начал рассчитываться по долгам. Правда, директор школы и бухгалтерия называют одни цифры, лесозаготовители — другие, естественно, несколько меньшие. Так или иначе, деньги пошли по адресу. Расхождения в суммах устранит сверка финансовых документов.

Кто хозяин?

Чем больше я вникал в проблему, тем непонятнее становилось: почему вместо денег школы получают лес на корню? Ответ я получил в администрации Усть-Удинского района.

Александр Сабельфельд, начальник отдела лесного хозяйства района, объяснил:

— Районная администрация, не может выделять школам живые деньги: в бюджете сплошные дыры. Решили давать лесом, — говорит Александр Александрович.

— Простите, но это кажется странным. У школ несколько иные задачи, чем лесозаготовка. Допустим, администрация района не имеет средств на ремонт. Но почему нельзя выделить те же лесные деляны надежному заготовителю, получить с него деньги и перечислить школам?

— Дело в том, что мы не являемся хозяйствующим субъектом. А школы являются, у них есть финансовая самостоятельность. Поэтому мы не можем продавать лес, а школы могут. Мы выделяем школам участки, а те их реализуют. Мы выбрали самого надежного на наш взгляд лесозаготовителя. Для нас тоже стало полной неожиданностью, что они перестали платить по долгам. Они задолжали сельхозпредприятиям, сельским администрациям, КУМИ, школам. Последние платежи прошли в 2004 году, и вот только сейчас стали рассчитываться с Осиповой (школа N 2. — А.Д.).

Долги и честь фамилии

С Анатолием Крутером, генеральным директором ООО Лесстройресурс, я встретился назавтра после поездки в Усть-Удинский район. На видавшем виды джипе мы проехали в новый офис фирмы, который располагается неподалеку от лесоперерабатывающего завода, недавно введенного в строй.

— Ситуация для нас крайне неприятная, — признался Анатолий Маркович. — Поначалу дела наши шли отлично. В 2002 году мы безвозмездно передали району солярку для посевной — на 800 тысяч рублей. 200 тысяч выделили на строительство церкви в Усть-Уде. Закупили оргтехнику для лесхозов и администрации. Взяли шефство над детским приютом. По просьбе мэра Усть-Удинского района передали 40 тысяч рублей Игжейской школе на ремонт отопления. Тогда нас все любили и уважали. Вот почетные грамоты, вот дипломы...

Сейчас, когда у нас произошел сбой, связанный со строительством завода, все изменилось. Да, я допустил непростительную ошибку, задержав платежи школам. Нужно было рассчитаться немедленно, пусть даже ценой других долгов. Поймите, я ни от кого не скрываюсь. Хотя в подобной ситуации многие просто делают ручкой: перерегистрируют предприятие, заметают следы. Все законно, все честно, не прикопаешься. Но для меня такое неприемлемо.

Отец Анатолия Крутера — известный российский адвокат Марк Крутер. Это накладывает на сына обязательства несколько иного рода, которые не выражаются никакими деньгами:

— Я не имею морального права на нечестную работу, это перечеркнет все, что наработал на фамилию мой отец. Я даю слово, что к концу февраля полностью рассчитаюсь со всем школами Усть-Удинского района, а остальные долги погашу к концу года.

...Итак, государство в лице районной администрации не имеет средств для ремонта сельских школ. Поэтому вместо денег дает школам таежные деляны. Школы не могут сами рубить лес и ищут подрядчика. Подрядчик не всегда может немедленно расплатиться: сначала лес нужно вырубить, вывезти и только потом — продать... Кто крайний, граждане?!

Нет, лесной надел для школы — величайшая нелепость, пережиток 1990-х. В эпоху громких национальных проектов пора переходить к цивилизованным формам расчета. Чтобы деньги школам и больницам перечислялись через Главное финансовое управление, а бизнесмены отчитывались только перед налоговыми органами и своими сотрудниками.

Частный бизнес

Печальный факт: в нашей стране лесозаготовка целиком и полностью отдана в частные руки. Государственных предприятий, за редчайшим исключением, в этой сфере нет. Себе государство оставило только налоги. Но и в этой сфере до сих пор не смогло навести порядок! Лесозаготовители задыхаются в налоговых тисках и банковских процентах, вязнут в долгах, не могут расширять и модернизировать производство.

Заметим, мелкие и средние лесозаготовительные предприятия в большинстве своем зарегистрированы на территории области. То есть налоги платят здесь. Представим на минутку, что на иркутский рынок придет некий крупный концерн, назовем его "Заготлес- Интернешнл", который проглотит всех "мелких и средних". Бригады, вооруженные дорогими "Тимберджеками", этими "пожирателями деревьев", попрут в тайгу. Новые лесоперерабатывающие заводы начнут гнать доски, профили, европанели и т. п. Кругляк уйдет в прошлое. Хорошо? Как будто да. Но нужно ли говорить, что наш вымышленный гигант наверняка будет зарегистрирован в лучшем случае где-нибудь в Европейской России, если не в оффшоре и что работать на "Тимберджеках" и заводах будут, скорее всего, наемные рабочие? Нужно ли объяснять, что жителям области от этого суперпроизводства, как всегда, достанутся жалкие крохи?

Да, пока еще наш "Заготлес-Интернешнл" — лишь призрак, бродящий по тайге. Но он вполне может материализоваться. Область приобретет "надежного" партнера, к которому нужно будет падать в ноги, вымаливая деньги на школы, больницы, отопление. Может быть, стоит задуматься сейчас и поскорее навести порядок в пока еще своем лесном хозяйстве?

Метки:
Загрузка...