Спасите наши души

В областном центре создан родительский комитет по защите молодежи от духовного насилия

Проблему религиозного сектантства можно поставить в один ряд с такими бедами современности, как наркомания или алкоголизм. За последнее десятилетие тысячи иркутян оказались во власти духовных предубеждений. Число людей, находящихся в психологической зависимости от "божественных" идей, продолжает стремительно расти. Молодежь в поиске новых идей, в желании реализоваться нередко обнаруживает в себе склонность поддержать определенные культовые догмы. А еще в религию с головой уходят от одиночества, от желания спрятаться от суровой действительности.
Приангарье стало шестым российским регионом, в котором начал работу родительский комитет по защите молодежи от психологического и духовного насилия.

На помощь заблудшим

Организация создана для того, чтобы противостоять вовлечению людей в религиозные культы и различные неформальные группировки. Также ее сотрудники будут оказывать помощь людям, попавшим в зависимость от телевидения, компьютерной техники и игровых автоматов.

Пока в составе комитета трудятся 20 добровольцев — в основном врачи и учителя, которые лицом к лицу столкнулись с этими проблемами.

Руководитель организации Галина Вакулина поясняет:

— Если с повальным пьянством и наркоманией государство ведет борьбу, то деятельность различных деструктивных культов (в народе их называют сектами) мало кого интересует. Поэтому мы и решили создать этот комитет.

К сожалению, несовершенное российское законодательство не имеет четких установок относительно деятельности религиозных организаций и групп. И с благословения этих же недоработанных законов некоторые секты маскируются под общественные организации и работают под вполне мирскими вывесками. В Иркутской области проблема вовлечения людей в религиозные структуры является весьма серьезной. В регионе действует порядка 50 различных деноминаций, в которых участвует не меньше 130 тысяч человек. И если некоторые религиозные течения действительно духовно обогащают человека и меняют его нравственный облик, то другие приносят только серьезные психологические проблемы.

Владимир Салмин, главный врач Иркутского центра медико-социальной и психологической помощи населению:

— Определить степень вреда, наносимого обществу деструктивными культами, достаточно сложно. Когда человек оказывается вовлеченным в деятельность той или иной религиозной группы, у него меняется мировоззрение, поведение, отношение к близким. Жертвы оккультизма никогда не обращаются к психологам. Они считают, что их новый образ жизни является самым правильным. Эти люди попадают в зависимость от каких-нибудь богов или лидеров религиозных организаций, устраняются от насущных жизненных проблем. Здравомыслие при этом полностью отключено. Психологам не всегда удается помочь адептам. Бессильны оказываются и родственники. Обращение в различные структуры тоже результатов не дает.

Галина Вакулина рассказывает, что сотрудники комитета в первую очередь будут оказывать помощь конкретным людям.

— Мы будем реагировать на все жалобы жителей области и выявлять отклонения в поведении людей, — говорит она. — Наши коллеги из Москвы и Санкт-Петербурга всегда готовы откликнуться и дать необходимые рекомендации. У них накоплен достаточный опыт для того, чтобы помочь нашим землякам.

В комитет уже поступило множество обращений и жалоб от родственников сектантов. Чаще всего обращаются жители глубинки. Именно в провинции деструктивные культы развернули широкую деятельность, и чем дальше от Иркутска, тем страшнее ситуация с распространением псевдоучений.

Под влияние культов чаще всего попадают несовершеннолетние, особенно дети очень занятых людей.

— В прежние годы за ребятишек мы могли не волноваться — о них заботились школа, пионерия и комсомол, — делится Галина Вакулина. — А сегодня воспитанием детей с готовностью занимаются представители разных вероучений. Поэтому во время встреч с людьми я всегда предупреждаю о том, что если они просмотрят ребенка, то за него возьмутся другие. А если родные не поддерживают новых веяний в жизни адепта, человек отстраняется от них и еще больше вовлекается в духовные идеи. На этой почве в Иркутской области уже случилось множество разводов. Именно поэтому одной из целей комитета является разрешение конфликтов внутри семьи. Обычно людям стараются оказать психологическую помощь и по необходимости юридическую.

Другая задача комитета заключается в пропаганде. Уже запланировано несколько мероприятий, которые пройдут при участии молодежных организаций города и области. Особое внимание будет уделено школьникам.

Организация не всегда находит понимание в чиновничьих кругах. Галина связывает это с тем, что люди, которые напрямую не столкнулись с проблемой религиозного беспредела, зачастую ее просто не видят. Возможно, поэтому у организации пока нет ни помещения, ни телефона. Да и какое бы то ни было финансирование напрочь отсутствует. Все расходы активисты комитета взяли на себя. Тем не менее уже сегодня сотрудники комитета готовы оказать посильную помощь пострадавшим от духовного насилия.

Ваших звонков ждут по средам и субботам с 14 часов по телефону 29-10-08.

Опасные культы

Алексей Мишин, заведующий сектором по работе с религиозными объединениями комитета по связям с общественностью администрации губернатора Иркутской области:

— Религиозная жизнь Иркутской области не имеет каких-то отличительных особенностей в сравнении с общероссийской. В регионе действуют те же конфессии и деноминации, что и в целом по стране. И количество людей, постоянно участвующих в деятельности религиозных групп, колеблется в пределах 5% от общей численности населения. Хотя до 80% жителей области считают себя православными.

Иркутск является важным религиозным центром. В Приангарье располагается самая большая (по территории) в мире католическая епархия, здесь долгое время находился головной офис адвентистов седьмого дня (недавно он переместился в Красноярск, но намеревается вернуться в Иркутск). Регион является третьим по величине центром (после Москвы и Санкт-Петербурга) организации свидетелей Иеговы. Многие выходцы из Иркутской епархии Русской православной церкви сейчас служат в столичном патриархате и других епархиях. Столь широко религиозная жизнь в области представлена благодаря многим историческим процессам. Существенное влияние на это оказала столыпинская реформа, вследствие которой в Иркутск со своими воззрениями прибыли украинцы и белорусы. Массовые ссылки иеговистов, баптистов, пятидесятников, адвентистов в Сибирь тоже сыграли свою роль. Дала результаты и миссионерская деятельность. Например, одним из ее плодов можно считать троеверие бурят, которые исповедуют буддизм, шаманизм и православие.

— Какие религиозные течения представлены в области наиболее широко?

— В регионе зарегистрировано около 80 православных приходов. Еще 70 действуют без регистрации. Законодательство не налагает запрета на деятельность незарегистрированных религиозных групп. Но в своих правах и возможностях они немного ограничены. Вторыми по численности являются протестантские конфессии. Их в пределах сотни. Также функционирует около 10 католических приходов, 7—8 мусульманских организаций, одна старообрядческая церковь и несколько буддистских организаций различной направленности. Недавно список пополнился мормонами, которые открыли Церковь Иисуса Христа святых последних дней.

Довольно длительное время в регионе действовали последователи небезызвестного Виссариона. Не так давно все они уехали в Город солнца — в поселок Курагино Красноярского края. Всего в области на учете более 250 религиозных организаций. По нашим оценкам, еще столько же регистрации не имеют или зарегистрированы в ином качестве. Нередко религиозные организации и группы маскируются под культурные, научные и прочие общества. Они-то и представляют наибольшую опасность для психики адептов. Большинство из них являются откровенно коммерческими культами.

— Алексей Владимирович, какие религиозные организации мы можем считать деструктивными культами?

— В первую очередь те, чья идеология противоречит законам и нравственным нормам. Кроме того, явным признаком деструктивности можно считать смешение понятий, когда место Бога занимает лидер. Ограничения в пище, сне, имущественные притязания тоже характерны для культов.

— Как происходит вовлечение людей в деятельность религиозных организаций?

— Сценарий на самом деле очень прост. До потенциального адепта не доносят всей сути идеологии, он проходит определенные ступени посвящения. Правда открывается позже, когда человек уже глубоко завяз в религии. Как этому противостоять? На этот счет существуют две полярные точки зрения. Сторонники одной либерально утверждают, что всем религиозным организациям необходимо позволить действовать как те хотят. Якобы с течением времени часть из них распадется, остальные эволюционируют и станут традиционными. Другая крайность состоит в стремлении всех запретить, загнать в лагеря. Но мы-то уже проходили это. Именно на крови мучеников и создается церковь. Я считаю, что истина где-то посередине.

В первую очередь религиозные организации должны быть прозрачными для общества. А люди должны иметь право выбора. Установить порядок в этом смысле можно лишь путем открытого диалога власти, религии и общества.

В настоящее время в Иркутской области создается межконфессиональный совет, в котором будет представлено 10—11 конфессий. Их лидеры уже выявили целый ряд общих проблем и задач. Возможно, это сообщество сможет выработать ряд мер по оказанию противодействия деструктивным культам.

Метки:
baikalpress_id:  4 565