Михасенко Геннадий — детский писатель из Братска

Автору широко известной повести "Милый Эп" в феврале исполнилось бы 70 лет

Его книги хорошо читать в Братске. Или Падуне. Там у них появляется третье измерение, а может, и четвертое, пятое... Книжка дышит и оживает прямо на глазах, тихонько шепчутся о чем-то сосновые ветки, тихо плещутся о прибрежные камни морские волны. И открывается обычная, до краев наполненная событиями, детскими и недетскими бедами и заботами жизнь.
Впрочем, книжки Геннадия Павловича Михасенко зачитывали до дыр ребятишки и взрослые не только в Братске и его окрестностях, включая Иркутск. Они давно получили полноправную прописку во всех детских библиотеках бывшего СССР, оживали на киноэкранах, в ТЮЗах, школьных постановках.
Через несколько дней замечательному писателю Геннадию Павловичу Михасенко исполнилось бы 70 лет — он родился 16 февраля 1936 года. Умер в июне 94-го. Между двумя этими датами было много интересного.

Подслушать у своей памяти

Будущий писатель родился на Алтае. Детство провел в деревне Кандаурово Новосибирской области.

Шла война.

— Геннадий рассказывал, что "Мойдодыра" он прочитал в четвертом классе, а "Айболита" — в пятом.

Это вспоминает братчанка Татьяна Баева. Поэтому детство как бы задержалось в нем на долгие годы.

Но как хорошее вино, отстояв и перебродив, оно выплеснулось потом целой серией увлекательнейших — не оторвешься — детских книжек.

Первая — "Кандауровские мальчишки" — сразу сделала его знаменитым. Повесть о деревенских ребятах, у которых вместо телевизора и компьютера было бездонное небо с фантастически красивыми облаками, легко вписалась в тревожный мир детей и взрослых второй половины прошлого века.

Горит соседская баня. Старшие суетятся, оказывая — кто советом, кто еще чем — посильную помощь.

"Кроме меня, Шурки и Кольки тут было еще несколько ребятишек. Все они, кто сидя, кто стоя, с прищуром смотрели на огонь.

— Как на войне... — сказал один из них. — Танки подбитые, наверное, вот так же горят. Ага?

— Танки не горят, — возразил Колька. — Они железные. А вот машины горят — у них кузова деревянные.

— И танки горят, хоть и железные, железо-то керосином пахнет. Ведь там — моторы. Чего же им не гореть. С керосином хоть что сгорит, — проговорил тот же голос".

Такой диалог не выдумаешь, его надо подслушать. У собственной памяти хотя бы.

В том ларьке, где "алкого..."

После окончания инженерно-строительного института в Новосибирске Геннадий Павлович был направлен на работу в Братск. В этом городе, где "поэзия живет и дышит", Михасенко быстро установил с ней добрососедские отношения.

"Сейчас мало кто помнит, что его первой книгой был небольшой сборник стихов", — читаем у писателя-братчанина Владимира Монахова (с такой же степенью достоверности Владимира можно назвать поэтом-братчанином).

Дело в том, пишет Монахов, что гонораров от издания книг на жизнь не хватало. Однажды Геннадий Павлович даже провел расчеты и установил, что его средняя писательская зарплата в месяц составляет всего 120 рублей. Но друзья знали, что легкое перо Геннадия может создавать не только художественную прозу, но и откликаться по случаю дня рождения, юбилея... Все это писалось от души; со временем пошли заказы от маленьких начальников, которые хотели угодить высоким начальникам.

За долгие годы Михасенко написал немало заказных, но талантливых стихов, их вполне можно сегодня поместить в отдельную книгу как образец особого вида творчества эпохи развитого социализма (неплохая идея. — Авт.).

Яркий дар стихотворца Геннадий Павлович использовал при написании уникальной книги "Азбука Братска", в которой на каждую букву русского алфавита написаны стихи о словах, характеризующих историю города. Есть в ней и ЛЭП, и саранка, экология, котлован, топляк, багульник... Всего 72 стихотворения.

Писал Михасенко и популярные сегодня пародии. Например, на знаменитые строчки детского поэта Юрия Черных "далеко, далеко, на лугу пасутся ко..." он откликнулся известным всему Братску шедевром:

От ларька недалеко

Дуют водку алкого...

Правильно, пьяньчуги!

Пейте, дети, молоко

Сгинут все недуги!

С такой социально-бытовой поправкой картинка становилась стереоскопической, объемной. И очень легко узнаваемой.

Впрочем, "от ларька недалеко" и сейчас немало "алкого...". А молоко как альтернатива "алкого..." действительно полезно.

Аскольд Эпов как символ безыдейности

В середине 70-х была опубликована повесть Геннадия Михасенко "Милый Эп". Согласно библиографии писателя, сначала в журнале "Юность", а через год, в 1975-м, в Восточно-Сибирском книжном издательстве.

У новой книжки Михасенко была счастливая судьба. Публикация в тогдашней "Юности" с ее огромными тиражами и репутацией одного из самых читаемых в читающей стране журналов, ставила автора в ряд "известных советских" и т. д.

"Милый Эп" оказался общительным "юношей": кроме журнальных публикаций повесть легла в основу одноименного спектакля Иркутского ТЮЗа, позже — художественного фильма. Этот последний, впрочем, оказался не совсем удачным и быстро сошел с экранов. А критики и рецензенты получили хороший кусок хлеба с маслом, разбирая, разглядывая и анализируя героя новой повести писателя из города Братска.

Оценка повести, между прочим, не всегда была положительной. Кое-кто считал, что нельзя так легковесно писать на серьезную тему о воспитании молодежи. Которая должна проводить время не в прогулках за городом, с поцелуями и глупой болтовней, а исключительно на комсомольских собраниях. И слушать не Тома Джонса, а, к примеру, полное собрание речей Владимира Ильича Ленина.

Но "Милый Эп" жил как умел — независимо и "безыдейно". Если так можно охарактеризовать внутренний мир героев повести, отчаянно пытающихся разглядеть, распознать законы взрослого мира, понять, как нужно жить — прогибаясь под изменчивый мир или заставляя мир прогибаться под себя.

Герои повести получают двойки в школе и спорят с родителями, гоняют голубей и слушают хорошую музыку, неумело целуются с девчонками и проводят серьезные социологические исследования в своем классе.

"Светлана Петровна вызвала меня неожиданно. А я был не из тех, кого по английскому языку можно было вызывать неожиданно. Я хотел было отказаться, но Август Шулин, мой сосед, испуганно вытолкнул меня из-за стола, и я, как порядочный, пошел к доске, кивками прося подсказывать... Дважды ляпнув невпопад, я поморщился, закусил губу и смолк. Я сдался. Но класс держался до последнего патрона: шипел, булькал и хрипел, как радиоприемник на коротких волнах".

Главный герой повести с редким именем Аскольд и не очень популярной фамилией Эпов, несмотря на пробелы в английском, вовсе не стандартный двоечник. Но и не хилый ботаник. Его любимые предметы — физика и математика (гены отца, главного инженера завода). Комната Аскольда — сплошные хитрости: в спинке дивана таился репродуктор, в письменном столе — два магнитофона, связанных с Мебиусом (комнатный робот, которого сконструировал Аскольд), а старенькое кресло, привинченное к полу, вообще было пультом управления всей звуковой жизнью квартиры, включая ванную-туалет.

Повесть "Милый Эп" вообще напичкана технической терминологией. Все же высшее инженерное образование автора видно, что называется, невооруженным глазом. У детей периода научно-технической революции в СССР были соответствующие заботы и интересы.

Писатель должен писать

"Моя политика — хорошо сочинять для детей". Так ответил Геннадий Павлович, когда его спросили, к какой партии он принадлежит. На дворе стоял 92-й год, ветры перемен навевали мифы о новом мышлении и политическом плюрализме. Хотелось свободы и дискуссий. Но колбасы и хлеба хотелось тоже. Михасенко, как говорится "не был, не участвовал, не подписывал". Он работал. Чаще, как и положено хорошему писателю, — в стол, потому что в Иркутской писательской организации к писателям из Братска относились довольно прохладно. Инсульты, раньше времени загнавшие Михасенко на тот свет, были следствием нелегкой писательской судьбы.

Геннадий Павлович умел хорошо сочинять для детей. Его "Неугомонных бездельников", "В союзе с Аристотелем", "Пятую четверть, или Гость Падунского Геракла", как и другие повести, стихи и сказки, читают уже несколько поколений читателей. Это не лексическая ошибка, а точная констатация факта: писатель пишет, читатель — читает. Если это хороший писатель, конечно.

Геннадий Михасенко — хороший писатель.

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments