Дуроходы из металлолома

"Едешь, а на тебя как на дурака пальцем тычут"

В Куйтуне живет мастер-самодельщик Александр Наумов. Из металлолома он собирает трехколесных "коней" — пневмоходы, деревенские сани оснащает движками, а в небо запускает заводные самолетики. Посельчане называют его местным Кулибиным. Александр на это только руками разводит: "Мне всегда игрушек не хватало".

Трактор, мотоцикл или танк?

За поселковой школой притаилась маленькая кирпичная мастерская. В рабочем беспорядке здесь навалены водопроводные трубы, карданы от старых авто, кразовская резина, горы лома. Из этого сора педагог Александр Борисович Наумов с учениками собирают колченогие пневмоходы. К мотору от Ижа добавляют колеса-шасси, наваривают рамы, насаживают кожаное седло. В нагрузку зимой прицепляют сани-волокуши, летом — прицеп или телегу, и вперед! Устройство получается вездеходным. По болоту и ледяному насту бегает как по асфальту. В воде не тонет, в грязи не вязнет и в лесу напролом идет. Когда о пневмоходах узнали охотники и рыболовы, то совсем покой потеряли: продай да продай! Ведь в тайге такой трансформер, как говорится, и швец, и жнец.

Первый пневмоход Александр "скроил" лет двадцать назад. В журнале "Моделист-конструктор" наткнулся на схему, которая популярно объясняла устройство этого вездехода-амфибии. Работа заспорилась. И вскоре из мастерской выкатился первый "пневматик". Статью он напоминал трактор. Шумел как мотоцикл. Ездил не хуже танка. Местные жители растерялись: и как эта штуковина из металлолома вообще передвигаться может? Мальчишки обомлели: ух, вот бы нам так! Александр тем временем нарезал километры. Катался на пневмоходе в магазин, на работу. Гонял по тяжелой дороге. Заезжал в речку — рыбу удил. Пытался посадить машину в грязь — не получалось. Как-то даже в Саянск съездил. Водители в удивлении обгоняли. А в знак восхищения тянули верхний палец: дескать, супер! Из испытания на прочность пневмоход вышел абсолютным победителем. И техник стал собирать самоходные устройства вместе с учениками. Делать это было сложно — но тем увлекательнее.

Мото-сам

— Пацаны в мастерской крутятся, пока школу не окончат, — рассказывает педагог. — Да и потом ходят. На лету все схватывают. Все виды работ выполняют — столярные, слесарные, токарные... Цепные звездочки сами делают, колеса гнут, покрышки вырезают, чтобы резина не разваливалась. Моторы мастерят, сварочные аппараты.

Артем Высотин пневмоход сам собрал. Коля Пушкарев из бросового материала глубинный насос сделал и токарный станок. Сережа Горбатенко высококлассным токарем в Саянске работает — с четвертого класса в мастерской сидел. Проблема у нас в том, что материала нет. Собираем по крупицам, из хламья. Купить все это нам не по карману. Ребятишки записываются — огонь в глазах, а мастерить не из чего. Да и катаются сейчас меньше: бензин дорогой. Ну а у кого деньги есть, приходят, мобильный в руках крутят: "Эй вы, сделайте мне пневмоход — я куплю".

С советских времен наумовский кружок "Мото-сам" денег не видел. При всем при этом ребята держали призовые места на областном чемпионате по модельному спорту. Участвовали в районных выставках. Удивляли то трициклами, то пневматиками-коротышками.

— Мы их дуроходами прозвали, — смеется Александр, — едешь, а на тебя как на дурака пальцем тычут.

Сегодня собирать пневмоходы не из чего. Окрестные свалки регулярно исследуются конструкторами на предмет металлолома. Но люди его не выбрасывают — в пункт приема несут. Пацаны в который раз перетряхивают "сусеки", выменивают у жителей дефицитные мотоциклетные моторы. Потому так дорога мальчишескому сердцу каждая найденная железяка. Но даже и этой малости оказывается достаточно.

Воспитанники Наумова собрали 14 пневмоходов. Три модели остались в Куйтуне, остальные разошлись по области: уж больно охочи на мобильные машинки таежники. И по валежнику их гоняют, и на рыбалку ездят, и за елками зимой. "Нива", "Буран" не пройдут, а пневмоход знай себе прет. Письма-заявки Александру Борисовичу шлют с завидным постоянством. Одни просят, "чтобы мотор у пневмохода был поменьше". Другие - "чтобы на нем могли уместиться три здоровых мужика". Третьи — "чтобы тяжести любые таскал". Но гласу народа внять невозможно: все в отсутствие деталей упирается.

В мастерской на задворках школы под потолком висят самолетики.

— Был почти готовый планер из стеклопластика — одиннадцать метров размах крыла, да его пожар съел, — говорит Александр. — Вернуться к нему? Зачем? Люди все равно не понимают. Мы запускаем самолеты в небо, а они проволоку путают: "Трещите, воняете тут!" А многие смотрят из окон — нарадоваться не могут...

Метки:
baikalpress_id:  33 637