Семь раз вокруг Страны Советов

Объехал иркутянин Юрий Бурдуковский

Только путешествия могут сделать человека счастливым, убежден Юрий Константинович Бурдуковский. Сейчас ему уже 63 года, и к местам отдыха он добирается поездом. Но всегда с теплотой и нежностью вспоминает те годы, когда он — молодой и отчаянный — катался по Советскому Союзу сначала на мотороллере, потом на мотоцикле "Ява" и, наконец, на автомобиле "Запорожец".

Тяга к путешествиям и великое желание посмотреть мир проявились у Юрия еще в детстве. Он частенько тайком уходил из дома и гулял по окрестностям Иркутска. По возвращении в родные пенаты получал грандиозную взбучку от сестры, а бабушка за любовь к прогулкам называла его не иначе как "шлющая корова". Но Юра не обижался на родных. Он был счастлив, что видел красоты города.

С возрастом аппетит возрастал. Город и его окрестности Юрий знал как свои пять пальцев. Хотелось посмотреть, что за пределами Иркутска. Самая заветная мечта — путешествие по Кавказу.

Первый блин комом

— Самая первая попытка объехать Страну Советов была в 1962 году, — рассказывает Юрий Бурдуковский. — В путешествие отправились вдвоем с приятелем Левой Каргаполовым. На только что купленном мною мотороллере "Вятка" решили доехать до Москвы, а там уже продумывать дальнейший маршрут.

К сожалению, до столицы добраться нам так и не удалось. Доехали до Красноярска, и моторошка моя приказала долго жить. Расстроились, конечно, но ничего не поделаешь. Пришлось домой возвращаться. Полуразвалившийся мотороллер везти до Иркутска смысла не было, поэтому продали его какому-то местному мужику и на поезде добрались до дома.

Заветная мечта душе покоя не дает

Первое неудавшееся путешествие не поубавило у Юрия Константиновича желания попасть на Кавказ. Для того чтобы мечта сбылась, он упорно трудился целых семь лет, скопил деньжат и купил мотоцикл "Ява 350-00". Транспорт этот стоил довольно дорого — марка, как сейчас бы сказали, была крутая. На этот раз Юрий Константинович был стопроцентно уверен, что новенький железный конь его не подведет, поэтому уже через несколько дней, взяв с собой приятеля Леву, отправился в путешествие. Было это 7 июля 1969 года.

— Планы на поездку у нас были просто грандиозные, — — восторженно рассказывает Юрий Константинович.— Сначала решили доехать до столицы, потом прокатиться по Золотому кольцу Подмосковья, после посетить Крым и уже оттуда ехать покорять Кавказ.

Все шло по намеченному сценарию. До столицы друзья добрались за 15 суток и, передохнув там пару дней, рванули путешествовать по Золотому кольцу.

— По городам Подмосковья мы ездили примерно неделю, — продолжает Юрий Константинович. — Побывали в Талдоме, Дмитрове, Угличе, Загорске (ныне Сергиев Посад. — Авт.) и Ростове Великом. Ростов, конечно, просто поразил. Такого обилия храмов, церквей и часовен я нигде больше никогда не видел. Золотые купола, колокола — красота неописуемая. Искренность, подлинность во всем такая, что словами не передать. Город просто завораживает.

Очень понравился храм Димитрия на Крови в Угличе. Запомнился Фонтан слез в Бахчисарае. С этим фонтаном вообще история смешная произошла. Мы когда туда приехали, Лева слегка приболел. Поэтому на экскурсию я пошел один. Зная, что друг когда-то уже был в этом городе, я спрашиваю его: "Где Фонтан слез находится?". Он мне показывает на какой-то фонтанчик во дворе дворца хана Гирея. Подошел к нему, смотрел-смотрел — ну совершенно ничего особенного, фонтан как фонтан. Хорошо, что мимо экскурсия проходила, и я к ним присоединился. Иначе настоящего Фонтана слез так и не увидел бы. Произведение на самом деле уникальное. В самом дворце на стене вылеплены листочки, а с них капает вода — слезы молодой девушки, возлюбленной Гирея, умершей от тоски.

Рай Черноморского побережья

Следующим пунктом назначения был Крым. Попутно, по дороге к Черноморскому побережью, друзья посетили Смоленск, Могилев, Гомель, Чернигов, Киев, Николаев и Херсон. Везде останавливались, гуляли по городу, ходили на выставки и обязательно посещали краеведческие музеи.

— У меня такое странное увлечение было — билетики собирать. Кстати, оно и до сих пор осталось. Все билеты я сохранял, а потом наклеивал в тетрадку. Наверное, около тысячи уже набралось, — рассказывает Юрий Константинович.

— До Крыма мы добрались вполне благополучно. Остановились под Ялтой, у подножия горы Ай-Петри, что в четырех километрах от моря. Жили в палатке. Вернее, в палатке только ночевали, а днем, пока мы гуляли по окрестностям, она служила гаражом для нашего мотоцикла.

— И не боялись оставлять транспорт без присмотра? Ведь украсть могли!

— В то время такого беспредела, как сейчас, не было. Люди были людьми. Порой просто передохнуть по дороге остановишься — так рядом с тобой пять-десять машин остановятся. Каждый выйдет, спросит, нужна ли помощь. А теперь, хоть загнись, никому до этого дела не будет.

К тому же в то время поездка к морю была материально доступна для каждого, туристов была тьма-тьмущая. Ехали сплошным потоком, отовсюду, на разном транспорте. Все стремились к Черноморскому побережью. Места там просто райские. Люди отдыхать ехали, а не воровать.

По дороге мы встретили даже инвалида, который прямо на коляске ехал отдыхать в Симферополь. Мы мимо проскочили сначала, потом подумали и решили вернуться. Остановились. "Давайте, — говорю, — мы вас к мотоциклу прицепим и хотя бы в гору поможем подняться". Но он отказался. Говорит: "Я полгода тренировался, чтобы в путешествие отправиться. Это ж такое удовольствие — ехать не торопясь, дышать свежим воздухом и на просторы любоваться".

За семь поездок по Советскому Союзу нас ни разу никто не обидел, никто не нагрубил, не придрался к нам. Менталитет, что ли, у людей другой был. Не то что при нынешней "дерьмократии".

На Кавказ не пустила холера

— В Ялте отдохнули просто замечательно, — продолжает рассказ Юрий Константинович, — валялись на берегу, посещали культурные мероприятия, смотрели достопримечательности. На деньги особо не скупились. Иногда обедали в ресторанах, но в основном ели в столовых. Раньше ведь как: рубль двадцать — и ты сыт до отвала.

— Сколько вы пробыли в Ялте?

— Недолго — неделю. Основной целью для нас был Кавказ. Куда мы благополучно и направились. Решили, что доедем до Керчи, оттуда на пароме переплывем пролив — и прямиком на Кавказ. Но на подъезде к Феодосии нас постигла огромная неудача. Оказалось, что в городах Керчь, Одесса и Астрахань из-за разбушевавшейся холеры был карантин. Всех приезжавших в Феодосию туристов размещали в лагерях на недельную профилактику. И мы под замес попали. Правда, через пару дней нам удалось удрать из этого лагеря. Пришлось намечать новый маршрут.

Лева предложил объехать Азовское море и, проехав города Джанкой, Бердянск, Жданов и Ростов-на-Дону, все же попасть на Кавказ. Так и сделали. Но снова неудача: добравшись до Ростова, мы узнали, что и здесь прорваться не удастся — на Кавказе вовсю бушевала холера.

— В Ростове-на-Дону мы пробыли три дня, — продолжает Юрий Бурдуковский. — Возвращаться домой на мотоцикле не было ни сил, ни настроения. Транспорт сдали в багаж и контейнером отправили в Иркутск, а сами сели в поезд и поехали в Северодвинск (Архангельская область. — Авт.), навестить друга детства. Побыли у него несколько дней и вернулись домой, так и не попав на Кавказ.

Встреча на Соловках

— Когда были в Северодвинске, приятель наш — Игорь Фастовский — предложил сплавать на Соловецкие острова (Белое море. — Авт.) — туда, где во времена правления Сталина располагался печально известный лагерь особого назначения (СЛОН). Я согласился без колебаний и никогда об этом не пожалею: во-первых, было очень интересно посмотреть на Соловецкий кремль, в котором когда-то содержали непокорных монахов; во-вторых, я нашел там прямо на берегу настоящие, заржавевшие от старости, оковы; а в третьих — на Соловках я повстречал деда, историю которого буду помнить всю жизнь.

Встреча наша была совершенно случайной. Прогуливаясь по палубе, я увидел у берега старичка. Он сидел неподвижно и, смачно смоля папироску, с тоской смотрел вдаль. Не знаю почему, но до того стало жалко этого деда. Решил пойти познакомиться. Взял бутылочку, закуску и спустился к нему.

Первый вопрос, который он мне задал, — "Ты видел паровоз?". После того как я сказал, что видел, дед сразу приободрился: "А расскажи, какой он? Как выглядит? Как ездит?" Я рассказывал, а старичок слушал меня с таким неподдельным интересом, с каким дети слушают новую сказку. Как выяснилось позже, дед всю жизнь прожил на Соловках, ни разу никуда не выезжал. В сталинские времена работал надзирателем в лагере. В молодости не было возможности выехать с островов, а теперь уже и сил не стало для этого. Единственной мечтой деда было увидеть паровоз.

Когда выпили и разговорились, старичок рассказал мне жуткую историю о том, как казнили заключенных. В бухте стояло много барж. Когда море начинало штормить, то заключенных буквально набивали в баржу по 500—700 человек, цепляли ее к катеру, вытягивали в море и начинали решетить выстрелами. Баржа тонула, а вместе с ней и все люди. Я когда этот рассказ вспоминаю — до сих пор волосы дыбом.

Непокорный Кавказ покорился

Желание попасть на Кавказ с каждым годом только усиливалось. Прежде чем мечта осуществилась, прошло четырнадцать лет. За это время Юрий Бурдуковский объехал на своей "Яве" всю Украину, Белоруссию, Молдавию, но добраться до Кавказа все время что-то мешало.

— Правильно говорят, что если сильно чего-то хотеть, то это обязательно сбудется. Я хотел — и сбылось, — радостно рассказывает Юрий Константинович. — Было это в 1986 году. В то время я купил "Запорожец" — самую лучшую, на мой взгляд, советскую машину. На нем и отправился.

Ехать решил не напрямки, а через республики, которые еще не видел. Сначала проехал Азербайджан, оттуда в Грузию, потом были Казахстан, Калмыкия, Дагестан и Северная Осетия. В общем, по Южному побережью Черного моря я добрался до Северного Кавказа.

Скажу честно, Кавказ ничуть меня не разочаровал. Гордый, неописуемо красивый и величественный — как раз такой, каким я его и представлял.

Следующие поездки были по Средней Азии, Республике Алтай и Алтайскому краю. За всю жизнь только на своих колесах я проехал 50 тысяч километров. Как ни странно, меня никогда не тянуло поехать на Дальний Восток. Я думал, что мы живем в глуши, — а там тем более глушь. Хотя, наверное, я не прав, но убедиться в неправоте как-то не пришлось.

Теперь отдыхать езжу на поезде. Прошлым летом снова посетил Кавказ — отдыхал в Кисловодске, съездил в Пятигорск. Полюбовался на Эльбрус, посмотрел на Ледовые водопады, посетил лермонтовские места.

Обычно, когда у людей мечта сбывается, они отчасти расстраиваются, что мечтать больше не о чем. А я не расстраиваюсь. Наоборот — счастлив, что жил не зря и многое успел увидеть.

Метки:
baikalpress_id:  4 520