Поверь в себя и не бойся

Ильдус Галяутдинов — человек в Иркутской области достаточно известный. Он возглавляет региональную общественную организацию предпринимателей. При этом — кандидат технических наук, доцент, преподаватель ИрГТУ. Но прежде всего Галяутдинов бизнесмен, основавший 14 лет назад весьма успешную фирму "Илига". Его детище пережило все дефолты и кризисы и продолжает уверенно держаться в лидерах иркутского бизнеса.

Во власти не прижился

— Ильдус Ильясович, расскажите, как удалось вам, "простому инженеру", добиться успеха в бизнесе?

— Как инженер я тоже неплохо продвинулся: к концу 80-х был заместителем главного технолога Ангарскнефтеоргсинтеза, нынешней АНХК. Очень серьезная работа, огромная ответственность. То время было началом расцвета демократии, на этой волне меня выдвинули в областной Совет народных депутатов. Вскоре назначили председателем областного комитета по охране природы, и с производством пришлось расстаться.

Я был членом КПСС, но не очень-то разделял принципы партийного руководства. Видя это, наши демократы поначалу оказали мне поддержку. Но когда они повели войну против БЦБК, что комбинат-де нужно закрывать, я уперся: не закрывать его нужно и не перепрофилировать, а модернизировать. Об этом сегодня снова заговорили, а тогда... Тогда я оказался в изоляции: демократы отвернулись, а партийное руководство уже давно внесло меня в черный список. Оставалось только ждать, когда грянет гром. Чтобы снять человека, нужно, чтобы он в чем-то ошибся...

— В чем ошиблись вы?

— Если помните, в ту пору были очереди на покупку автомобиля. Мне удалось "пробить" несколько машин для наших работников. Ну и себя забывать не хотелось... Впрочем, почему — себя? О работе думал в первую очередь: мотаться из Ангарска в Иркутск и обратно общественным транспортом — бездарно теряется уйма времени. С профкомом все согласовали, и я купил (не украл, не присвоил!) машину, ВАЗ-21043. Тут и повалилось: "Посмотрите на него: не успел занять должность, как уже под себя грести начал!" Появилась одна газетная статья, другая... К машине приплели все смертные грехи. Я подал заявление в суд, попробовал дать опровержение в прессе. Но меня никто не захотел слушать. Жизнь началась — врагу не пожелаешь! Коллеги косятся, начальство не здоровается, соседи нос воротят... Тогда и написал заявление об уходе.

— И остались без работы и без денег?

— Ну да. Что у меня было? Квартира. Машина — та самая, на которую теперь смотреть противно было. И семья, которую я обязан кормить. Тогда и задумался: что делать?

Имя зарабатывают годами

— Наверное, все равно были какие-то заготовки, задумки?

— Можно сказать, нет. Случай помог. У меня сломался холодильник. Я в ремонт — там нет запасных компрессоров. Стал искать и выяснил, что в Зеленодольске есть организация, где этого добра навалом. Пошел к нашему директору отдела конструкции и бюро автоматизации, обрисовал картину. За идею ухватились, проплатили заказ. Я поехал в Зеленодольск, привез компрессоры.

Та сделка принесла мне не только деньги, но и репутацию. Меня стали приглашать в качестве наемного менеджера. Зарабатывал неплохо, но удовольствия такая работа не приносила. К тому времени я много бывал в Москве, вдоволь насмотрелся на первых советских бизнесменов, которые, ничего не делая, просто хапнули себе то, что раньше принадлежало государству, народу. Понял: это не по мне. Я хотел доказать, что можно без воровства, без связей, блата и подкупов неплохо вести дело. И доказал. 28 февраля 1992 года я зарегистрировал фирму "Илига". Это — день рождения моего бизнеса.

Сначала занялся поставками в Иркутск автомобилей УАЗ. Опыт работы по предоплатам был, дело пошло. А потом Русско-Азиатский банк, через который оформлялись сделки, лопнул. Все его долги перед нами стали нашими — перед клиентами. Конечно, я мог тогда, как многие, закрыться, перерегистрироваться. Словом, "кинуть" своих клиентов. Но не стал. Имя зарабатывается годами, а угробить его можно в один момент. Продал все, что можно было, постепенно рассчитался со всеми. И начал заново.

Братки боятся больше, чем их жертвы

— Вам пришлось работать в середине 90-х, когда бесчинствовал рэкет. Вам приходилось с этим сталкиваться?

— Почему нет? Однажды пришли в офис четыре бритоголовых мальчика, говорят: делись, иначе пожалеешь, что на свет родился. Я в офисе был один и еще две девушки-сотрудницы. Мне как-то неудобно было перед ними. И я перешел в наступление, пригрозив своими связями в органах. Хотя связей-то толком никаких не было... Потом обратился в милицию. Помогло. Вообще, из того неприятного опыта я четко усвоил главное: вымогатели — трусы. Они боятся больше, чем их жертвы. Позже я видел этих людишек на допросах — жалкое зрелище! Еще пару дней назад он был такой важный, морду страшную делал. А перед следователем — испуган до смерти, весь дрожит. Куда что подевалось... Нет, милиция, что бы там ни говорили, работает не так уж плохо.

Гни свою линию

— А как вы пережили дефолт 1998-го?

— Я его не очень-то и заметил. Никаких загашников у меня не было, все деньги работали, терять было нечего. Вот только Русско-Азиатский банк больно ударил, но теперь все, проехали.

— У бизнеса давний противник — налоги. В 90-е годы, если платить все по-честному, нужно было отдавать до 120 процентов от прибыли. Сейчас немногим легче. Как выкручиваетесь?

— Да как все! Ищем законные обходные пути и схемы. Они всегда есть, но их нужно находить и правильно использовать. Разумеется, если бы налоговое законодательство было толковым — было бы лучше. И нам, и государству.

— Как вы думаете, можно ли сейчас открыть собственное дело?

— Конечно, можно! Было бы желание. Проще всего — сказать, что все плохо и ничего не делать. Но если уж решился — не бойся, не ломайся, гни свое до конца. Настойчивость нужна и уверенность. Вот скажите, легко ли в 46 лет начать заниматься спортом? А я начал. И за последние два года сбросил 28 кг веса. Просто захотел — и все. Так и в остальном: нужно захотеть. Тогда и силы найдутся и все само начнет складываться, как надо.

Метки:
baikalpress_id:  33 622