Убийца с доставкой на дом

У Олега Зайцева с раннего детства было плохое зрение: минус 14. Даже очки с толстыми линзами особой остроты зрению не придавали, поэтому в обычную школу он ходить не мог. Образование получал в специализированном интернате в предместье Радищево областного центра. Родители жили тоже в Иркутске. Семья Зайцевых ничем особенным не отличалась, хотя по нынешним временам крепкая рабочая семья сама по себе уже редкость.

Внимание! Материал не рекомендуется читать людям со слабой психикой, а также детям.

В тот запомнившийся семье Зайцевых навсегда 1998 год, каникулы в интернате, где учился двенадцатилетний Олег, начались раньше, чем в обычных школах. Мальчик с 15 мая жил дома, у родителей.

Наступило утро 20 мая. Обычный будний день, на календаре — среда. Мать и отец ушли на работу. Пятнадцатилетняя сестра Ольга отправилась в школу. Бросив напоследок взгляд на спящего брата, девушка схватила сумку с учебниками и хлопнула дверью. Замок аппетитно щелкнул. Школьница на всякий случай подергала за ручку и сбежала с четвертого этажа.

Первый опыт

Хотя Ольге пятнадцать лет исполнилось всего несколько месяцев назад, она была уже вполне сформировавшейся девушкой с привлекательной фигурой. На дискотеках, которые старшеклассница посещала со своими подругами, ей не приходилось стоять в сторонке, ожидая приглашения на танец. Кавалеры выделяли ее среди подруг и приглашали на танец. Ольга не отказывала. Девушке льстило, что на нее обращают внимание парни старше ее. Именно на дискотеке в ДК "Строитель" Оля познакомилась с Егором, который был ее старше на два года.

Они покружились в обнимку (вернее сказать, в облипку) в медленном танце, и дама сразу прониклась особенными чувствами к Егору. После дискотеки Егор провожал Ольгу домой. В подъезде они, как и положено, целовались, болтали о всяких пустяках. На прощание Оля дала ухажеру номер своего телефона, они решили дружить.

Егор стал частым гостем в доме Зайцевых. Родители Ольги смотрели на ее нового друга не особо внимательно. Встречаются дома, где дети вроде под присмотром, наркотой не балуются, по подворотням не шатаются — и на том спасибо.

Вскоре Егор пригласил Ольгу к себе домой, на улицу Постышева. Юноша жил с матерью. Две старшие сестры уже обзавелись семьями, а отца Егор помнил смутно — тот бросил семью, когда мальчику исполнилось четыре года.

Матери дома не было. Друзья слушали музыку, пили пиво. Егор постепенно осмелел, стал целовать Ольгу, а потом предложил ей заняться сексом.

Оля была девушкой современной и просвещенной, несмотря на свой юный возраст. Поэтому настояла, чтобы Егор воспользовался защитным средством. Так Ольга приобрела свой первый сексуальный опыт. Не то чтобы ей очень понравилось, но после этого она почувствовала себя несколько взрослее. Так или иначе, они с Егором стали заниматься любовью регулярно — дома у Егора, дома у Оли, когда там никого не было. Неизвестно, сколько продолжалась бы их связь, не попади Егор в марте 1998 в кожно-венерологический диспансер с диагнозом "сифилис". Ольга благодарила себя за то, что заставляла Егора пользоваться презервативами.

Их связь сама собой прервалась, чувства угасли. Уже через месяц Ольга вспоминала свои отношения с Егором как нечто далекое. Тем более выяснилось — Егор в свои 17 лет имеет две "ходки" в наркологический диспансер, где его лечили от алкоголизма, судимость за хищение, многочисленные приводы в милицию. Дружок, а по совместительству первый мужчина, оказался еще и патологическим лгуном.

"Я звонил, но мне не открыли"

В среду, 20 мая, занятия в школе, где училась Ольга, закончились в 12.30. Еще около часа Оля и ее подруга Лена оставались в классе. Домой девушка вернулась в половине второго. Навстречу из подъезда шла ее мама Светлана Тимофеевна. Она сказала, что позвонила в дверь, но ей никто не открыл.

— Видимо, Олег пошел гулять или к отцу на работу, — сказала Светлана Тимофеевна. — Оля, ключ от квартиры у тебя есть?

Ключа у Ольги не было. Тогда мать и дочь снова поднялись на четвертый этаж и снова долго звонили. Все напрасно.

— Олька, — предложила мама, — пойдем к Лене, от нее позвоним на работу отцу, спросим про Олега.

На работе у отца Олега не оказалось. Тогда решили так: Светлана Тимофеевна вернулась к себе на работу, а Ольга осталась у Лены делать уроки. А еще сестра решила написать брату записку, чтобы тот, когда вернется с прогулки, никуда не уходил, потому что еще один ключ есть только у отца, а тот вернется поздно.

Оставлять записку Оля пошла вместе с Леной. Между третьим и четвертым этажами Оля встретила двух парней. Один из них оказался Володей, с которым она познакомилась в прошлые выходные на дискотеке.

— У вас никого нет дома, я звонил, но мне не открыли, — первым начал Володя

Ольга сказала новому приятелю, что погостить сегодня у нее ему не придется, потому что нет ключа от квартиры, воткнула записку в дверь и, простившись с молодым человеком, подруги вернулись к Лене. Они сделали уроки, посмотрели по телевизору сериал и в полседьмого вечера отправились гулять по улице Трилиссера. Гуляли часа полтора. Оля вернулась домой после девяти вечера. Заплаканная и как-то вдруг постаревшая мать и угрюмый отец встретили старшую дочь. Новость, которую они сообщили Ольге, ошеломила: Олега убили...

Вору незачем излагать цель своего визита

20 мая Егор Кривцов проснулся рано для безработного — еще не было и восьми утра. Помылся. Поел. Вышел на улицу, сел в маршрутку и поехал на квартиру к своей бывшей подруге Ольге Зайцевой.

— Познакомился с Зайцевой в сентябре 1997 года, — станет рассказывать Егор 21 мая. — Мы дружили, состояли с ней в половой связи. Постепенно отношения стали между нами прохладные, и около месяца назад мы с ней расстались. Я приехал к Ольге в половине десятого утра, чтобы разобраться в наших отношениях...

Здесь подросток явно лгал. Он прекрасно знал, что Ольга учится в первую смену, что в это время в квартире Зайцевых никого не должно быть. Еще во время близкого знакомства Егор подобрал заготовку и выточил ключ к квартире Зайцевых. Кривцов знал, что в квартире только деревянная дверь, которая запирается на один замок.

— Я поехал утром, так как думал, что Ольга учится во вторую смену, — рассказывал следователю Кривцов, — о том, что дома находится брат Зайцевой Олег, я не знал. Думал, что он в интернате. С Олегом я был знаком и раньше, были случаи, что он открывал мне дверь, даже если находился в квартире один. В феврале 1998 года я уже не работал и бывал в квартире Зайцевой каждый день.

Я позвонил. Олег посмотрел в глазок и открыл мне дверь. Я спросил про Ольгу, он ответил, что она в школе. Попросил у него листок с ручкой, чтобы написать Зайцевой записку. Олег предложил мне зайти в квартиру (я стоял в коридоре, не раздевался). Он принес бумагу и ручку, сам ушел в зал — как мне показалось, смотреть телевизор. Я думал-думал, что написать Ольге, но ничего не придумал.

Придумывать, что написать, Кривцов и не собирался. Потому что на самом деле пришел обворовывать квартиру своей бывшей подруги. Он стоял в коридоре и вертел в руках бесполезный листок: что же делать? Брат Ольги должен быть в интернате, а он дома... Взгляд Кривцова упал на шнур, который лежал на шкафу в коридоре.

— Олег, — позвал Кривцов, — принеси попить.

Мальчик отправился на кухню и вынес Егору большую кружку воды. Подал ее Кривцову и снова ушел в зал смотреть телевизор. Кривцов спрятал за спиной шнур.

— Олег! — крикнул Кривцов. — Я попил, унеси кружку обратно на кухню.

На следующий день Егор Кривцов станет рассказывать следователю Октябрьской прокуратуры Иркутска, что не помнит, как напал на Зайцева, и вообще не понимает, по какой причине это произошло с ним.

— Ранее со мной ничего такого не было. Спиртного в тот день я не употреблял... — скажет Егор. — Очнулся уже тогда, когда Олег лежал на боку в кухне, ногами к окну. Я его душил. Он уже не сопротивлялся. Душил до тех пор, пока школьник не перестал подавать признаки жизни. Тогда я положил шнур в карман куртки. После этого я пошел в зал, потому что знал, что в квартире можно что-нибудь похитить.

Когда я пришел к Зайцевой, мысли о хищении у меня не было, не было и в тот момент, когда увидел шнур на шкафу. Почему, задушив Олега, я сразу не ушел из квартиры — не знаю. На ручке двери в зал висел большой полиэтиленовый пакет. Я его взял и пошел в комнату. На стуле возле телевизора лежал видеомагнитофон. Я сунул его в пакет. В этот момент услышал, что Олег кашляет, тогда снова вытащил шнур, быстрыми шагами пошел к нему и накинул его мальчику на шею. И стал снова его душить, душил долго. Лица его не видел. Он хрипел. Потом перестал хрипеть, но я на всякий случай подушил его еще минут пять. Затем взял с холодильника музыкальный центр. После этого вернулся в зал, положил в пакет телефон-трубку, стал искать деньги. И тут опять услышал, что Олег дышит.

Я снова достал шнур из кармана и стал душить его в третий раз. Затем поволок его ванную комнату, чтобы положить в ванну и набрать воды. Хотел убедиться, что Зайцев мертв. Заткнул слив, тело положил в ванну лицом вниз, открыл воду, посмотрел, как он пускает пузыри. Когда пузырей больше не было, снова стал искать деньги. Нашел их в бельевом шкафу. Положил купюры в карман, взял пакет и музыкальный центр. Нашел ключ и закрыл дверь. Вышел на остановку "23-я школа". Поймал такси...

Торговля ворованными вещами

Вещи Кривцов пытался продавать на бульваре Постышева. Видеомагнитофон ушел в течение получаса за 1300 рублей. Остальные вещи толкнуть не удалось, и Егор отнес их домой. Впрочем, вырученных денег вполне хватало для посещения вещевого рынка. На "шанхайке" Егор купил черные туфли, джинсы, летнюю куртку и зонтик. В одиннадцатом часу он уже затаривался на бульваре Постышева в кафе "Волна" сигаретами и пивом. Здесь и встретил своего приятеля Руслана Бычкова.

Кривцов пригласил приятеля к себе домой попить пива. За кружкой Егор рассказал про кражу и все остальное.

— А что с ее братом? — Спросил Руслан, потягивая халявное пиво.

— А он теперь плавает с аквалангом, — тупо пошутил Кривцов. — Слушай, Русик, а что мне теперь делать-то — посоветуй.

— Вот уж не знаю, что тебе делать, — ответил Руслан дружку.

— Слушай, Русик, — сказал Кривцов, — поехали к моей сеструхе, спросим у ее мужа, что делать.

Зять был на работе. Егор рассказал о преступлении сестре. Та сначала не поверила, а потом сказала: "Дурак!" Уже втроем они отправились к Денису на работу, вызвали его и все ему рассказали.

— Ну и натворил ты дел, Егор, — была реакция Дениса. — Надя, езжай домой, — сказал он жене, — а мы тут подумаем, что делать...

Кривцов взял водки, потом пива, потом снова водки... В этот момент Егор встретил Настю, знакомую, и вся троица отправилась к девушке на квартиру, захватив по дороге еще водки и китайской лапши на закуску. За все платил Кривцов. На квартире "думали" до двух ночи. Егор пришел домой в третьем часу ночи. Матери сказал, что ему отдали долг, попросил, чтобы она разбудила его в шесть утра.

— На дачу поеду, — сказал Кривцов матери и упал спать.

Больше десяти судья дать не мог

В седьмом часу утра Егор, прихватив с собой ворованный магнитофон, отправился на дачу в Рассоху. 21 мая, ближе к вечеру, Кривцова арестовали.

"В содеянном раскаиваюсь, готов понести любое наказание", — скажет на суде несовершеннолетний Егор Кривцов, прекрасно зная, что наказание не будет столь же тяжким, каким было его преступление.

Суд приговорил душегуба к 10 годам лишения свободы. Больше судья дать не мог. Это максимальное наказание, которое предусматривает Уголовный кодекс для несовершеннолетних. Хотя на момент вынесения приговора Егору Кривцову уже исполнилось 18 лет.

Метки:
baikalpress_id:  33 619