Леонид Соболев - певец морской души

Родившийся на берегах Ангары литератор всю жизнь болел морем и моряками

Высказывания современников о Леониде Соболеве лежат в широчайшем диапазоне, от непререкаемого уважения и даже восхищения до полного неприятия. В частности, историк Зонин, щепетильный к офицерской чести своих героев, документально доказывал, что в период службы на Красном военно-морском флоте Леонид Соболев доносил на боевых товарищей. Либеральные собратья по перу называли Соболева одним из выдающихся холуев режима. В одном никто не усомнился: Господь наделил Леонида Сергеевича редкостным литературным даром.

Из флотских офицеров — в обласканные властью писатели

Леонид появился на свет 9 июля 1898 года в Иркутске в семье отставного капитана артиллерии. Избрав своей профессией военную службу и став морским офицером, Леонид повторил путь родителя не "под кальку". В 1910-м Соболев поступил в Петербургский кадетский корпус, затем окончил Петроградское морское училище. Службу на флоте начал с должности комендора*, продолжил штурманом.

В 1918 году Соболев перешел на сторону Красной армии. Участник Гражданской войны, в годы Великой Отечественной Соболев — военный корреспондент "Правды". Но печататься Леонид Сергеевич начал гораздо раньше, с 1926 года. В первом своем значительном произведении, романе "Капитальный ремонт" (вышел в 1932 году, новые главы — в 1962-м), Соболев показал ситуацию в российском военном флоте накануне Первой мировой войны. Жизни флота в мирное время и героизму советских моряков в период Великой Отечественной войны посвящены сборник рассказов "Морская душа" (опубликован в 1942 году, удостоен Сталинской премии в 1943-м), повесть "Зеленый луч" (1954) и другие. Автор трагедии "Абай" (1941, совместно с Мухтаром Ауэзовым), множества статей на литературные и общественно-политические темы. Произведения Соболева переведены на иностранные языки. Председатель оргкомитета (затем правления) Союза писателей РСФСР (1957—1970). Депутат Верховного Совета СССР 5—8-го созывов. Награжден тремя орденами Ленина, четырьмя другими орденами, медалями. Имя Леонида Соболева носит океанографическое исследовательское судно.

Участник Ледового похода

Боевое крещение юноша-комендор получил на броненосце "Андрей Первозванный" в знаменитом Моонзундском сражении, где русской эскадрой командовал адмирал Александр Колчак. При Моонзунде была наголову разбита германская флотская группировка.

...18 февраля 1918 года немецкие войска, нарушив перемирие с Советской Россией, начали наступление на Ревель. В их планы входил захват зимовавших там крейсеров и подводных лодок. С колоссальным трудом 55 кораблей и транспортов с ледоколом "Ермак" во главе каравана пробились через льды Финского залива к Свеаборгскому рейду.

К концу февраля основные части Балтийского флота сосредоточились в его главной базе — Гельсингфорсе (ныне Хельсинки. — Авт.). Скованные льдами стояли бронированные громады линейных кораблей и крейсеров. Здесь же базировалась минная дивизия из 14 эскадренных миноносцев типа "Новик". У причалов швартовались подводные лодки, тральщики, минные заградители. Вместе с боевыми кораблями ожидали дальнейшего развития событий более 70 транспортов и вспомогательных судов.

Долго оставаться в Гельсингфорсе корабли не могли. По условиям Брестского мирного договора Советская Россия должна была перебазировать из Эстонии и Финляндии свои корабли в русские порты или же немедленно их разоружить. Разоружение означало упрощение захвата судов немцами и белофиннами.

Советское правительство приняло решение немедленно перевести суда в Кронштадт. Задача архисложная: в Финском заливе — сплошной лед, толщиной местами 70—80 см, середина залива покрыта битым льдом. 12 марта из Гельсингфорса в Кронштадт вышел первый отряд кораблей. Путь во льдах им прокладывали ледоколы "Ермак" и "Волынец". Все суда прибыли к месту назначения без существенных повреждений и поломок.

К моменту выхода второго отряда военная обстановка на Балтике значительно усложнилась. 3 апреля германское командование высадило десант на Финском побережье у острова Гангэ (Ханко), откуда рукой подать до Гельсингфорса. Немецкие самолеты разбрасывали над Гельсингфорсом листовки с призывом сдать корабли германскому командованию.

Белофинны при содействии офицеров, предавших интересы революционной России, захватили три ледокола, перевели их в Ревель и сдали немцам. Ледокол "Ермак", возвращавшийся в Гельсингфорс из Кронштадта за вторым отрядом, 29 марта обстреляла береговая артиллерия белофиннов с острова Лавенсаари, и он лег на обратный курс.

5 апреля корабли второго отряда все-таки вышли из Гельсингфорса. Вели караван ледоколы "Силач" и "Город Ревель". Маломощные ледоколы порой не могли одолеть образовавшиеся на льду торосы. Только 10 апреля, одолев 180 морских миль, отряд достиг Большого Кронштадтского рейда.

В день выхода второго отряда немцы предъявили делегации Балтийского флота ультиматум с требованием полностью разоружить корабли в Гельсингфорсе, снять с них команды, оставив лишь охрану. Только при выполнении этого требования экипажам русских кораблей гарантировалась безопасность. Неподалеку от Гельсингфорса в море стояла германская эскадра, готовая оказать активное противодействие выводу оставшихся кораблей из Финляндии.

Срок ультиматума истекал в полдень 12 апреля. Русские моряки решили ускорить перебазирование оставшихся кораблей в Кронштадт. Переход третьего отряда из 167 боевых кораблей и транспортов осложнялся катастрофической недоукомплектованностью экипажей. Каждому моряку приходилось работать за двоих.

Третий отряд составили эскадренные миноносцы, подводные лодки, сторожевики, тральщики — корабли с относительно слабыми корпусами, мало приспособленные к плаванию в ледовых условиях. Поэтому был выбран так называемый стратегический фарватер, проходивший вблизи северного побережья Финского залива, в шхерном районе, хотя он был очень сложен в навигационном отношении.

Сформировали шесть эшелонов. Первый, из восьми подводных лодок, взял курс на Кронштадт 7 апреля. Спустя два дня отправился в путь второй эшелон — из шести угольных эсминцев, тральщиков, четырех сторожевых кораблей и нескольких транспортных и вспомогательных судов.

Третий, четвертый и пятый эшелоны составили минная дивизия и большая часть кораблей сторожевой дивизии с транспортами и вспомогательными судами — всего около 100 кораблей, в том числе все 14 эскадренных миноносцев.

Когда последние корабли выходили из Гельсингфорсской гавани, на территории порта шло сражение: красногвардейцы сдерживали натиск немцев и белофиннов, прикрывая отход каравана. Уже под выстрелами врага удалось на буксире вывести из порта эскадренный миноносец "Орфей", стоявший у стенки Южной гавани с погнутым гребным валом и разбитой турбиной. Почти всю команду перевели на другие корабли, на "Орфее" осталось всего несколько человек, в том числе мичман Соболев.

Вот как Леонид Сергеевич вспоминал Ледовый поход в своей книге "Краснознаменная Балтика": "Утром в городе затрещали выстрелы финских белогвардейцев. Возле миноносца высился портовый кран. На верхней его площадке простым глазом, без бинокля, были видны пять фигур финнов-рабочих с красными повязками на рукавах, среди них одна женщина. Они прильнули к решетчатым фермам крана, сжимая в руках револьверы. На Торгет-плац появились перебегающие фигуры с винтовками. Они стреляли по окнам, по подвалам, оттесняя в переулки рабочие отряды финских красногвардейцев, Тогда с крана началась редкая, но точная стрельба. Невольные свидетели, скованные условиями мирного договора, мы лишь смотрели, как на Торгет-плац падали одна за другой одетые в добротные штатские пальто фигуры с белыми повязками..."

В марте 1918 года Соболев был назначен штурманом боевой единицы Красного флота — броненосца "Андрей Первозванный". Боевая молодость навсегда осталась в памяти Леонида Сергеевича. Уже став маститым писателем, в шутку он часто говорил: "Я пишу не один, у меня "соавтор" — флот".

Крестный отец дивизиона катеров

Произведения Соболева публиковали газеты "Красный флот", "Комсомольская правда", "Правда" и журнал "Новый мир". Полностью цикл новелл "Морская душа" вышел в "Новом мире". Беспрецедентный случай в газетной практике: спустя месяц "Правда" по велению ЦК ВКП(б) перепечатала всю "Морскую душу" рядом с сообщением Совинформбюро о начале контрнаступления под Сталинградом.

20 марта 1943 года в Сочи Леонид Соболев услышал по радио о присуждении ему Государственной премии за книгу "Морская душа". Соболев немедленно дал телеграмму Сталину: "...Всю присужденную мне премию за книгу ... вношу на постройку еще одного такого (торпедного. — Авт.) катера. Прошу вашего разрешения назвать его "Морская душа" и зачислить в 4-й дивизион сторожевых кораблей Черноморского флота".

Сталин дал согласие. Так Соболев стал "крестным отцом" дивизиона капитан-лейтенанта Николая Сипягина, который высаживал близ Новороссийска отряд десантников морской пехоты майора Цезаря Куникова, захвативший плацдарм, вошедший в историю как Малая земля. После десантирования дивизион Сипягина обеспечивал отряд Куникова подкреплением и боеприпасами.

Среди "черных дьяволов" были и герои-сибиряки

Капитан-лейтенант Сипягин стал прообразом майора Куникова в повести "Зеленый луч". В другом герое произведения узнается уроженец села Ключи Казачинского района Иркутской области, Герой Советского Союза Матвей Подымахин. В феврале 1943-го, когда десантники Куникова удерживали Малую землю, он командовал звеном торпедных катеров. Подымахин вышел победителем из 18 боев с торпедными катерами гитлеровцев. В схватке за Новороссийск катер сибиряка первым прорвался в порт и неожиданно торпедировал мол, расчистив дорогу нашим десантным кораблям. Назавтра Подымахин вновь прорвался в порт и высадил группу связи. По сей день торпедный катер Подымахина на пьедестале на набережной Новороссийска.

"Корабль — и дом твой, и крепость"

По мере возможности моряк Соболев не отказывался от встреч с флотскими экипажами. В 1968 году, возвращаясь из воюющего Вьетнама, он на несколько дней остановился во Владивостоке, где побывал на всех кораблях, над которыми шефствовала Иркутская область. Встретился Леонид Сергеевич и с экипажем сторожевого корабля "Иркутский комсомолец". С командиром судна капитаном 3-го ранга Владимира Мыновым у писателя нашлась общая тема — Черноморский флот, где Мынов в послевоенные годы командовал торпедным катером и в числе добровольцев разминировал Керченский пролив.

В кают-компании "Иркутского комсомольца" прикрепили доску с выгравированными на ней словами Соболева: "Корабль — и дом твой, и крепость, и университет, и оружие, и отец, и приют сотен твоих товарищей, твоих соратников. Ни одно флотское сердце никогда не сможет забыть родной корабль".

Опекун талантливых иркутских литераторов

Леонид Соболев охотно помогал иркутским талантам пробиться в большую литературу. В 1965 году по его настоятельной инициативе в Чите прошла региональная писательская конференция, открывшая миру молодых литераторов из Иркутска — Александра Вампилова, Валентина Распутина, Вячеслава Шугаева и Геннадия Машкина. Геннадий Машкин с улыбкой вспоминал: "Поверил тогда в меня Леонид Сергеевич и стал крестным отцом".

...17 февраля 1971 года на даче под Москвой неизлечимо больной раком желудка Леонид Соболев свел счеты с жизнью выстрелом из охотничьего ружья. Невзирая на завещание, где Соболев просил развеять его прах над морем, похоронили Леонида Сергеевича на Новодевичьем кладбище.

Метки:
baikalpress_id:  4 462