Голубые огоньки

Главная примета новогоднего праздника Cтраны Советов

В золотые 70-е страна увлеклась "Голубыми огоньками". В них было что-то от Европы — пусть гэдээровской, но Европы. Столики, кофе, приятная музыка и танцы под живое пение звезды. За столиками — космонавты, знатные ткачихи, поварихи, колхозники и просто известные на всю страну люди. Ведущие — дикторы ЦТ и всенародные любимцы Игорь Кириллов, Анна Шилова, Анна Шатилова, Светлана Жильцова. Выходили передачи каждую субботу. Самыми яркими были новогодние выпуски — "Голубые огоньки", собственно, и считались чуть ли не главной приметой главного праздника года.

Как Мосфильм провалился

Придумала и выпускала передачу Главная редакция музыкальных программ Центрального телевидения. Возглавляла ее Нина Нерсесовна Григорьянц, женщина яркая и неординарная, которая строго блюла ряды "огоньковцев". Делали программу лучшие из лучших.

Однажды помочь с новогодним выпуском взялся Мосфильм. История кино об этом умалчивает, но в первых рядах там были такие асы, как режиссеры Владимир Басов в кадре (он играл чокнутого телевизионщика) и Лариса Шепитько с Элемом Климовым — за кадром (авторы сценария и режиссеры). Этот "Огонек" высокое начальство забраковало за три дня до наступления Нового года. В коридорах на Шаболовке запахло жареным. Кто-то подбросил единственно возможную идею, простую, как все гениальное: популярные передачи тогдашнего Центрального телевидения — "Эстафета новостей" (бабушка "Времени"), "Кинопанорама", "Клуб путешественников", КВН, "Музыкальный киоск" — плюс популярные дикторы плюс звезды театра, спорта должны выйти в эфир с новогодними поздравлениями. Получился праздничный салют всего ЦТ! И длился он более трех часов.

Автограф Гагарина для Элеоноры Беляевой

Элеонора Беляева, ведущая передачи "Музыкальный киоск", вспоминает:

— Иногда надо было выручать редакцию — "закрывать амбразуру".

Однажды вести "Голубой огонек" были приглашены герои только что вышедшего на экраны страны фильма "Оптимистическая трагедия" — Маргарита Володина и Вячеслав Тихонов. "Огоньки" тогда шли "живьем" — прямой эфир, без всяких записей и досъемок. Знаменитые актеры не ожидали, что получат сценарий, не точно расписанный, а постоянно меняющийся репортерский материал, поэтому отказались, резонно объяснив, что они только актеры и согласны на роль гостей.

И вот когда я вернулась с кипой нот и книг для своей передачи, меня встретили словами: "Ты сегодня ведешь "Голубой огонек". У меня подкосились ноги. Я знала, что у меня нет ни выбора, ни варианта. И вот тут моим опекуном и ангелом-хранителем стала Нина Нерсесовна. Я смутно помню, как кто-то съездил ко мне домой за одеждой, как меня гримировали и причесывали. Все было как в тумане. Реальностью была только пухлая пачка машинописных листков, которую мне вручила Григорьянц. Мы устроились за столиком в большом холле на Шаболовке. До выхода в эфир оставалось два часа. Никто не смел подойти: она запретила. Конечно, она видела, как меня буквально колотило от волнения, к тому же прекрасно понимала и степень своего риска.

Помню, как потом Нина Нерсесовна повела меня в комнату приемов знакомиться с космонавтами. Это был "космический "Огонек" — накануне совершила успешный полет Валентина Терешкова. На негнущихся ногах я с трудом преодолела два десятка метров. Первое, что я увидела, — голубые-голубые глаза Германа Титова. Что меня поразило, так это то, что и Гагарин, и другие космонавты, эти звездные люди, ниже меня ростом. Нина Нерсесовна представила меня и добавила, что я очень волнуюсь, и еще что-то... И тогда ко мне шагнул Гагарин, похлопал меня по плечу и сказал: "Не волнуйся, мы все такие же люди..." Памятью об этой страшной для меня передаче стал первый листок того сценария с автографами всех космонавтов, который я берегу как бесценную реликвию.

Кириллова и Шилову поженили

Старшее поколение помнит и до сих пор любит постоянных ведущих "Огоньков".

Игорь Кириллов:

— Нынешнее поколение даже поверить не может, что когда-то использовался только прямой эфир, причем в черно-белом изображении. Зрители прощали некоторые шероховатости, потому что знали: все идет вживую. Техника была самая примитивная — камеры, которые невозможно развернуть, чтобы переехать из одного угла студии в другой, микрофоны на "журавлях"...

Мы любили новогодние "Огоньки", в которых идеология присутствовала меньше всего. Но здесь возникали другие сложности. Некоторые приглашенные начинали провожать старый год слишком рано. Когда их сажали за столики и давали свет, хмельное состояние участников было слишком заметно. Поэтому прямой эфир существовал недолго. "Огоньки" стали снимать киноспособом на Мосфильме, а потом в студии на Шаболовке.

Песни и исполнителей отбирали с помощью писем. Их приносили мешками — десятки тысяч просьб! Помню, в начале 70-х мне показывали список самых популярных артистов. На первом месте шел Юрий Антонов, на седьмом — Алла Пугачева, на семнадцатом — Елена Образцова. Вот такой рейтинг. Именно "Голубой огонек" и родил передачу "Песня года".

Тогда с экрана все очень быстро переносилось в реальную жизнь. Самодеятельные "Огоньки" проходили в школах, вузах, в любых трудовых коллективах. Эта традиция — встреча Нового года обязательно под "Огонек" — переходила из поколения в поколение.

Анна Шилова:

— Это была хорошая, настоящая передача, с душой, с людьми, о которой я вспоминаю с нежной грустью. Через несколько дней после того как выходил "Голубой огонек", вся страна распевала песни, которые в нем исполнялись. Нас, дикторов, стали приодевать. Раньше выдавали на год две блузки из ГУМа.

Как-то я смотрела старую запись "Огонька" с Эдитой Пьехой. Она в белом коротком кримпленовом костюме — просто ученица! Но такова была мода.

Светлана Жильцова:

— Помню времена, когда дикторам разрешалось выходить в эфир с оголенными плечами. Это уже потом пошли ограничения. Нам говорили: нельзя надевать то, чего нет у большинства населения. Не разрешались крупные клипсы, всякие полосочки в костюмах...

Новогодние "Огоньки" вели в основном Игорь Кириллов и Аня Шилова. Они удивительно подходили друг другу, не случайно многие их мысленно поженили. Игорь — молодой, задорный, ироничный, очень остроумный. Он нас веселил. Мужское население сходило с ума по Ане. Она была удивительно красива, со своими голубыми лучистыми глазами, заразительным смехом, который переливался как колокольчик.

Злополучная шпилька Валентины Леонтьевой

— Помню, как начинали делать первые видеозаписи, — рассказывает Светлана Жильцова, — и на то, чтобы снять две-три песни, уходил целый день. Один ракурс, другой... Как-то наблюдала, как снимали Нани Брегвадзе. Целый день она должна была проплывать вокруг крана, где сидел оператор. Я думала — как же у нее не кружится голова?

Когда мы встречались со зрителями, первым вопросом был такой: вот в новогодних "Огоньках" всегда выступают Кобзон, Пьеха, Сенчина, Хиль — они, что же, никогда не бывают в такой праздник дома? Зрители не понимали, что уже используется запись — так они привыкли к прямому эфиру. Они, видимо, не подозревали, что вместо шампанского у гостей налит сидр, а фрукты в вазах — это муляжи. Однажды один из иностранных гостей тоже принял яблоко за настоящее. Помню, как долго потом этот восковый фрукт из него выковыривали.

Вообще, на телевидении всегда происходили и будут происходить различные казусные истории: смешные и грустные, а иногда даже трагические. В телевизионной жизни известной ведущей "Огоньков" и многими любимой Валентины Леонтьевой их тоже было немало. Однажды на "Голубом огоньке" в прямом эфире Валентину Леонтьеву угораздило попасть каблуком-шпилькой в расщелину пола. Как она ни старалась освободить туфель, у нее ничего не вышло. Пришлось вынуть ногу из обуви и все оставшееся время разгуливать по студии на одном каблуке. Ей повезло, что операторы моментально заметили неладное и стали снимать ее без "ступней".

— Когда уже "Огоньки" были на последнем дыхании, одной из ведущих пригласили Аллу Пугачеву, — продолжает Светлана Жильцова. — А оробевшая юная Лариса Долина смотрела на известную звезду как на Бога. Когда я, Светлана Моргунова и Анна Шатилова получили звания заслуженных артисток, нас пригласили вести новогодний "Огонек". Из мужчин помогал Виталий Соломин из Малого театра. Сколько было эмоций, радости, мы кричали: "Да здравствует Новый год! Желаем!.."

Фанеры не было

В "Огоньке" начинали и выступали многие звезды. Там находилось место для артистов всевозможных жанров. Звучали оперные арии богоподобных Тамары Синявской и Муслима Магомаева (и это в развлекательной-то передаче!), блистала примадонна оперетты Татьяна Шмыга, исполнялись популярные советские песни, веселила публику неподражаемая парочка старушек-юмористов — это были Авдотья Никитична и Вероника Маврикиевна.

Частым гостем в студии "Голубого огонька" был Эдуард Хиль. В 60—70-е годы его песни слышались из каждого окна, а если вдруг артиста не показывали в очередном "Голубом огоньке", телезрители били тревогу: "Куда вы дели нашего любимого Эдика Хиля?" Да, нынче Хиля не увидишь ни в "Голубом огоньке", ни в "Песне года", зато певец, несмотря на возраст, регулярно выступает не только в концертных залах, но и в ночных клубах, на всевозможных праздниках у новых русских.

— Люди, которые меня приглашают, не спешат слушать Глюк…оzу: "Спойте "Моряк вразвалочку", "Потолок ледяной", "Как хорошо быть генералом"!" Принимают хорошо и потом просят: "Помогите нам разыскать Муслима Магомаева, Бориса Штоколова, Люсю Сенчину!" Я сначала удивлялся: "Но почему вам не пригласить поп-звезд?" — "А зачем нам артисты, которые пускают дым и раскрывают рот под фанеру!"

"Огонек" не только отражал популярность тех или иных артистов, но и делал певцов знаменитыми, а песни — шлягерами. Исполнив на новогоднем "Голубом огоньке" "Восточную песню" молодого композитора Давида Тухманова, проснулся знаменитым Валерий Ободзинский. Страна запела "Льет ли теплый дождь", девочки в городах и селах переписывали слова в тетрадки-песенники, во всех ресторанах звучала мелодия, полная страсти. Популярность Ободзинского превзошла даже славу признанных Иосифа Кобзона, Эдуарда Хиля, Вадима Мулермана и Юрия Гуляева.

Старые добрые советские песни поют и сейчас. Они остались нам от "Голубого огонька" 70-х как память о прошлом, о том времени, когда по улицам в открытых машинах возили космонавтов, а народ с цветами добровольно выстраивался вдоль проспектов, когда мороженое стоило 7 копеек, водка — 2.87, небо было голубее, а солнце светило ярче...

Метки:
baikalpress_id:  34 164