Иркутское юнкерское училище

Господ офицеров воспитывали из рабочих и крестьян

Иркутское высшее военное авиационное инженерное училище хорошо известно как в самом Иркутске, так и далеко за его пределами. В будущем году один из старейших вузов ВВС России отметит свое 75-летие. Но далеко не всем известно, что история этого военного учебного заведения уходит в гораздо более далекое прошлое.

Доморощенные командиры

Во второй половине XIX века Россия устремила свои амбиции на восток. Понадобилось серьезно укрепить сибирские и дальневосточные военные гарнизоны. В центральных российских областях набирали солдат и отправляли служить в Сибирь. Хуже дело обстояло с офицерами. Редко кто соглашался добровольно отправляться куда Макар телят не гонял. Текучесть командных кадров была громадной, подавляющее большинство офицеров воспринимало службу здесь как ссылку. Но с такими настроениями в армии невозможно было проводить сколько-нибудь эффективную военную политику. Для этого нужны были командиры из местных, для которых Сибирь — родина.

Так в 1872 году появился на свет приказ N 161 по военному ведомству об основании в Иркутске юнкерского училища. Через два года, 20 сентября 1874 года, училище было открыто.

При поступлении основные требования предъявлялись к здоровью и знаниям абитуриентов. К примеру, в августе 1907 года желающим поступить предстояли следующие испытания:

"Августа 16. Четверг. Медицинский осмотр.

Августа 17. Пятница. Письменная работа по русскому языку.

Августа 18. Суббота. Письменная работа по математике.

Августа 20. Понедельник. Физика.

Августа 22. Среда. Арифметика.

Августа 23. Четверг. Алгебра.

Августа 25. Суббота. Геометрия.

Августа 27. Понедельник. История.

Августа 28. Вторник. Закон Божий.

Августа 29. Среда. Русский язык.

Августа 31. Пятница. География."

Как видим, к будущим юнкерам требования предъявлялись даже более высокие, чем сейчас, когда военные абитуриенты сдают лишь математику, физику и пишут сочинение. Что же касается социального происхождения "господ юнкеров", то оно практически не играло никакой роли при поступлении. В 1915 году из всех юнкерских сословий самым крупным было... крестьянство! Поневоле задумаешься, откуда же пошла рабоче-крестьянская армия!

Чему и как учили юнкеров

Будущие офицеры изучали Закон Божий, русский язык, математику, получали начальные сведения по физике и химии, осваивали черчение, географию и историю. В старшем классе изучали специальные дисциплины, необходимые для командования батальоном: тактику, воинские уставы, военную топографию, полевую фортификацию, сведения об оружии, военную географию, военную гигиену, иппологию (науку о лошади, ее анатомии, физиологии, разведении).

Обязательными были военно-научные и научно- образовательные поездки и экскурсии. В отчете о за 1912—1913 учебный год отмечалось:

"Юнкера посетили музей Иркутского отдела Императорского географического общества и мастерские Иркутского промышленного училища. В последних юнкерам было показано: обработка дерева и металлов, чугунолитейное производство и устройство электрической станции. В августе была предпринята четырехдневная экскурсия на озеро Байкал".

Учебный год продолжался с сентября до мая, по окончании назначались переводные и выпускные экзамены. Существовало правило: экзамен принимал тот преподаватель, который должен был вести предмет в старшем классе, а преподаватель младшего класса выступал в роли ассистента.

После переводных экзаменов юнкера направлялись для полевых учений в лагерь. Затем будущие командиры уезжали на все лето в войска для ознакомления со службой и солдатским бытом. Полученная в Иркутске подготовка позволяла юнкерам выходить не только в пехоту, но и в артиллерию, в казачьи части, в инженерные войска, в гвардию.

Где жили и учились господа юнкера

Поначалу юнкерское училище размещалось в группе деревянных зданий на улице Медведниковской (совр. Халтурина). Чудовищный пожар, спаливший Иркутск в июне 1879 года, не обошел стороной и училище: "Никакие усилия самих юнкеров, воинских частей и пожарных команд не могли спасти громадные деревянные здания училища. Адский огонь в улицах положительно не позволял никакого подвоза воды".

После пожара училище сначала перевели в помещение военной прогимназии, а затем — в малоприспособленное каменное здание бывшего военного госпиталя, находившегося на пересечении улиц Троицкой и Госпитальной (совр. ул. 5-й Армии и Ярослава Гашека).

Вопрос об улучшении условий быта иркутских юнкеров никак не мог решиться на протяжении трех десятков лет. Тем не менее все эти годы училище исправно пополняло ряды офицерского корпуса прекрасно подготовленными кадрами... Именно тогда начала складываться сохранившаяся и поныне репутация сибиряков как самых неприхотливых и работоспособных офицеров.

Где оно теперь

Только в 1912 году военные и городские власти выбрали место для новых зданий юнкерского училища. При этом было учтено мнение командиров: "Близость к казармам 28-го Сибирского стрелкового полка и 7-й Сибирской стрелковой артиллерийской бригады даст возможность юнкерам ближе ознакомиться с внутренней жизнью двух родов оружия".

Собственно строительство началось лишь в 1915 году. Подрядчики завезли свыше двухсот китайских рабочих и около сотни австро-германских военнопленных. За два с половиной года было возведено 13 зданий. Практически все они сохранились до наших дней. Любопытно, что некоторые полностью сохранили и свое первоначальное предназначение. Например, главный учебный корпус ИВВАИУ. Или лазарет, который просуществовал именно в таком качестве аж до середины 1980-х годов. Сохранились и все шесть офицерских флигелей, в четырех из которых и сейчас живут офицеры.

...В 1931 году приказом Реввоенсовета в Иркутске была образована военная школа авиационных техников. Она разместилась в зданиях бывшего юнкерского училища и положила начало новой истории. Не менее славной, но — другой.

Забытые георгиевские кавалеры

Семеро выпускников Иркутского юнкерского были удостоены высшей воинской награды — ордена св. Георгия IV степени.

Первыми георгиевскими кавалерами стали участники Китайского похода 1900—1901 года: сотник Амурского казачьего полка Роман Андреевич Вертопрахов, штабс- капитан 10-го Восточно-Сибирского стрелкового полка Ярослав Петрович Горский, поручик 9-го Восточно- Сибирского стрелкового полка Петр Николаевич Туров.

В Русско-японской войне 19040—1905 годов иркутяне пополнили славный георгиевский ряд. Подъесаул 1-го Аргунского полка Забайкальского казачьего войска Владимир Иванович Казачихин получил орден "за выдающийся подвиг самоотвержения в мае 1904 года, когда, вызвавшись на чрезвычайно опасную разведку, он проник глубоко в тыл японской армии и, наблюдая движения противника, доставил главнокомандующему два весьма ценных донесения, выяснивших направление движения главных японских сил".

"За отличия в делах против японцев" получил высшую офицерскую награду капитан 1-го Восточно-Сибирского стрелкового Его Величества полка Павел Иванович Качин.

"В воздаяние мужества и храбрости, оказанных при 4-дневном штурме японцами крепости Порт-Артур, с 6-го по 10-е сентября 1904 года" награжден штабс-капитан 5-го Восточно-Сибирского стрелкового полка Иван Михайлович Сычев.

Еще один бывший иркутский юнкер, штабс-капитан 5-го Восточно-Сибирского стрелкового полка Александр Анастасьевич Белозеров, отличился во время октябрьских боев за Порт-Артур. Он был комендантом печально знаменитой горы Высокой, главной стратегической высоты крепости. Погиб во время отражения одного из штурмов. Георгиевская дума постановила наградить его орденом св. Георгия IV степени посмертно "в пример грядущим поколениям".

Спустя столетие трудно проследить судьбы офицеров. Доподлинно известно, что подполковник Ярослав Горский во время Русско-японской войны командовал батальоном. В феврале 1905 года в одном из боев Горский получил тяжелое ранение. С позиции он был спешно эвакуирован в Иркутск, где и скончался. Похоронен на Иерусалимском кладбище. Увы, могила героя не сохранилась — вместе с другими захоронениями бывшего Иерусалимского кладбища она ушла под фундаменты аттракционов городского парка культуры и отдыха.

Преемники и потомки

В начале 1990-х начальник авиационного училища генерал-майор Александр Барсуков решил возродить утраченную связь поколений. ИВВАИУ объявило себя преемником юнкерского училища и даже приняло в качестве своего "фирменного" знака эмалевый крест иркутских юнкеров. Так начали возвращаться забытые традиции. Но, к сожалению, порыв этот был недолгим. Для курсантов ИВВАИУ и их командиров славная история предшественников по сей день остается практически неизвестной.

20 сентября 2004 года исполнилось 120 лет со дня открытия юнкерского училища в Иркутске. 23 августа этого года отметил свое 90-летие памятный знак, который с легкой руки генерала Барсукова теперь носят все выпускники ИВВАИУ. Увы, эти даты прошли незаметно...

На волне подготовки к празднованию 75-летия в ИВВАИУ вновь просыпается интерес к истории вуза. Полным ходом идет работа по формированию памятного буклета, куда войдет и история юнкерского училища. Есть надежда, что на аллее Славы, где размещены портреты Героев Советского Союза — выпускников авиационного училища, к юбилею появится стенд с именами георгиевских кавалеров, выпускников Иркутского юнкерского.

Метки:
baikalpress_id:  4 375