Почему одни запросы доходят до ГУИН, а другие нет?

Генерал-майор Павел Радченко не ведает, что подчиненные вводят его в заблуждение

Письмо, пришедшее в редакцию после публикации материала "Коммерсанты из СИЗО", мы, как и обещали, приводим без сокращений, оставляя за собой право комментировать.

Радует, что мы можем услышать мнение руководителя ГУФСИН, хотя бы в интерпретации его пресс-службы.

Огорчает другое: главный вывод "Коммерсантов из СИЗО" (газета "Копейка", N 41 от 21 октября 2005 года), конечно не в фантиках и даже не в продуктах по действительно очень высоким ценам.

Небольшой репортаж из СИЗО задел очень серьезную и долго скрывавшуюся проблему — нарушение прав подследственных в отдельно взятом режимном учреждении Иркутска.

На конкретных примерах (пожилой мужчина из Мегета потерял два дня, чтобы передать сыну вещи и продукты, женщине по имени Светлана вернули половину передачи по неизвестной причине и еще обругали, больная бабушка приехала к внуку из деревни Сайгуты) автор обозначила болевые точки проблемы нарушения прав подследственных и их родственников.

Дело не только в фантиках и ценах. Дело в том, что и сегодня, как пишет наша читательница Наталья Константиновна, мать бывшего подследственного, в начале третьего тысячелетия, люди по-прежнему букашки. Разница лишь в том, что одни ползают за колючей проволокой, другие — перед ней. Вот и все.

Законы пишут и переписывают начальники. В собственных, разумеется, интересах. Отсюда производные: немыслимые цены, избирательное отношение к продуктовым передачам (одно примем, другое нет), грубость по отношению к родным подследственных. Все то, о чем и говорили люди, стоявшие в очереди в аптеке.

На основании чего, например, установлена так называемая гуманитарная помощь?

Радует, что руководство ГУФСИН проявляет заботу об улучшении бытовых условий подследственных. Радует, что в скором будущем в Иркутском СИЗО появятся двухкомнатные камеры, теннисные корты и прочие блага цивилизации.

Только, к сожалению, об этом ничего не знают клопы, которые продолжают мучить людей в камерах по ночам.

Больше всего умиляет последний абзац письма, где говорится, что "Ирина Алексеева даже не попыталась разобраться в сути вопроса, и это в то время, когда в ГУСФН???? есть целая служба, напрямую отвечающая как за связь со СМИ, так и за исполнение законодательных актов в сфере защиты прав подследственных и осужденных. Но корреспондент "Копейки" почему-то ни к кому не обращалась, тем самым игнорируя один из главных принципов журналистики".

Несведущий читатель только разведет руками, а может, и погрозит пальчиком автору материала.

Однако у нас есть основания заявить, что генерал-майор внутренней службы П.В.Радченко не ведает, что починенные вводят его, мягко говоря, в заблуждение. Запрос на посещение СИЗО был направлен начальнику ГУФСН??? — тогда еще полковнику внутренней службы Павлу Радченко — 27 июня 2005 года. В ГК "Номер один", в отличие от пенитенциарной системы, документы хранятся согласно всем правилам, поэтому мы без труда нашли запрос исх. N 114 от 27.06.05.

Позволим себе привести его полностью.

"Областной еженедельник "Копейка" не раз освещал жизнь пенитенциарной системы, в газете уже был опубликован цикл материалов, который подготовила журналист Ирина Алексеева: "Новый год строгого режима", "Бозой — яма", "Законов всех она сильней", "Герои нашего времени" и другие.

/На этот раз просим допустить корреспондента газеты "Копейка" Байшева Николая Васильевича и фотокорреспондента Игнатенко Сергея Васильевича в помещение СИЗО N 1 г. Иркутска для подготовки материала о жизни людей, которые еще не осуждены и ждут результатов следствия и решения суда. Подпись. Печать"./

Наш запрос снимет множество вопросов, типа — почему сразу в СИЗО, откуда такой интерес? Сотрудники редакции посетили почти все колонии на территории области, включая воспитательную в Ангарске, осветили массу мероприятий, включая свадьбы за колючей проволокой.

Сотрудники пресс-службы знали о запросе, заявив журналистам в июне, что теперь не занимаются подобными делами, а письмо отписано не то в оперативную часть, не то еще куда-то. Там его и следует искать. Сегодня сотрудники пресс-службы начинают лукавить перед редакцией, заявляя, что письмо вроде бы было, но там не был указан пункт приема передач.

Интересно, что запрос на посещение СИЗО был направлен вместе с двумя другими документами — разрешением на посещение камеры Колчака и на поездку в Ангарскую колонию. На те документы редакция получила ответ вовремя, а вот письмо относительно изолятора затерялось. Вот какая незадача...

Метки:
baikalpress_id:  4 380
Загрузка...