После дизентерии

"Приговоры" в деле об отравлении в Шелеховской гимназии выносили в пожарном порядке

В начале ноября эхо многоголосого хора иркутских СМИ об эпидемии в Шелеховской гимназии долетело до Москвы, а оттуда моментально разнеслось на всю страну. Для региональных журналистов "массовая вспышка дизентерии в Шелехове" недели на две вообще стала едва ли не темой номер один. Но если тема главная — значит, и подход к ней должен быть максимально вдумчивым.
Попытаемся вдуматься сейчас. Для "затравки" просмотрим заново сообщения региональных информагентств полуторамесячной давности. Итак, первая "молния": "С 3 по 6 ноября в Шелехове госпитализировано 38 человек". А уже 7-го, по информации того же агентства, "28 гимназистов находятся на стационарном лечении, шестеро переведены на дневной стационар, а четверо лечатся дома". По состоянию на 8 ноября, заявило другое агентство, "в Шелеховской ЦРБ остаются 18 школьников, 15 переведены на дневной стационар". В сумме получается 33 гимназиста. Куда же из предварительного списка госпитализированных выпали еще пятеро? И что это за дизентерия — без жесткого карантина и долгосрочной изоляции всех, на кого пало хоть малейшее подозрение в заразном заболевании?

Диагноз — по списку

Поспешность и нестыковки в этой истории прослеживаются на каждом шагу. На высев дизентерийной палочки требуется минимум трое суток, то есть результаты анализа должны быть известны не раньше 6-го. Но уже 5-го(!) родителям двух гимназистов позвонили родственники с другого конца России, только что узнавшие из телесюжета о "массовой эпидемии в Шелехове"! Обоих своих пацанов шелеховчане к тому времени уже поставили на ноги самостоятельно (таких, выздоровевших через сутки, а то и через час, немало), отпоив активированным углем. А активированный уголь, как известно не только дипломированным медикам, панацеей против дизентерии стать вряд ли способен. Кстати, матери этих мальчишек участковый врач заявила, что диагноз гимназистам в ЦРБ ставят... списочно. На что родительница горько пошутила: "Так, может, и палочку высевают в общей посуде?" В этой семье есть еще и дочка. Но, продолжая контактировать с больными братьями, девочка не испытала ни малейшего недомогания. И это дизентерия?!

Ньюсмейкером для журналистов выступила заместитель главы Шелеховской горадминистрации. Не обусловлены ли последовавшие вскоре жесткие административные выводы тем, что высокопоставленная чиновница на всю страну скоропалительно произнесла страшное слово "дизентерия"? Ведь, как в армейском анекдоте, "сказал командир — люминий, значит, "люминий" и будем грузить. А особо умные пойдут грузить "чугуний".

Первая галочка в досье "преступлений"

Тяжеловесный "чугуний" выпал на долю директора гимназии Валерия Шорникова. Заслуженного учителя России, отличника просвещения, некогда депутата, четверть века успешно возглавлявшего одну из лучших в Шелехове школу, пять лет назад провозглашенную гимназией, из уважаемых далеко за пределами Шелехова людей враз перевели в разряд не то что подозреваемых — обвиняемых. А как иначе понимать то, что Валерия Семеновича не только не включили в штаб по борьбе с инфекционным заболеванием, который, если верить официальным заверениям, был создан 3 ноября в 20.00 (в это время, после избрания президента гимназии, в ней гремела дискотека, Шорников раздавал своим ученикам советы, как весело и с пользой провести начинавшиеся завтра каникулы), но лишь в одиннадцать вечера поставили в известность о ЧП в возглавляемом им образовательном учреждении?

Штаб работал без Шорникова и минуя Шорникова — даже приказ сторожу на ночь глядя пропустить группу "ликвидаторов" в столовую гимназии, откуда, как принято считать, и расползлась зараза, отдал по телефону чиновник мэрии.

Что же нашли среди ночи штабисты на школьной кухне? Перво-наперво — тараканов, бросившихся к облюбованным щелям при виде вторгшихся в неурочный час людей. Тараканий ужас понятен — жить им оставалось всего ничего: в каникулы в столовой непременно проходит потрава насекомых (не распылять же химикаты в разгар четверти!). Таракашки попрятались, но в списке "преступлений" Шорникова "штабисты" успели поставить дебютную галочку.

Грешен, что не верил чиновным обещаниям

Посветлу сдали анализ на бак. посев работники гимназической столовой. Он оказался отрицательным. И только анализ крови показал наличие антител у двух сотрудников пищеблока (они вроде бы недавно переболели дизентерией), что позволило объявить поваров источником массового заражения детей. Однако плановыми медосмотрами, которые персонал столовой обязан проходить перед началом учебного года и далее раз в три месяца, подобный анализ не предусмотрен. Что с того — в досье на директора гимназии появилась еще одна "черная метка": за то, что не проплатил медосмотр поваров перед 1 сентября.

— Да, взял грех на душу. Я вообще-то человек неконфликтный, — вздыхает Валерий Шорников, — а тут заупрямился, хотя деньги на счету гимназии были и требовалось всего-то около 1300 рублей. Уперся, потому что в апреле мы уже платили за медосмотр своих столовских из внебюджетного фонда гимназии. Хотя платить должно гороно, но у них не было денег. В августе нам опять пообещали: "Деньги на медосмотр мы вам выделим". Вот я и ждал, когда перечислят обещанное. Теперь у меня спрашивают: почему вы не выпросили денег на медосмотр, почему не пришли к нам в гороно, почему не написали письма? Писали, даже счета отправляли. Но они в гороно куда-то затерялись. А мы свои экземпляры сохранили.

Зря вы так, Валерий Семенович — чиновник любит ласку и беспрекословное послушание. Как разоткровенничался со мной главный по школьному образованию одного сибирского города, хороший директор школы всегда найдет деньги. Вопрос только — хороший для кого?

Альма-матер "кандидатов наук"

Когда в 80-м Валерия Шорникова назначили директорствовать в "тройку", ему было всего 31. Единственной в городе школе продленного дня и нужен был именно такой директор — молодой, энергичный, думающий и экспериментирующий.

В "тройку" старались пристроить детей родители, у которых не было времени уследить за своими чадами. Каждого восьмого ученика в класс приводили из других школ Шелехова и окрестных сел сотрудники инспекции по делам несовершеннолетних: "У вас они не станут отлынивать".

Популярность создавала и трагикомические ситуации:

— Однажды меня обвинили в том, что якобы беру детей по блату, — вспоминает Валерий Семенович. — Я рассердился: записывайте сами! В течение двух или трех лет в школе сидел инспектор гороно и записывал в первый класс. А родители занимали очередь в коридоре с вечера.

В начале 90-х во всех бюджетах катастрофически не хватало средств. И продленку отменили. Но нет худа без добра — у "тройки" появилась новая перспектива. При продленке все силы бросали на проблемных ребят, но маловато внимания уделяли тем, кто учился или мог бы учиться хорошо. А теперь удалось организовать классы с углубленным изучением отдельных предметов. В рамках обычной школы сделать это сложно, но в "тройке" сумели. Активно заработали многочисленные кружки.

— Я говорю своим учителям: "Загрузите детей настолько, чтобы им не хотелось отсюда уходить", поясняет Шорников. — Когда у ребенка появляется свободное время, он нередко начинает выпивать, курить. Глядишь — подсунут ему "заряженную" сигарету. Есть ведь целая технология втягивания в наркоманию.

Для справки: ни один из шелеховских гимназистов не состоит на учете в качестве наркомана.

Лет десять назад Шорников добился передачи школе бесхозного загородного лагеря отдыха. Большой семьей в "Интеллектуале" ребята набирались сил и попутно (по 6 часов в день!) расширяли знания по любимым школьным дисциплинам. Увы, два последних лета дети скучают по своему "Интеллектуалу" — гимназии не выделяют денег на организацию сезонов.

Изучение информатики и иностранных языков с первого класса станет обязательным в России только с будущего года. В шелеховской "тройке" революцию в образовании начали еще лет шестнадцать назад. Для этого педагогам пришлось побороть уйму сомнений — детских, собственных, сомнений родителей и чиновников. А чего стоило на рубеже старой и новой России закупить парк компьютеров и добыть методическую литературу!

К статусу гимназии "тройка" была готова еще в первой половине 90-х. Программу перехода одобрили гороно, областные управление образования и Институт повышения квалификации работников образования. Но опять не хватило финансов.

Невзирая на безденежье, школьники из "тройки" стабильно продолжали забирать львиную долю первых мест на городских олимпиадах, с завидным постоянством получали призы на областном и федеральном уровне. Когда провозгласили гимназию, во избежание дискриминации учеников из других городских школ, ее учеников отправили соревноваться с учащимися городского лицея, куда стекаются одаренные старшеклассники со всего Шелехова. Гимназисты и на этом фоне не затерялись.

Некоторые старшеклассники, перелопатив уйму специальной литературы и Интернет, пишут серьезные научные доклады. В итоге получается что-то вроде вузовской курсовой. Некоторые, по отзывам специалистов, вытягивают почти на кандидатскую диссертацию.

— Один мальчишка оригинально доказал две теоремы, — гордо улыбается Шорников, — кандидат математических наук только похмыкал: "Это очень интересно".

У пятерых своих воспитанников Валерий Семенович научный руководитель:

— Работы трех девочек, видимо, не попадут в Москву. Потому что из-за нынешних передряг я не успел дать свое заключение. Девчонки теряют практически стопроцентную возможность поступления без экзаменов в любой вуз Иркутска, на выбор. А вообще, каждый год автоматически становятся студентами 3—4 гимназиста.

В гимназию спешат "комиссары"

Валерий Шорников, безусловно, виновен. Хотя бы в том, что между нежеланием потакать "экономичности" чиновников из гороно и заботой о безопасности гимназистов выбрал первое. Но соразмерную ли кару назначили директору за этот его выбор?

21 ноября "черные метки", которые копили "штабисты", вылились в приказ по гороно об увольнении Валерия Шорникова. Как сказала на совещании у губернатора начальник Главного управления профессионального и общего образования Иркутской области Наталья Малявкина, директор гимназии уволен с формулировкой "ослабленный контроль за санитарным состоянием учебного учреждения". Как говорится, раз — и сняли. Будто и не было за плечами Шорникова более трех десятков лет безупречного педагогического труда. И будто почетные звания и награды ему давали сугубо за красивые глаза...

Первый приказ об увольнении пришлось переписывать, поскольку Валерий Семенович, не выдержав тотального давления, заболел. Теперь Шорников считается уволенным с должности директора с первого дня выхода после больничного.

Можно, конечно, пободаться, то есть попытаться восстановиться через суд. Тем более что горой за своего директора стоит большинство родителей, педагогов и гимназистов. Они отправили письма в защиту Валерия Семеновича в Шелеховскую мэрию, депутату Законодательного собрания области Игорю Гринбергу, губернатору Александру Тишанину. Александр Георгиевич потребовал в самое ближайшее время разобраться в сложившейся ситуации. Но сделать это сотрудникам областного ГУ профессионального и общего образования будет сложно — ведь, фигурально выражаясь, "люминий!", да еще в присутствии губернатора, прозвучало из начальственных уст вновь...

Тем временем в гимназии уже работает комиссия контрольно-ревизионного отдела Шелеховской горадминистрации, затребовавшая документы образовательного учреждения за последние два с половиной года. Возможно, это что-то вроде подстраховки на случай, если увольнение за "дизентерию" не пройдет.

— Освободят от директорства — я не пропаду, — говорит Валерий Семенович, — буду преподавать свои любимые алгебру и геометрию. Ребят жалко — столько хорошего для них мы запланировали! И очень мучает вопрос — была ли это дизентерия? Если нет, тогда страшно. Ведь лекарства, которыми их пичкали, обязательно дадут побочный эффект.

Выяснилось, что симптомы, подобные симптомам заболевания учащихся в гимназии, проявились и у учеников других шелеховских школ, Но тамошних директоров никто не увольнял...

Загрузка...