"Дорогая моя школа..."

С горечью может сказать сегодня каждый иркутский родитель

В середине октября ученики иркутской школы N 27 принесли домой уведомление о сборе по 100 рублей с носа на металлическое ограждение школьной крыши. Без сей конструкции пожарная охрана отказалась подписывать документы, позволяющие школе получить лицензию на предоставление образовательных услуг. А без лицензии школьные аттестаты всего лишь красивая бумажка, не имеющая юридической силы.

Сотня — пыль, но в ней намек

Казалось бы, мамы и папы уже привыкли обильно сдабривать рублем ниву, на которой набираются уму-разуму их чада.

Но в этот раз многие возмутились:

— Сотня вроде немного, но сколько можно! — волнуется Лариса, мама десятиклассника. — В школе больше тысячи учеников, каждый по сотне — это уже больше 100 тысяч рублей.

— Поднатужимся, но деньги найдем. Лишь бы наших детей не унижали. В конце прошлого учебного года собирали деньги на единую школьную форму, — рассказывает другая мама. — Нужного размера некоторым ребятам не нашлось. Деньги нам вернули, мы купили форму сами. Нынче стали фотографироваться классом. Нашим детям сказали: мы вас фотографировать не будем, у вас форма не того цвета.

Вкладываем каждый год деньги в ремонт кабинетов, где учатся наши дети, в ремонт и благоустройство школы. Ежемесячно по 80 рублей берут в фонд развития школы, 20 рублей — на охранников. Привел ребенка в первый класс — плати тысячу рублей вступительных. При переходе в пятый класс опять готовь тысячу. Перевестись в другое учебное заведение? Поблизости, на Цимлянской, — 39-я школа. Но мы приписаны к 27-й — в 39-й с нас наверняка, как с чужаков, потребуют больше вступительных.

Квитанции о расходах нам не показывают. Просто говорят: столько-то пошло на ремонт столовой, столько-то на канцелярские товары.

Директора штопают дыры за родительский счет

34-летний Александр Кравчук, прежде завуч в школе N 14, пришел директорствовать в 27-ю в марте 2005-го и ужаснулся: построенное почти сорок лет назад здание проще было сломать и возвести новое. Но где взять деньги хотя бы на ремонт?

Финансово школа подпитывается государственными субвенциями из расчета 400 рублей на ученика в год и спонсорской помощью родителей. Субвенций 27-й нынче досталось 450 тысяч рублей. Куда обильнее "капает" из второго источника, невзирая на то что вокруг школы одни общежития, где, как известно, олигархи не водятся. Многие ученики 27-й — из социально неблагополучных семей.

По уверению директора, малообеспеченные семьи освобождены от "спонсорства". А родители, воспитывающие двоих и более детей, вносят лишь половину определенной общешкольным родительским комитетом платы. И вообще, спонсорство — дело добровольное. Поэтому ежемесячный сбор редко превышает 50 тысяч рублей.

Невзирая на скудость средств, за последние месяцы в 27-й многое удалось сделать. Заменили все двери. Отделили перегородкой от актового зала и отремонтировали столовую. Только на восстановление огромного холодильника потратили 14 тысяч рублей. В актовом зале подняли сцену, повесили красивый занавес. Приведен в порядок спортзал. Бывшие склады на втором этаже переоборудуются в гардеробные. В обоих помещениях пришлось прорубать оконные проемы в стене толщиной 80 сантиметров — прежде, как во времена толстовского Филиппка, школьники раздевались в классах.

За установку ограждения на крыше строители запросили 100 тысяч рублей. К моменту нашей встречи с Александром Ярославовичем работы почти завершились, а на их оплату удалось собрать лишь 58 тысяч рублей — к 18 тысячам целевых приплюсовали 20 тысяч спонсорских за сентябрь и 20 тысяч дала родительница в долг. Подобные дыры возникают регулярно. Однако оптимист Кравчук рассчитывает к 40-летию привести школу "в полное чувство".

На стенде в фойе ежемесячно вывешивается отчет — куда и сколько. Члены родительского комитета отчитываются по расходам в каждом классе. Но, как видим, вопросы у родителей остаются.

— Мы решили не расходовать деньги на учителей, то есть на всякие доплаты, на дни рождения или празднование Дня учителя, — говорит новоиспеченный председатель родительского комитета 27-й школы Сергей Беспалов. — В отличие от других школ принципиально не тратимся на учебно-методические пособия, кроме некоторых учебников, которые власти школе не поставляют. Почти все "спонсорские" идут на капремонт и восстановительный ремонт. Потому что в муниципальном школьном бюджете такие статьи фактически отсутствуют.

Школа — как лотерея

По сравнению с другими учреждениями среднего образования Иркутска в 27-й школе сборы с родителей весьма скромные. Рассказывают, что кое-где одни только вступительные достигают 15 тысяч рублей. Школы, гимназии и лицеи жестко конкурируют за учащихся и... за родительские деньги. А ведь мамам и папам нужно еще и сносно накормить и обуть-одеть своего школяра. Не все выдерживают жесткий финансовый прессинг.

— Моя знакомая одна поднимает двоих ребятишек, — рассказывает иркутская родительница. — Приносит в школу, далеко не самую дорогую в городе, справки, доказывающие, что она не в состоянии сдавать такие суммы, — так ребенка гонят с урока: иди возьми у тети, у дяди, но без денег не приходи.

И все же родители тянутся из последних сил, чтобы их ребенок был не хуже других, чтобы благополучно окончил школу и поступил в хороший вуз. Потому хоть и ворчат, но "спонсируют". Если бы еще власти были не столь прижимисты...

— Начальник департамента образования Иркутска Виктор Басюк сообщил, что в городе работают 254 школы, детских сада, спецшколы и учреждения дополнительного образования, — продолжает Сергей Беспалов.— На ремонт примерно 300 зданий из городского бюджета нынче выделено всего 17 миллионов рублей. Наша школа получила "смешные" 56,4 тысячи.

По словам того же Басюка, 18 школ нуждаются в капремонте (27-я в черный список не включена. — Авт.), три школы просто ветхие. Продолжать там заниматься опасно.

Кстати, совсем недавно ЧП произошло и в 27-й. Учитель, спускаясь в подвал за наглядными пособиями, зацепился каблуком за торчавшую из выкрошившейся ступеньки арматуру, упал и проткнул каблуком ногу. Пришлось накладывать на рану швы. Не дай Бог, подобное случилось бы с ребенком.

— Я проблему обозначил бы так, — говорит Сергей Беспалов, — по крайней мере в инженерном плане иркутские школы приходится содержать родителям. В городе нет внятной политики в отношении публичных зданий и сооружений. Кроме школ это больницы, учреждения культуры и так далее. Школа — сложный инженерный объект, состояние которого нужно постоянно отслеживать. Но службы инженерного аудита в Иркутске нет! Школа сегодня как лотерея: может протрепыхаться еще десяток лет, а может завтра завалиться. По Иркутску ходит байка, как в одной из школ сантехник с унитазом в руках провалился на нижний этаж. Только тогда всем стало ясно — объект дошел до ручки.

Педагоги — главные кандидаты в стрелочники

В глазах родителей директора школ и учителя зачастую стрелочники, которых обвиняют во всех мыслимых и немыслимых грехах, в том числе (порой обоснованно) в прикарманивании "спонсорских". На самом деле педагоги обычно не то что "навариваются" за чужой счет, а наоборот — раскошеливаются на нужды школы. Учительница (что называется, дама в теле), чтобы не рисковать здоровьем, в конце учебного года платит из собственного кармана 300 рублей за мытье окон в своем классе. Педагоги посубтильнее ту же работу выполняют самостоятельно.

— Порой подумаешь: ну не буду я год-два ремонтировать кабинет, — откровенничает иркутская учительница, — не стану униженно клянчить у родителей деньги. Один учитель так плюнет, третий, четвертый. И посмотрим на эту школу через пять лет.

Хорошо, смирили мы гордыню, сколько смогли на пару с коллегой, с которой делим кабинет, с родителей на ремонт класса собрали. Подсчитали — впритирку, но вроде хватает. Но едва половина работ выполнена, а денежки уже тю-тю — всего в ремонте навскидку не учтешь. Ладно, думаешь, вложу рублей 500 своих. Где 500, там и тысяча. Нынче я уже две тысячи собственных денег вложила.

Директор одной из иркутских школ, не располагая свободными "спонсорскими", снял в банке больше 10 тысяч рублей с личного счета и со счета племянника, чьим опекуном является, и "в долг" потратил их на срочный ремонт школьного оборудования.

Выворачивай кошелек, родитель!

На несколько вопросов о причинах все расширяющегося родительского "спонсорства" ответил начальник департамента образования администрации Иркутска Виктор Басюк:

— Государство четко определило, что содержание зданий и сооружений — компетенция муниципалитетов. Не ведется государственное строительство учреждений образования, государство не финансирует модернизацию существующих учреждений. Все это тянут муниципалитеты. Иркутск, как и другие города, живет с доходов, которые определяет государство и которые совершенно не покрывают долговые обязательства, продекларированные государством. Потому сумма средств, выделяемых городом на нужды образования, определяется чрезвычайными потребностями.

Мы не делим выделяемые городом средства на все учреждения. Основная масса этих денег идет на капитальный и текущий ремонт конкретных школ и детских садов. Не вижу смысла и проводить аудит всех учреждений образования. Потому что одним зданиям всего 10 лет, другим за 100. При формировании программы капитального ремонта образовательных учреждений Иркутска пять лет назад специалисты института Иркутскгражданпроект обследовали здания, находившиеся в аварийном состоянии. 80-я школа, где восстановить здание было невозможно, снесена. Построено новое здание 3-й школы, восстановлено здание 15-й школы. Хотя от графика капитального ремонта уже есть отставание. Потому что случаются аварийные ситуации в учреждениях, не включенных в программу. Мы вынуждены запланированные деньги срочно перекладывать туда. (Но разруха не может возникнуть вдруг. Значит, обследование все-таки провели поверхностно? — Авт.)

Сейчас готовится новая программа. Мы обследуем школы, которые не были обследованы раньше и состояние которых уже вызывает опасения.

— Мамы и папы подозревают, что не все их "спонсорские" идут на заявленные администрациями школ цели...

— Родители готовы помогать школам, и без этой помощи сегодня не обойтись. Но процесс сбора и расходования денег сегодня неправильный, непрозрачный. У школ есть счета — пусть родители кладут взносы туда. Расход денег со счета в любой момент можно проверить.

— Зарплата у педагога маленькая. Несколько поправить материальное положение учителя и улучшить качество преподавания позволяет система грантов. Но чтобы получить грант, педагог должен иметь постоянный доступ к новым методикам, к новым электронным технологиям, современной методической литературе, выезжать на курсы повышения квалификации. На все это требуются немалые деньги, зачастую личные деньги педагога или родителей.

— Школы активно используют возможность получения грантов на образовательный процесс. По итогам городского конкурса "100 лучших классных проектов" победителям выделено 100 грантов по 100 тысяч рублей на класс. При получении грантов предусматривается повышение квалификации, какие-то поездки. Если директор школы ищущий, он найдет средства, докажет родителям-"спонсорам" (опять раскошеливайся, родитель! — Авт. ): если вы дадите мне 50 тысяч рублей, я завтра привезу в школу 200 тысяч.

...Родительское "спонсорство" — не иркутское ноу-хау. В субботу, 5 ноября, в программе "Клуб сенаторов" на телеканале РТР Андрей Фурсенко, которого один светоч отечественной публицистики назвал министром затемнения, слабо отбивался от членов Совета Федерации, по совместительству мам, пап, бабушек и дедушек школяров. Сенаторы прямо обвинили государство в перекладывании забот по содержанию образовательных учреждений на плечи родителей.

Метки:
baikalpress_id:  34 176