С праздником, "черные дьяволы"!

Морской пехоте России — 300 лет

Голливуд завалил весь мир боевиками о морских пехотинцах. Но саму морскую пехоту придумали не американцы. В 1664 году, задолго до основания США, первый десант с кораблей высадили англичане. А в 1698 году неуемный русский царь Петр Великий сформировал специальную команду морской пехоты из экипажа корабля "Орел". Создание регулярной морской пехоты было связано с борьбой Русского государства за выход к Азовскому и Балтийскому морям в конце XVII — начале XVIII веков.

Боевое крещение на Севере и громкие победы в южных широтах

В Северной войне со Швецией русские морские пехотинцы покрыли себя славой в абордажных сражениях при Гангуте и Гренгаме. Организационно морская пехота входила в состав корабельного и галерного русских флотов. Гребцами на галерах также были солдаты морской пехоты, что позволяло использовать их при высадке десантов и в абордажных боях. В то время русские морские пехотинцы были лучшими гребцами в Европе.

Морская пехота во многом предопределила исход Северной войны. Десанты на побережье Швеции в заключительный период войны вынудили шведское правительство заключить мир с Россией на продиктованных Петром I условиях. Воодушевленный победами своих морпехов, 27 ноября 1705 года царь Петр издал Указ о формировании первого полка морской пехоты.

В Семилетней войне 1756—1762 годов внезапный десант морской пехоты Балтийского флота предопределил успех сухопутных русских войск в овладении важной прусской крепостью Кольберг.

Действия морской пехоты, составлявшей четвертую часть личного состава пяти эскадр русского флота, существенно повлияли на исход Русско-турецкой войны 1768—1774 годов. Русская морская пехота впервые за свою историю вышла на простор Мирового океана и вела боевые действия в нескольких тысячах морских миль от родных берегов. В Русско-турецкой войне 1787—1791 годов, в боях Лиманской (впоследствии Дунайской) гребной флотилии родилась морская пехота Черноморского флота, особо отличившаяся при штурме Измаила.

Участвовала морская пехота в Средиземноморском походе адмирала Федора Федоровича Ушакова в 1798—1800 годах, во время войны России в составе второй коалиции против Франции. В результате блестяще проведенных десантных операций были очищены от французов Ионические острова, взята штурмом с моря считавшаяся неприступной крепость Корфу, освобождены центральная и южная части Италии, заняты Неаполь и Рим.

Героизм не иссякает век от века

В 1803 году на Балтийском и Черноморском флотах были созданы четыре морских полка. Сформированный в 1810 году Морской гвардейский экипаж принимал участие почти во всех войнах ХIХ—ХХ веков. Мужественно обороняли морские пехотинцы в середине XIX века Севастополь и Петропавловск-Камчатский, Порт-Артур в Русско-японской войне начала XX века, защищали Родину в Первой мировой войне.

На фронтах Великой Отечественной героически сражались 27 бригад морской пехоты, более 30 морских стрелковых бригад и несколько отдельных полков и батальонов. Гитлеровцы, на которых одетые в черные бушлаты советские морпехи наводили ужас, прозвали их черными дьяволами. 150 морских пехотинцев были удостоены в те годы звания Героя Советского Союза.

Второе поколение советской морской пехоты начало свою историю, как и русская морская пехота, на Балтийском флоте, где в 1963 году был сформирован гвардейский полк морской пехоты. В том же году полк морской пехоты был образован на Тихоокеанском, в 1966-м — на Северном, а в 1967 году — на Черноморском флотах. В 1967 году на Тихоокеанском флоте сформирована дивизия морской пехоты, первое соединение морской пехоты в ВМФ. Мужество и воинское мастерство морские пехотинцы демонстрировали на многих крупных учениях и маневрах с высадкой морских десантов. Героями проявили себя наши морпехи в боевых действиях в Анголе, Вьетнаме, Сирии, Египте, Гвинее, Афганистане. В Чечне двадцать один морской пехотинец удостоен звания Героя Российской Федерации, более шести тысяч человек награждены боевыми орденами и медалями.

"Мы шли напролом"

Матвей Симонович Газарх в юности тоже защищал Родину в форме морского пехотинца. Коренной иркутянин, в 1941 году он окончил 13-ю иркутскую школу. Спустя два дня после выпускного бала грянула Великая Отечественная. И все мальчишки из их класса пошли в военкомат проситься на фронт.

— Я попал в город Слободской Кировской области, в формировочный лагерь,— рассказывает Матвей Симонович. — А еще за месяц или два до окончания школы я прошел медкомиссию и отправил документы в Севастополь, в Черноморское военно-морское училище, откуда накануне войны пришел ответ о зачислении меня кандидатом в курсанты и вызов явиться на экзамены. С этим вызовом и пришел в Слободском в комиссию по формированию частей на фронт.

Желание сибиряка попасть в моряки учли. Матвея Газарха и еще 10—15 ребят направили в Москву, в Лефортово, в 1-й морской флотский экипаж. А в начале октября иркутянин попал в пополнение сильно потрепанной в боях 84-й морской стрелковой бригады. Положение под Москвой сложилось отчаянное, даже моряков, возвращавшихся из командировок, ссаживали с поездов и направляли в бригаду. Едва "залатанную" часть бросили на защиту столицы под город Дмитров. До 5 декабря — тяжелые оборонительные бои, в ночь на 6-е наши войска перешли в наступление.

В феврале 1942-го морпехи подошли к населенному пункту Полотняный Завод. Здесь старшина 1-й статьи, командир 50-миллиметрового миномета Газарх был тяжело ранен в позвоночник.

— Мы окопались у реки. Наш берег пологий, а немецкий — высокий. И когда мы поднялись в атаку, меня7 шарахнуло пулей сверху. Сразу отнялись ноги. Из боя меня вынес матрос-чеченец. Вообще в нашей бригаде были представители около 50 национальностей, и все друг друга поддерживали. Так испокон веку принято во флоте. Здорово помогали нам, необстрелянным, "старики", те, кто прошел Хасан и Халхин-Гол, войну с Финляндией. Меня, старшину, старослужащий матрос учил, как окапываться и прочим солдатским премудростям.

Ранение поставило крест на службе Матвея Газарха в морской пехоте. Около года сибиряк провалялся в госпитале в Омске. Летом 43-го всех моряков и бывших курсантов военно-морских училищ, которые еще были способны служить, вернули из госпиталей в училища и в действующую армию.

Матвея Газарха зачислили в эвакуированное в Баку Ленинградское высшее военно-морское инженерное училище имени Дзержинского. После прорыва блокады Ленинграда училище вернулось в Адмиралтейство. После первого курса иркутянина перевели в только что созданное интендантское училище ВМФ, которое он окончил в 1950 году и был направлен начальником интендантской службы на эсминец "Сторожевой" в Таллине. Фронтовое увечье давало о себе знать, и в 1953 году лейтенант Газарх вынужден был демобилизоваться и вернуться в Иркутск. Но воспоминания о боевой юности бывший морпех хранит до сих пор.

— Конечно, страшно было идти в первый бой. Ведь до войны стрелять приходилось только из "мелкашки" в тире по улице Ленина. Но и немцы боялись морпехов и вообще моряков. Потому что мы шли напролом. Хотя в начале войны у нас не было другого оружия, кроме винтовок-трехлинеек, у некоторых — карабинов. А пулеметы — допотопные "максимы". Но тут — или тебя убьют, или ты убьешь. Вот и вся задача.

Фашисты нещадно выкашивали отчаянных советских воинов. Под Полотняным Заводом почти целиком полегли наши соседи, конники-калмыки. Что уж говорить о нас, морпехах! Уже в 58-м в Москву на встречу ветеранов 84-й бригады, в боевых порядках которой числилось 1300 моряков, приехали только тринадцать человек. Остальные либо погибли, либо не смогли приехать, мучимые фронтовыми ранами.

За мужество при обороне столицы Матвей Газарх был удостоен ордена Красной Звезды и медали "За оборону Москвы". Вскоре к ним прибавилась медаль "За победу над Германией", а в один из юбилеев Победы — орден Отечественной войны.

...Послезавтра, следуя давней традиции, кому-нибудь "добрые" товарищи втихаря нальют во флягу морской воды — чтобы морской пехотинец не расслаблялся даже в праздники.

Метки:
baikalpress_id:  34 193