Кандидат, твое место у параши!

Ради хлебных должностей чиновники порой способны побрататься хоть с нечистой силой

Выборы глав сельских и районных администраций, можно сказать, стали историей, однако осадок у электората остался, причем самый неприятный. В редакцию посыпались письма из разных районов. Люди, мягко говоря, обеспокоены методами, с помощью которых кандидаты пытались добиться (многие добились! — Авт.) победы в гонке за кресло главы. Подлог, обман, запугивание — едва ли не главные составляющие джентльменского набора кандидатов. В одном из прошлых номеров "Копейка" опубликовала письмо жительницы Ольхонского района. Настала очередь рассказать об избирательной кампании за кресло главы Чунского района.

"Красные" против "синих"

Невиданное дело — объединились жириновцы, члены СПС и коммунисты. Более странный союз, казалось бы, невозможно придумать. Однако сегодняшняя чунская действительность вынудила местные отделения трех партий забыть о разногласиях и вместе противостоять еще более непредставимому на первый взгляд "сотрудничеству" значительной части чиновничества, в том числе некоторых сотрудников правоохранительных органов, "авторитетных" предпринимателей и уголовной шпаны.

Чунари не сомневаются, что предвыборным беспределом негласно рулил олигарх местного розлива, время от времени бахвалящийся перед соратниками: "У меня не может быть финансовых проблем, потому что у меня 15 тысяч рабов". "Рабы", надо полагать, — не только половозрелые жители райцентра.

Особенно яростная борьба развернулась за главный приз — пост мэра района. Главными претендентами на победу считались действующий мэр Валерий Тюменцев и его предшественник Николай Иванов. Для краткости в дальнейшем активистов команды Иванова будем условно именовать красными, их оппонентов — синими.

Силы оказались явно неравными. У "красных" — скудная казна, под седлом три старенькие отечественные легковушки и единственный рупор в СМИ, районная газета с полувековой историей, "Чунский вестник". За "синими", по некоторым сведениям, куда большие деньги. Второй козырь сторонников Валерия Тюменцева — административный ресурс. А ребята с характерной внешностью и повадками ходили либо в наблюдателях главного кандидата "синих", либо крутились на избирательных участках и возле них в качестве "пехоты" — на случай не предвиденной их командирами ситуации. "Под парами" каждый "пехотинец", не говоря уже о "военачальниках", держал скоростную иномарку.

Третий "черт в табакерке" — столичные политтехнологи, которые бесплатно и пальцем не шевельнут, тем более не помчатся в сибирскую глухомань. Информационное сопровождение кроме выпущенных тысячными тиражами листовок и газет-однодневок, вроде "Правды Тюменцева" и "Труда Гришакова" (видимо, у Валерия Тюменцева и Владимира Гришакова совсем не такие, как у большинства их земляков, правда и труд! — Авт.), "синим" обеспечивали издаваемая фондом НПО "Единство" газета "Чунский край" и телерадиостудия "Чуна".

Чунские телевизионщики устроили 5 сентября форменную провокацию: запустили минут на десять архивное выступление Николая Иванова. Бывший мэр беззвучно шевелил губами, а из телевизионных динамиков неслась песенка с мерзкими словечками: "Твое место у параши..." ТРС "Чуна", к слову сказать, подотчетна администрации района и без команды сверху шагу не сделает. Что ж — какая власть, такие и песни. Подлость этого, с позволения сказать, предвыборного хода в том, что Николаю Иванову не оставили возможности адекватно отреагировать на оскорбления через тот же эфир, что выплеснул на него информационные помои. Сюжет с грязным шансоном запустили аккурат в день истечения срока действия лицензии на трансляцию ТРС "Чуна" передач местной "выпечки". До окончания выборов "Чуна" в эфир больше не выходила.

"Синих" поддерживал "Чунский край". Эта газета существует менее года (зарегистрирована 4 февраля 2005-го) и, по закону, пока не имеет права печатать агитационные материалы. Однако "Край" активно славословил кандидатов "синих" и "мочил" выдвиженцев "красных".

Я поинтересовался у председателя территориальной избирательной комиссии Раили Тимофеевой, на каком основании вышеупомянутое издание публиковало на своих страницах предвыборные агитационные материалы. За Раилю Хаметзяновну мне ответила молодая дама: "Агитационные материалы публиковались не в "Чунском крае", а во вкладышах в него". Если бы так! К примеру, N 34 этой газеты от 7 октября 2005 года от корки до корки пестрит политическими агитками — какие там вкладыши! Молодая дама, юрист ФГУП "Дорожная служба Иркутской области" госпожа Танкель, — активный игрок избирательного штаба "синих".

Нынче в Чуне кое-кто наплевал на предвыборную этику. По сведениям наблюдателя от "красных", только по улице Чапаева в поселке Октябрьском пожелали проголосовать вне избирательного участка 48 человек. Ладно бы немощные бабушки и дедушки, так нет — сплошь пышущая здоровьем молодежь! Напрашивается вывод: возможно, молодых людей запугали либо подкупили, чтобы они в тиши собственных жилищ(!) проголосовали "за кого следует".

Связанные одной целью

Милиция обязана бороться с преступностью. Некоторые сотрудники Чунского РОВД в нынешние выборы действительно бились с гражданами, насквозь пропитанными уголовной идеологией. Но — в одной упряжке, против "красных". Так, за несколько дней до голосования жительница поселка Лесогорск Наталья Пересада вечером расклеивала в родном населенном пункте агитационные материалы. По словам Натальи, неподалеку остановился легковой автомобиль, из которого вышел начальник милиции общественной безопасности Чунского РОВД подполковник Накип Фаттыков. Дюжий мужчина, бывший десантник, поначалу пытался затолкать хрупкую женщину в машину. Перепуганная Пересада принялась кричать, призывая на помощь прохожих. Тогда Фаттыков выхватил у дамы листовки и порвал их в клочья. При этом он заламывал Наталье руки, его собственная рука сорвалась и угодила Пересаде в висок. По словам госпожи Пересады, подполковник Фаттыков также срывал расклеенные агитационные материалы кандидата в мэры Иванова.

— После этой потасовки я добиралась домой переулками, — рассказывает Наталья Пересада, — и все оглядывалась: боялась, что нападут исподтишка.

Оставим на совести господина Фаттыкова то, что он совсем не по-мужски повел себя по отношению к женщине. Докука в другом: подполковник милиции грубо нарушил закон: на момент их роковой встречи Наталья Пересада являлась кандидатом на пост главы администрации Лесогорска, а беспокоить кандидата без санкции прокурора сотрудник милиции права не имел.

Другой пример, другая женщина — кандидат на пост главы администрации поселка Октябрьского. К ней накануне дня голосования приезжали сотрудники милиции и хотели увезти в Чуну "на беседу". И здесь работники РОВД явно перегнули палку, поскольку наказать кандидата опять же можно только по прокурорскому заданию, которого милиционерам никто не давал.

В Лесогорске, как свидетельствуют местные жители, сотрудник поселкового отделения милиции Найденов и два его коллеги грубо нарушили право на предвыборную агитацию кандидата в мэры Иванова. На балконах многоэтажек в населенных пунктах за несколько дней до выборов были вывешены растяжки, агитирующие за того или иного кандидата в главы района. За день до голосования майор??? Найденов с двумя коллегами срывали листовки кандидата Иванова и требовали от жильцов снять с балконов растяжки, призывающие голосовать за того же Иванова. При этом милиционеры запугивали хозяев квартир. Некоторые уступить давлению отказались. К несговорчивым следом за милиционерами заглядывали крутые ребята. Растяжки с призывами голосовать за Тюменцева никто снять не требовал.

В этом же поселке три вооруженных битами огольца в масках (личности налетчиков потерпевшим все же удалось установить. — Авт.) напали на кандидата в депутаты районной думы Дмитрия Рыбина и его спутника и отобрали сумку с личными вещами. Поселковая милиция никаких мер к разбойникам не приняла. 8 октября там же, в Лесогорске, в квартиру Ольги Лазебник заявился некий мужчина и пригрозил зарезать саму Ольгу Борисовну и ее родных, если женщина придет на избирательный участок в качестве наблюдателя от кандидата Рыбина.

В райцентре по электорату прошлись куда более частым и жестким "гребнем". Ко многим чунарям, как ???утверждают сами потерпевшие, перед выборами заявлялись крепкие мужички, располагавшие полными сведениями о квартире и составе семьи, запугивали, а порой и избивали людей, требуя дать письменное согласие голосовать за Валерия Тюменцева. У некоторых избирателей накануне дня голосования попросту отбирали паспорта. Растяжки в пользу Иванова заставляли снимать с балконов под страхом кровавой бани. В результате осталась единственная — на пятиэтажке, именуемой в народе кораблем, неподалеку от ДК "Победа". Растяжки за Тюменцева продолжали преспокойно висеть в большом количестве.

Кандидатам от "красных" не раз угрожали расправой. А в одном небольшом поселке вместо заявленного в заранее расклеенных плакатах кандидата в мэры Николая Иванова на встречу с восемью десятками избирателей в поселковый клуб приехал... Валерий Тюменцев!

Мосты сжигают как по заказу

Старания чиновников, оборотней в погонах и бандитов, а также "слепота" и "глухота" районной прокуратуры и территориальной избирательной комиссии, предельно вяло реагировавших на жалобы "красных" о систематическом нарушении "синими" избирательного законодательства, не пропали даром: Валерий Тюменцев переизбрался в мэры еще на пять лет. Голосов "за" он набрал всего на несколько процентов больше, чем его основной конкурент.

Что сулит Чуне грядущее пятилетнее сидение в первом районном кресле бывшего начальника РОВД? Ведь за предыдущих три с половиной года правления команде Тюменцева похвастать особо нечем. Катастрофические недоборы в бюджет не позволяют сделать его бюджетом развития. Зарплату бюджетникам района платит область. Тепло в квартирах? Но теплотрассы заменили еще при мэре Иванове. Упало производство в фактически монопольной чунской отрасли — лесной. Население до предела обнищало.

Очевидцы рассказали мне, что на одной из предвыборных встреч у кандидата в мэры Тюменцева спросили: когда будет отремонтирован мост через Чуну-Уду у деревни Баянда? Спрашивавшему, видимо, намертво впечатался в мозги лозунг, под которым Тюменцев в 2002-м впервые пришел к власти: "Наведем порядок!" Нынче слоган видоизменили: "Наводим порядок. Ни шагу назад!" Валерий Григорьевич якобы в сердцах ответил электорату: "Его легче сжечь, чем ремонтировать!" Странно, но вскорости мост действительно сгорел дотла. Жители расположенного на левом берегу поселка Веселого теперь смогут вывезти сено со своих покосов у Баянды, только когда Чуну скует лед.

Резервации для крестьянства

"Синие" празднуют победу. Они вроде бы в силе. Но если, как говорил киногерой Сергея Бодрова-младшего, сила в правде. А как мы уже выяснили, кое-кто в Чуне избирался благодаря не силе, то есть правде, а благодаря насилию. Кстати, Валерий Тюменцев зарегистрировался кандидатом в мэры, внеся залог в 120 тысяч рублей. Неужели опасался потерпеть фиаско еще на этапе сбора подписей при своем выдвижении?

Наведенный в чунских делах "порядок" наглядно демонстрирует ситуация в двух селах района. Деревня Паренда. Центральная усадьба некогда крепкого совхоза. В советские времена в него вбухивали громадные деньги. Один гараж обошелся в 540 тысяч рублей. Траты были обоснованны, поскольку тот же гараж в случае войны легко переоборудовался в мастерскую для ремонта бронетанковой техники. Но грянула не война, а "мирная" эпоха разрухи и разграбления. Паренда вместе с работниками переходила из рук в руки, как обнищавшее поместье во времена крепостничества. Местные пытались принять участие в вакханалии, но регулярно получали по рукам даже за попытку спереть доску. Главные мародеры наезжали и наезжают со стороны. Под автоген пошли металлический гараж, кузница вместе с дорогущим оборудованием, сгорели или раздербанены три просторные фермы. Рядом с гаражом — аккуратные стопки бетонных плит. Скоро вывезут и их, а останки покореженной техники сдадут в переплавку.

Деревенские выживают в основном за счет личного подворья, пенсий да сбора даров леса. Других источников дохода в Паренде нет.

Вот как высказалась о своих "перспективах" молодая селянка:

— Корочек у меня завались. А куда с ними? Чтобы работать в той же Чуне, нужно где-то жить. А это минимум тысяча рублей в месяц. Столько в райцентре и не заработаешь. Вот и перебиваемся сбором ягоды на продажу, гробим свое здоровье, пластаясь целыми днями, если год урожайный. Как детей кормить, одевать-обувать? Живем как в резервации.

В лесном краю беда с дровами. В Паренде тракторная тележка как попало набросанных чурок стоит полторы тысячи рублей. Таких тележек в лютую зиму необходимо три-четыре. А деньги на них где взять? В советские времена мужики на совхозном тракторе ездили за дровами в лес. Сейчас... На собственном горбу чурки или лесины не попрешь. Да и бензопила далеко не в каждом дворе. Вот и шакалят мужики по ночам, растаскивая на растопку заброшенные совхозные усадьбы. Или, как признаются парендцы, идут на поклон к хозяину. Неподалеку от деревни, на берегу Чуны-Уды, красуются добротные терема: дача предпринимателя, районного депутата и одного из главных чунских единороссов — Владимира Гришакова. Ни для кого в районе не секрет, что у Владимира Васильевича есть еще одна, не менее хлопотная, но весьма прибыльная должность, дарованная ему совсем не государством и народом, и что без отмашки Гришакова-старшего в районе не начнет крутиться ни один мало-мальски значимый винтик.

Сам Владимир Гришаков в Паренде не появляется. Но если кому-то, например, надо разобрать заброшенный совхозный дом, спрашивают разрешения у управляющего гришаковской "заимкой".

Деревня Хоняки, в нескольких километрах от Паренды, — составная часть Октябрьского муниципального образования. Когда-то и здесь было крепкое сельскохозяйственное производство в юридической форме муниципального, то есть подчиненного районной мэрии. Потом МСПХ "Рассвет" стало хиреть. Когда несколько лет назад здесь сменился управляющий, "Рассвет" воспрянул. Стабилизировалось поголовье крупного рогатого скота, с помощью тогдашнего мэра района Николая Иванова "Рассвет" обзавелся элитным молодняком, прикупил свиней, несколько лошадей для подсобных работ, крестьяне подшаманили технику, в достатке засевали и скашивали кормов. Живых денег в "Рассвете" давали негусто, зато обеспечивали четыре десятка рабочих и прочее население деревни дешевым зерном для личного подворья и мясом.

В 2002-м, с приходом к власти в районе команды Валерия Тюменцева, ситуация кардинально изменилась. Управляющему велели перерегистрировать МСПХ в агрофирму. Номинально главным в хозяйстве остался прежний управляющий, фактическим хозяином, как говорят, стал глава Октябрьского МО Вячеслав Шаповалов. Только для районных властей и правоохранителей это тайна за семью печатями. Но не для хонякинцев и жителей других поселений района: слишком со многими Вячеслав Михайлович вступал и вступает в деловые контакты. Муниципальный служащий, занимающийся бизнесом с использованием своего служебного положения, — явный юридический нонсенс!

Управляющего, теперь исполнительного директора, стали без конца дергать на доклады в район, отвлекая от посевной, уборки урожая, сенокоса. Да еще господин Шаповалов держал его на "голодном пайке", хотя для развития сельхозпроизводства хозяйству ежегодно выделялась деляна в 10 тысяч кубометров леса. Если даже передать древесину на корню сторонней организации за 100 рублей с куба, как это делалось прежде, получается 1 миллион рублей дохода. Но исполнительному директору приходилось ремонтировать технику, выклянчивая запчасти в долг у друзей-коллег. В конце концов роль униженного и оскорбленного мужику надоела и исполнительный директор уволился. После его ухода скотина в "Рассвете" поголовно пала от бескормицы или пошла под нож, большинство работников разбежались, так и не получив расчета. А лес на территории "Рассвета" как пилился, так и пилится. Номинальным руководителем фирмы Шаповалов поставил то ли своего родственника, то ли приятеля. В чей карман на самом деле капают в Хоняках миллионы рублей от сосен и лиственниц, чунским властям и законникам якобы не известно.

После краха "Рассвета" хонякинцы перебиваются тем же личным подворьем, закупая корма втридорога. Кое- кто устроился на работу в ближних населенных пунктах. А большинство долбит кирпич на разрушенных строениях бывшей Хонякинской исправительно-трудовой колонии. Стройматериал мужики, дети и старухи загоняют по два с половиной рубля за штуку. Но и тут обездоленным крестьянам не разгуляться: они уверяют, что нынешние командиры "Рассвета" требуют половину дохода от продажи кирпича отдавать им, хотя руины колонии на балансе у порушенного предприятия не стоят.

Чунарей потчуют то пирожками, то тумаками

3 октября в Чуне произошло третье за нынешний год дорожно-транспортное происшествие, о которых гудит весь поселок. В первых двух, в январе и июле, погибли инвалид Дима Путов и следователь Чунского РОВД Константин Камзолов. Чунские правоохранительные органы искали убийцу Дмитрия Путова как "неустановленного водителя", хотя свидетелей того ДТП в избытке и они точно знают, кто совершил наезд. Но люди давно не верят в беспристрастность и неподкупность местных "защитников закона", очень сомневаясь в их способности пресечь наконец "наведение порядка по-чунски", а кроме того, боятся жестокой мести виновников гибели парня-инвалида, если дадут официальные показания.

Третья (дай Бог, последняя) жертва, женщина-пешеход, отделалась ранениями. Рассказывают, что младший брат авторитетного "олигарха", запугав и без того шокированную даму, затолкал ее в иномарку и отвез в больницу. Предварительно участники наезда якобы избили случайно ставшего свидетелем наезда сотрудника милиции. После настал черед получать свои тумаки жильцам ближних к месту аварии домов, которые также наблюдали аварию. К счастью, запугать удалось далеко не всех, иначе не было бы этих строк. Не имея на руках исчерпывающего пакета документов, я вообще писать на подобные темы не берусь. Самым "кричащим" бумагам уже дан официальный ход, вплоть до президента и генерального прокурора России. Если что — имеется еще и Европейский суд по правам человека.

Метки:
baikalpress_id:  4 179