"Аистята" растут и готовятся к полету

Готовы ли мы принять ВИЧ-инфицированных, как равных?

Эти дети — такие же, как все. Белокурые и темноволосые, пухленькие и не очень, в платьишках, костюмчиках и комбинезончиках. Они точно так же улыбаются, смеются, плачут, возят по полу машинки и укладывают кукол спать, размазывают по личикам кашу и оставляют "усы" из киселя. Обычные девочки и мальчики со своими детскими радостями и печалями. Только живут они не дома с мамами и папами, а в отделении при городской клинической больнице со светлым названием "Аистенок". Это отделение для ВИЧ-инфицированных детей и детей, рожденных от матерей со страшным диагнозом..

В ноябре у "Аистенка" день рождения — ему исполняется 3 года. До его открытия ВИЧ-инфицированные дети поступали в обычное больничное отделение, где врачи и медсестры выполняли только свою работу. В Иркутской области ВИЧ-инфекция приняла размеры эпидемии в 1999 году, и новый, неизвестный прежде вирус повергал в панику не только обывателей, но и медицинских работников. За три года первые дети, рожденные с ВИЧ стали почти отверженными. Попав в "Аистенок", они не умели ни говорить, ни ходить.

Поэтому первым делом в новом отделении больницы ввели специальный штат воспитателей, медсестер. Ребятишек распределили по возрастным группам. Работа началась.

Что такое ВИЧ?

Понятие "ВИЧ-инфицированный" означает, что вирус попал в человеческий организм. Но это еще не значит, что человек болен. Да, на определенном этапе инфекция может вызвать заболевание, но пока у данного человека есть иммунитет, он держится. Когда происходит сбой в иммунной системе (он может быть вызван разными причинами — стрессом, возрастом и т. д.), инфекция начинает действовать и только тогда человек заболевает.

Да, ВИЧ-инфекция — это диагноз. Но когда его ставят, врачи обязательно уточняют стадию. Существует бессимптомная стадия, в которой человек под контролем врачей может находиться неопределенно долго, принимая лекарственные препараты для подавления активности ВИЧ. Пока нет клинических проявлений вируса, человек может вести обычную жизнь.

Широко распространено мнение, что ВИЧ передается всеми возможными путями. Поэтому от ВИЧ-инфицированных людей шарахаются в разные стороны.

Борис Цветков, главный врач Иркутского областного центра по профилактике и борьбе со СПИДом и инфекционными заболеваниями:

— К сожалению, самое нелепое заблуждение продолжает бытовать. Существуют всего 3 пути передачи ВИЧ-инфекции: при нарушении целостности кожных покровов зараженным материалом (сюда относятся и общие наркоманские шприцы), при половых контактах и от матери ребенку. Вирус не передается при пользовании общей посудой, общей постелью, общей ванной, через рукопожатие, через поцелуи, слезы.

Казалось бы, это общеизвестные факты. Но отношение к ВИЧ-инфицированным людям остается негативным. Мы боимся того, чего не знаем?

Путь передачи вируса ВИЧ от матери ребенкау называют вертикальным.

— Если известно, что мама ВИЧ-инфицирована, то при рождении ребенка сразу ставят на учет, — продолжает Борис Васильевич. — В течение полутора лет его периодически обследуют. Если в 18 месяцев инфекции в крови не обнаруживают, (три анализа подряд отрицательные), то диагноз ВИЧ снимается, но на учете ребенок остается до 3 лет. Дело в том, что у малыша в крови очень длительное время циркулируют материнские антитела к вирусу, и мы не можем достоверно сказать — то ли эти тела вырабатывает его организм, реагируя на внедрившийся вирус, то ли эти тела передались ему с кровью матери.

В "Аистенок" попадают малыши с ВИЧ, от которых мамы отказались. К счастью, не все новорожденные с этим диагнозом лишаются семьи.

Мамы в белых халатах

Взрослые люди с ВИЧ-инфекцией осознают, что о ней не стоит говорить, чтобы не стать изгоями. Маленькие девочки и мальчики из "Аистенка" пока не знают, почему они живут одной большой семьей с мамами в белых халатах. Не знают и того, зачем они каждый день в строго определенные часы ходят в прививочный кабинет.

— Вас нужно всех сослать на остров за высокий забор, и чтобы вы признаков не подавали, что вообще существуете, — довелось однажды услышать от одной из организаций Иркутска руководству "Аистенка".

В отделении сейчас живут 49 девочек и мальчиков в возрасте от нескольких недель до 6 лет. Это любознательные карапузики, которые называют всех своих воспитателей, медсестер, логопедов и психолога мамами.

— Спрашивают: "Мама Роза, а куда ты идешь?" — рассказывает заведующая "Аистенком" Роза Варнакова. — Домой, отвечаю. "А кто у тебя дома есть?" — снова спрашивают.

У "аистят" каждый день обязательно чем-то занят. Лепка, рисование, музыка, физкультура, закаливание, игры. К старшим — тем, кому уже исполнилось 5—6 лет, по выходным приходят учителя и готовят ребят к школе, учат читать, писать. Дети уже знают, что кроме большого дома есть и другой мир за его стенами.

— Мы гуляем в роще, ходим и в музей природы, и в зоопарк, и в цирк, и к Вечному огню, и в парк, и на набережную, и в магазины, — говорит Роза Доржиевна. — Готовим детей к дальнейшей жизни в обществе.

Мы пришли к вам...

Только общество еще не готово их принять. Еще не всегда "Аистенок" может открыто говорить: мы — ВИЧ-инфицированные и мы пришли к вам. Иногда свой статус им приходится не то чтобы скрывать, а просто не афишировать. Чтобы детей приняли такими, какие они есть, а не тыкали пальцами и не шарахались от них в разные стороны. Или чтобы просто куда-то пустили.

Самому старшему ребенку сейчас 6 лет. Коллектив отделения готовится к неизбежному — к тому времени, когда начнутся вопросы "А кто я?", "Кто мои папа и мама, где они?". И к тому, что когда-то "аистятам" придется рассказать о том, почему им нужно ходить в прививочный кабинет строго по часам.

Собственно говоря, пожизненный прием лекарств — это единственное отличие этих детей от сверстников. Нельзя опаздывать с приемом даже на 5—7 минут: как только ослабляется действие препарата, вирус сразу начинает искать выход. А вирус очень коварный — он мутирует, видоизменяется, приспосабливается к условиям. Вот почему так трудно найти вакцину против ВИЧ.

В кабинете у Розы Доржиевны два больших фотоальбома о жизни "Аистенка". Вот карапузы гуляют на набережной, в парке, в роще. Вот они в костюмах зверюшек встречают Новый год и танцуют вокруг елки с Дедом Морозом. А вот ребятишки едят большой пирог, который испекла бабушка одного из малышей. Вот мальчики в настоящих мужских костюмах, только маленького размера, белых рубашках и галстуках-бабочках — такие забавные! Их не сравнить с теми "брошенками", что когда-то пришли из больницы. Они растут, развиваются, познают окружающий мир.

Улыбка для незнакомой тети

— Тетя пришла! — в открытую дверь игровой летят несколько девочек и мальчиков. — А что это у тебя? Фотоаппарат? А я там есть? А сделай меня туда! Покажешь?

Пальчики сами тянутся к большой черной коробке, висящей у меня на шее. Новое для них лицо — море интереса. Все улыбаются незнакомому человеку. Больше всего удивляют их глаза. Они просто горят любопытством — а что сейчас будет? Зачем пришла тетя?

В соседней группе совсем еще малыши. Открываем дверь — та же картина. К нам неуверенно топает девчушка в розовом комбинезончике, спотыкается, падает. Наверняка это ее первые шаги, но она не плачет, наоборот — улыбка до ушей.

Время обеда. Дежурный по столовой, мальчик в фартучке, бежит в игровую — сообщить, что все накрыто и можно идти кушать.

После еды — обязательное закаливание. Ребятишки сначала раздеваются у кроваток, в маечках и трусиках идут сначала по пеленке с пришитыми пуговицами и карандашами, потом по ребристой доске (руки в разные стороны), затем по мокрым коврикам (руки в боки и обязательно — топать). Фотоаппарат вызывает все тот же восторг, и непоседы, хитро улыбаясь, вместо трех кругов успевают сделать все пять, чтобы тетя обязательно посветила на них "огонечком" — вспышкой.

Закаливание все же закончили. Заглядываю в спальни, чтобы попрощаться. Уже лежа под одеялами, малыши машут ручками:

— Пока, тетя! Пока!

Метки:
baikalpress_id:  33 566
Загрузка...