Коммерсанты из СИЗО

На широкую ногу поставлена "гуманитарная помощь" от населения Иркутскому следственному изолятору

"Аптека" — такую ничем не примечательную вывеску можно увидеть на одном из одноэтажных строений по улице Баррикад неподалеку от Управления федеральной службы исполнения наказаний по Иркутской области. Посещают эту "аптеку" граждане с внушительными сумками и пакетами. Они идут туда не для того, чтобы приобрести годовой запас аспирина или парацетамола, — в сумках передачи родным и друзьям, оказавшимся по различным обстоятельствам в Иркутском следственном изоляторе.

Ferri для внутренних органов

Эту "аптеку" хорошо знают жители многих городов и деревень Иркутской области. Сюда приезжают затемно, часов в 6—7 утра. Припозднившиеся рискуют не дождаться, все же очередь для приема передач ежедневно составляет не менее 25—30 человек. Тогда все "аптечные" мытарства придется проходить по второму кругу.

Мой визит в "аптеку" совпал с перерывом на обед для сотрудников пункта приема передач. Несведущим поясню: обедать им положено с 13 до 14 часов. Но открылось заветное окошко ровно в 14 часов 48 минут, почти на час позже. Привыкшие к подобным нюансам люди терпели: возмущаться тут бесполезно, только навредишь своим близким, многие из которых находятся под следствием полгода-год, а то и больше.

— Сомневаюсь, что мою передачу возьмут сегодня хотя бы к концу дня, — сокрушался мужчина средних лет. Он приехал из Мегета, до приемного пункта СИЗО добрался к 10 и в очереди на передачу продуктов и промтоваров оказался... 32-м. Хотел передать теплые вещи сыну, но до обеда приняли только 13 человек.

Наш разговор происходил как раз во время тех 48 минут, которые сотрудники СИЗО добавили к положенному им перерыву.

— Придется, наверное, ехать назад в Мегет, отпрашиваться на работе еще на один день. Хорошо, что начальник с пониманием относится к моей беде, отпускает без возражений. Пока.

В прошлый раз мой собеседник, по его словам, передал посылку сыну быстро, примерно за час. Для этого нужно помочь милиции материально, приобрести так называемую гуманитарную помощь — канцелярские принадлежности или моющие средства (на усмотрение дарителя) — не менее чем на 200 рублей. После чего передачу возьмут без очереди.

Гриль по-милицейски с припеком

Процесс передачи продуктов и вообще любых необходимых вещей подследственным организован из рук вон плохо, считает молодой иркутянин, который принес продукты для друга.

— Мало того, что теряешь весь рабочий день, с ценами на продукты здесь полный беспредел.

Дело в том, что большинство продовольственных товаров для подследственных люди вынуждены приобретать в специальном магазине при том же СИЗО по ценам на 20—30 процентов выше любого самого крутого "комка", как в очень дорогом ресторане.

Сигареты "с воли" обязательно поломают, и человек получит табак вперемешку с папиросной бумагой. Самые дешевые сигареты без фильтра, к примеру, стоят здесь 5.50 за пачку, хотя их оптовая цена как минимум на 2 рубля дешевле. Банку соевой, самой дешевой, тушенки в СИЗО продают за 24 рубля, а ее оптовая цена — 18. Если вы все же рискнете купить эти банки на оптовке, у вас их попросту не примут. Таков милицейский сервис.

Любопытное отношение в СИЗО к мясным продуктам. Колбасу полукопченую или копченую, например, можно передать, а курицу копченую — нет.

— Почему? — поинтересовалась я у женщин в очереди.

— Все просто, — ответили они. — Если вы хотите передать курицу-гриль, то должны приобрести ее в том же магазине по цене 200 рублей за килограмм. Вроде, гриль собственный в СИЗО уже есть, а вот производство колбасы пока не освоили.

Кстати, соленое сало в том же магазине стоит 160 рублей за килограмм. Домашнее, соответственно, приносить нельзя. Однако, сервис!

"У меня был шок от такого сервиса"

— К нам тут относятся так, будто мы преступники или террористы какие-то, — сказала молодая женщина по имени Светлана. — Мало того, что заставляют терять в очереди весь рабочий день, приобретать продукты по немыслимым ценам, еще могут запросто и нахамить, обозвать. Разговаривают очень грубо.

Я не могу приобретать гуманитарную помощь для милиции, у меня двое детей-школьников и мы сейчас живем на одну зарплату. А подойдет цыганка или какой-нибудь кавказец с деньгами, купят гуманитарку и у них примут все без очереди.

Половину моей передачи сегодня почему-то не взяли, — укладывает в сумке продукты Света. — Курицу-гриль вернули потому, что ее сегодня могут не доставить, и она испортится (странно, а по графику в этот день подследственные должны получать передачи до 8 часов вечера. Авт.). Бананы не взяли тоже, объяснили, что они скоропортящиеся (из Африки их везут месяц — и ничего, а в СИЗО за час-другой испортятся?). С карамелек заставили снять фантики, полкило шоколадных конфет поломали как попало. При этом руки у приемщиц наверняка были далеко не стерильные. Одним словом, беспредел.

"Думала — бандиты, оказалось — милиция"

75-летняя пенсионерка из деревни Сайгуты приехала в СИЗО впервые.

— Сегодня ровно месяц как мой 18-летний внук оказался здесь, — рассказывает бабушка. — Привезла ему теплую одежду, чашку, ложку, кипятильник. Сейчас вот курево куплю и поесть чего-нибудь. Из дома везти нельзя — все сигареты переломают, тут купишь дороже, но их доставят целыми.

Сегодня мы с дочкой вышли из дома очень рано, добирались сюда где пешком, где на попутках. У нас в деревне даже телефона нет, про автобус давно забыли. А у меня ноги болят и еще катаракта сильная, очень плохо вижу.

Внука я одна растила, он с годика осиротел. Рос трудолюбивым, безотказным на помощь — никто из наших плохо про него не скажет. А тут такое горе!

— А что парень натворил, почему он здесь?

— К нам в деревню несколько раз милиция приезжала. Остановились как-то возле нашего дома, собрали ребят, показали им деньги, мол, соберете коноплю за огородом, тогда вам заплатим. Мальчишки и поверили. Только стали эту проклятую коноплю рвать, те им сразу наручники на руки, а один все на камеру снимал. И увезли пацанов (плачет). Сами их заставили работать, сами же и увезли. Две иномарки было, одна красная такая. Пятерых деревенских забрали, мой самый младший из них. А я гляжу в окно — какие-то в масках ребят забирают. Думала — бандиты, оказалось — милиция. Случись что серьезное, так никого из них не дозовешься, а тут приехали! План, что ли, они не выполняют у себя в Иркутске?

Как мне сейчас тяжело без внука! Он работал и по дому все делал, я без него как без рук (плачет).

— Пенсия-то у вас какая, бабушка?

— Маленькая совсем — 1400 рублей. Уже в долг под другую пенсию залезла, здесь все такое дорогое...

У нас нет гражданского общества

Приведенных примеров, по-моему, достаточно, чтобы сделать вывод о настоящем беспределе в отдельно взятом Иркутском СИЗО. И не только: наряду с победными рапортами о росте раскрываемости, с многочисленными жалобами о бедственном состоянии наших доблестных защитников общества еще очень много фактов настоящего милицейского беспредела в отношении полностью зависимых от них людей.

У нас до сих пор нет гражданского общества, считает один из иркутских правозащитников. На пятом году третьего тысячелетия у людей преобладает старый, советского образца менталитет. Граждане в большинстве своем совершенно безграмотны в самых простых вещах — не знают, к кому обратиться за помощью, куда писать в случае нарушения своих прав.

В отдельных российских городах уже начата работа по защите прав подследственных и осужденных, создаются общественные комиссии, организации, благотворительные фонды или просто группы людей, неравнодушных к чужому горю. Это движение начинается и здесь, в Иркутске, где права подследственных также нарушаются в обычном российском режиме. Причем вместе с находящимися в следственном изоляторе страдают их родные и близкие. Материально — от небывалого размаха коммерческой деятельности милиции, морально — от грубости, неорганизованности в решении простых бытовых вопросов задержанных людей.

Автор публикации надеется, что на страницах нашей газеты появятся отклики заинтересованных в означенной проблеме людей — родителей, педагогов, психологов, юристов. И конечно, сотрудников милиции и ГУФСИН, в чьем ведении находится Иркутское СИЗО 38/1.

Метки:
baikalpress_id:  33 551