Русские терминаторы

Бойцы спецподразделений, желающие носить краповый берет, подвергают себя нечеловеческим испытаниям

Берет круче орденов

Каждый боец специального подразделения стремится заполучить краповый берет — высший знак боевого отличия. Головной убор цвета крови ценится едва ли не выше боевых орденов. Если спецназовца поставить перед выбором — берет или орден, — думаю, что выбор падет в пользу первого. Заслужить почетное право носить убор цвета крови можно, только успешно пройдя в прямом и переносном смысле огонь, воду и медные трубы. На Кавказе боевики дают очень хорошие деньги за головы краповых беретов, считая их настоящими противниками и мужчинами. Однако далеко не все парни, прошедшие горячие точки, получают право носит необычный убор. Его заслуживают настоящие супермены, русские терминаторы. Право обладать беретом можно доказать и в мирное время, но для этого нужны особые рекомендации товарищей по оружию, безупречная репутация, недюжинная физическая сила и выносливость.

Ритуал посвящения спецназовцы считают чуть ли не главным событием и самой заветной целью в своей жизни. Но не каждому дано пройти испытания и встать в один строй с воинской элитой. Этот репортаж снимался некоторое время назад под Иркутском, из 40 человек "мясорубку" прошел всего лишь один. Шесть этапов безумно тяжелого нон-стопа в последовательности выглядят так: 10-километровый марш-бросок с полной выкладкой, преодоление штурмовой полосы, стрельба из пистолета или автомата, спуск с высотного здания, акробатика и 12-минутный бой со спарринг-партнерамим в лице опытных "краповиков". Они же являются арбитрами на всех этапах.

  • Недавно мы планировали снять еще один ритуал посвящения, но никому из бойцов не удалось выдержать адскую нагрузку.

Комплекс Купера: бойцы решают вопрос готовности идти до конца

Серьезный экзамен предваряет так называемый допуск. Командиры подписывают необходимые рапорты, поскольку характеристика бойца должна быть практически безупречной, проверка почище партийной. Когда все формальности соблюдены, испытуемым устраивают физпроверку, во время которой, надо полагать, боец на все сто процентов должен решить для себя вопрос о готовности к дальнейшему испытанию. Трехкилометровый кросс — для настоящего воина дистанция не ахти какая, так, зарядка для хвоста. Разогревшись, бойцы прямиком направляются в спортгородок, где необходимо выполнить комплекс силовых упражнений. Классическое подтягивание на перекладине, по желанию — с бронежилетом или без него. Покоривших турник ждет комплекс Купера — упражения на выносливость. Все без исключения не один десяток раз выполняли силовые упражнения, однако во время экзамена, ко всему прочему, давит психологический груз. Срывы бывают часто именно на этом уровне.

Десять километров при полном "маскараде"

Ночью резко похолодало, а с утра перед съемкой повалил мокрый противный снег. Лично у меня сомнения закрадывались: казалось, что такую собачью холодрыгу даже спецы предпочтут пересидеть в тепле. Как ни крути, биться за краповый берет на солнышке — оно как-то повеселее.

На нашей остановке утреннюю маршрутку штурмом брали китайские челноки, они первые и подкосили мою неуверенность. Думаю, неужели наши собровцы слабее духом шмыгающих носом соседей? Да ни за что!

Таксист, подрядившийся вывезти меня за город, к пропусному пункту базы, спросил — скорее для поддержания разговора:

— Че поперся-то за город в такую слякоть?

— На соревнования, — загадочно ответил я.

— Ща, к вечеру, поди, и лыжи можно надевать.

В учебном центре откладывать экзамен никто и не думал. Испытуемые (назвать их салагами не поворачивается язык, поскольку многие прошли Чечню) необычно сосредоточенны. Программу экзамена знают все без исключения, однако от этого, наверное, не легче. Собровцы в полной экипировке (каска, бронежилет, с заправленным автоматом) выстраиваются на плацу. Старший ставит первую задачу — на время преодолеть в тяжелом "маскараде" десять километров по пересеченной местности. Вместе с опытными бойцами попробовать себя в деле решили курсанты института МВД — кто сколько выдержит, — чтобы хоть чуточку понимать, насколько тяжел он, этот краповый берет. Взмах рукой, и группа рвет с места, скрывшись через мгновение за пеленой мокрого снега. Вслед за собровцами на дистанцию ушли их коллеги с видеокамерами. "Фронтовым" операторам поставлена задача снять ключевые моменты ритуала посвящения. Поскольку даже "десяточка" — не просто бег с полной выкладкой. По ходу дистанции командир ставит другие задачи. Слева появляется противник — необходимо грамотно расположиться и открыть огонь, тут же шальная пуля "ранит" товарища, и его надо протащить на себе метров сто-двести. Некоторый отрезок от контрольного времени занимает форсирование водного препятствия — впрочем, и без лесного болота тот день сам по себе был одним большим водным препятствием.

"Береги оружие!"

Спустя час с небольшим абсолютно мокрые бойцы появились в районе базы. По очереди нырнули под движущийся бронетранспортер и рванули к промежуточному финишу. "Десяточка" не покорилась только нескольким курсантам, остальные уложились вовремя. Очень короткая передышка — и прямиком на огненно-штурмовую полосу. Даже со свежими силами пройти ее дано далеко не каждому. А тут еще снег облепил все и вся. Только колючая проволока — по ней необходимо проползти — кажется не такой уж колючей.

— Оружие! Береги оружие! — делают замечание наблюдающие.

Боец ни в коем случае не должен допустить, чтобы автомат забился грязью. За это могут и снять с дистанции, поскольку даже надежный "калашников" может потом заклинить, а в реальном бою это верная смерть.

Испытуемые, все без исключения, дышат очень тяжело, одежда на них парит, как на батареях. Однако впереди еще больше половины пути. Главное сейчас — пройти стрельбы. Экзамен устроен очень хитро. Именно на огневой подготовке зарубается основная часть бойцов. Оружие выбирается по жребию — может выпасть пистолет Макарова или Стечкина, может достаться автомат. За шесть секунд бойцу, развернувшись по команде на 180 градусов, необходимо продырявить три мишени. После кросса с полной выкладкой и полосы препятствий, когда руки и ноги ходят ходуном, грамотно поразить "врага" дано не каждому. Снимают с экзамена за то, что не уложились в отведенное время, например вели огонь не шесть, а девять секунд. Возможно, чуть перенервничали.

Последние герои

Ряды испытуемых, как и ожидалось, заметно редеют. После огневой полосы мужчинам предстояло спуститься со стрельбой, киданием гранаты с трехэтажной пожарной башни, показать элементы акробатики, отразить нападение противника с ножом, пистолетом, автоматом, палкой и выстоять в рукопашном бою.

Между тем в спортзале разминаются бывалые краповики, их трое. Заключительный этап проверки. Фактор страха, русский экстрим, борьба без правил — в одном флаконе. Лично у меня до последнего жила в душе надежда, что схватка будет носить несколько формальный характер. Рукопашный бой в полный контакт по очереди с тремя бойцами, которые уже обладают беретами — думал, ну не может нормальный человек выдержать. А выстоять необходимо 12 минут, это после столь изнурительного дня. Те, кто хоть раз побывал в подобной "мясорубке", называют заключительный бой двенадцатью минутами ада. Три бывалых "краповика" по очереди выскакивают в круг, руками и ногами пытаясь отключить претендента на берет. У испытуемого только одно, очень небольшое, преимущество — кожаный шлем и пластмассовый щиток для защиты паха. Никакой имитации — удары такие, словно бойцы получили приказ забить товарища до смерти.

Когда время боя истекло, экзаменуемый рухнул на пол, снять шлем и перчатки у него уже не было сил. Их не осталось даже на эмоции. Товарищи помогли подняться бойцу — ему предстояло пережить минуты, ради которых он умылся потом и кровью.

Почему мы вспомнили краповиков

Обратиться к теме нас заставили письма читателей. Последних скорее подтолкнул сериал "Солдаты". Вот строчки из писем телепоклонников и, вероятно, будущих призывников: "У вас как-то был материал "Служба в армии: приказано выжить!" — там все так страшно описано. А вот по телеку идет кино — там пацаны клевые и офицеры прикольные"; "Зачем носят краповый берет и можно ли его получить, не побывав в горячей точке?"; "Передайте Иванову (вероятно, министру обороны. — Ред.) — я в его армию все равно не пойду, лучше сразу в тюрьму"; "Красиво бывает только в кино. Мой брат мечтал о десантуре, служил в ДШБ (десантно-штурмовая бригада. — Ред.), и че? Обыкновенная часть, только метлы для подметания территории были насажены на лом, чтобы силу качать".

Довольно сложно комментировать цитаты, приведенные выше. Понятно, что в кино ситуации смоделированы, все зависит от замысла режиссера. Создатели сериалов, в том числе "Солдаты", ориентируются на рейтинг зрителей и будут гнать за "Солдатами-3" "Солдат-4", и так до тех пор, пока их смотрит большая часть аудитории. Мало кого волнует, что ленты далеки от жизни. Те, кто служил, сразу скажет, что в саге о солдатах, мягко говоря, много неправды. Поэтому, собираясь служить, не стоит рассматривать телевизионное мыло как инструкцию к действию.

Что касается краповых беретов, заверяем, что настоящие мужчины есть не только в кино. В Иркутске, Братске, других городах живут обладатели головных уборов цвета крови. Одни их получили после командировок в Чечню, другие прошли особые испытания. Вот в тюрьму садиться не стоит, даже избегая срочной службы.

Метки:
baikalpress_id:  33 522