Семейный доктор из Озерного

Главврач участковой больницы Татьяна Ивановна Титова помнит всех новорожденных поселка с 1967 года

На глазах главного врача Озернинской участковой больницы Татьяны Ивановны Титовой родился почти весь Озерный. Это не метафора. Это правда. Она помнит всех озернинских новорожденных с 1967 года. Именно в тот год она, молоденький практикующий врач-педиатр, приехала, как ей тогда объяснили коллеги, в трудное, но очень красивое село. И первой ее практикой стали роды на дому.
Жизнь шла, Татьяна Ивановна со временем научилась всему, что могло пригодиться ей в сельской врачебной работе, — она стала земским врачом, семейным доктором в те годы еще большого поселка в Братском районе. С тех пор она больше никогда не покидала надолго своего родного дома.

Пожар на папиной гидроэлектростанции

Маленькая Танечка проснулась однажды ночью и поняла, что случилось что-то очень плохое. На реке горела папина гидроэлектростанция, — горело его творчество. Это был 1936 год. Тане было всего шесть лет. Но эти первые детские впечатления навсегда врезались в ее память. Эти огненные всполохи на реке перевернули всю жизнь большой доброй и дружной семьи. У мамы с папой тогда были еще две девочки, немногим младше Тани. Все ждали маленького мальчика — братика для девчонок. Он родился и прожил совсем немного.

— Папа уже сидел в тюрьме, мы росли, как сироты, вспоминает Татьяна Ивановна, — но всегда любили своего отца и гордились им. Он был очень хорошим человеком, отличным механиком-гидростроителем. Мама распродала все имущество, какое у нас было, и носила папе в тюрьму передачи. Стала агрономом, очень много работала, — так мы и выжили. Я до сих пор ношу это звание, "реабилитированная", — говорит Татьяна Ивановна. — А еще всегда вспоминаю своих бабушку и дедушку. Бабушка была учительницей, ее очень любили ученики, и еще долгие-долгие годы писали ей письма со словами признательности и благодарности. Дедушка тоже был учителем. Старая советская интеллигенция — особое поколение благородных и умных людей.

Студентка, отличница, красавица

На свое первое фланелевое пальто и брезентовые туфли вчерашняя десятиклассница Татьяна Ляшко заработала на строительстве дорог. Будущему врачу-педиатру тогда едва исполнилось 16. Папа в те годы уже вернулся из тюрьмы, он не отсидел положенных ему 20 лет, — его освободили раньше, но здоровье было подорвано. А юная Таня неожиданно ушла в медицину. В 1955 году она поступила в Свердловский государственный медицинский институт. Ее родной Ижевск остался где-то посередине между Москвой и Свердловском. Она считала себя уже взрослой и самостоятельной. Взяла за правило помогать своим младшим сестрам и семье. С тех пор так и не смогла отказаться от роли старшей сестры. А маленькие всегда ее слушались.

Татьяна Ивановна, между прочим, и сейчас, когда время почти сравняло их, очень строга к своим сестрам. Она совсем не любит, когда они вспоминают, что студентка Таня была круглой отличницей, что в Свердловске ей предложили остаться в аспирантуре, а она отказалась. И потом еще долгие годы отказывалась от всего, от чего нормальные люди не отказываются. Работать уехала почти в глухомань, до которой от Братска можно было добираться по трое суток, — то погода нелетная (в 70-е годы в Озерный еще летал Ан-2), то мест нет, то "Метеор" не по расписанию пошел, то дороги развезло.

А вообще студентка Татьяна Ляшко никогда не понимала, как можно в медицинском институте учиться на четверки. Только на отлично. Этому правилу она следовала всю жизнь.

Больница за морем

Свою медицинскую практику Татьяна Ивановна начинала в Артумее, до которого на пароходике, как она теперь вспоминает, было 12 часов. Работать в городе, в Братской ЦРБ, категорически отказалась.

— Я безумно люблю деревню, — говорит Татьяна Ивановна. Однажды, еще в молодости, приехала на практику в село Раздолье и увидела бесподобную красоту. На улицах цветут подснежники, и больница — вся в березках.

Это было то, о чем она мечтала всю свою жизнь. Но жить в Артумее долго не пришлось. Уехала оттуда от страха. Село тонуло. Оно на свою беду расположилось на крутом обрыве, и каждое утро артумейцы недосчитывались кто гаража с техникой, кто баньки. Сосны падали с обрыва как спички и тонули в глубинах Братского моря. Татьяна переживала за дочь. А вдруг однажды ночью утонем все вместе с обрывом, думала она. Не выдержала и уехала вместе с мужем и маленькой Галкой.

Артумейская врачебная практика многому научила. Из городского педиатра она переквалифицировалась в терапевта, училась хирургии. Уже тогда готовила себя как семейного врача. И все эти навыки и умения ей очень пригодились в Озерном, куда она переехала из Артумея.

В озернинской участковой больнице в то время было всего 10 коек. Спустя совсем немного времени Татьяна Ивановна развернула больницу на 25 коек. В те годы ей приходилось лечить очень много народу — хоть на пол клади, вспоминает она. Чуть позже больнице кое-что досталось в наследство от профилактория, который перевели в Братск. И все-таки Татьяна Ивановна была всем недовольна. Почему такая нетиповая больница, возмущалась она, и писала письма во все инстанции. А однажды в Озерный нагрянула московская комиссия. Москвичи уехали, а больница расширилась, появился физиокабинет. Тогда же Татьяна Ивановна выписала по почте лабораторию. Кстати, на свои деньги, и по тем временам очень немаленькие, которые ей райздрав все-таки вернул, но спустя два года и с большим трудом. Клиническая лаборатория теперь открывала возможности проводить анализы прямо в больнице. А чуть позже увеличилось число коек — до 35.

Главный врач потребовала хирургию, и хирургия открылась. Старые корпуса, оставленные профилакторием, превратились в игрушку. Татьяна Ивановна сама расчерчивала на бумаге будущий водопровод, "проектировала" канализацию. Появился в больнице и специалист-хирург, но не надолго. Другого хирурга с тех пор найти так и не удалось. А со временем, когда из соседних сел перестали летать Ан-2, оказалось, что в случае экстренной необходимости гораздо проще доехать до Братска, чем до Озерного.

Три четвери века

В огороде у Татьяны Ивановны несколько грядок и цветы. Большого хозяйства она не ведет. И не потому, что это ей не по душе. Ей просто не хватает времени. У сельского врача рабочее время не имеет границ.

— А знаете, что такое реформа здравоохранения? — вдруг неожиданно спрашивает Татьяна Ивановна, — это ликвидация всего мелкого, что только есть на земле. Сейчас нелегко даже крупным больницам. Под предлогом объединения и расширения сокращают торакальный центр в Братске. У маленьких больниц нет совсем никаких шансов. Мы здесь можем уцелеть только потому, что мы за морем.

То, что когда-то было несчастьем для участковой больницы, теперь сохраняет и продлевает ей жизнь. А это значит, что и давнему пациенту больницы Саше Григорьеву, и еще многим-многим пока будет хорошо. Почти домашняя забота в маленькой больнице все чаще возвращает людей к жизни.

Семейному доктору из Озерного Татьяне Ивановне Титовой исполнилось 75 лет. Она великолепно выглядит. А ее мудрость и умные добрые руки врача — настоящий подарок для тех, кто живет в этом заморском поселке, удаленном от многих благ цивилизации, но сохранившем общечеловеческие ценности и традиции.

Метки:
baikalpress_id:  3 866