Прощай, Иркутск. Мой дом — Камчатка!

24-летний иркутянин обрел свое призвание на краю земли.

Роман Бушков отслужил срочную службу в морских частях погранвойск на Тихом океане. Вернулся в Иркутск. Попробовал себя в роли охранника, послужил в милиции.
— Не смог я там прижиться, не мое это. Да и, если честно, море звало. Словами этого не передать.

Звало его море — и дозвалось. Пошел Роман в Ленинский военкомат, заключил контракт и вновь отправился на ТОФ. Ни много ни мало, на атомные подводные лодки. Аж на Камчатку. "Куда тебя понесло! Это же край света! Угробишься!" — отговаривали друзья-товарищи. "Камчатские гарнизоны представляют собой жалкое зрелище. Разрушенные дома и общежития с провалившимися крышами, унылый пейзаж и изматывающая служба" — капали желчью строчки просвещенных в военных вопросах газет. "А не пошли бы вы все! Хочу и буду, и баста!" — рассудил Бушков.

Камчатский гарнизон встретил нового моряка, разумеется, без почетного караула и оркестра. Но достаточно тепло. Причем, в прямом смысле: в отсеках подводной лодки температура порой доходит до 50 градусов. Но это — в походе. А "у стенки", то есть на базе, — вполне комфортно. Корабль — дом родной, от этого никуда не денешься, его нужно любить таким, какой он есть. Не всем нравится это древнее морское правило, не все выдерживают нагрузку, дисциплину и суровые бытовые условия. Многие бегут.

— Из почти сорока человек моего контракта нас осталось трое. Остальные не выдержали. Зачем шли? Чего хотели, на что надеялись? Думаю, многие до конца не понимают, зачем идут служить. Кому деньги нужны, кому еще что-то — не знаю. Я лично нисколько не жалею. Трудно первые три месяца. Пока войдешь в курс дела, привыкнешь. А потом... Не знаю, кому как, а я о другом и мечтать не хочу. Это — мое. У нас классный экипаж. Как в песне — одна семья. Да, служба тяжелая. В походах — теснота, жара. Только кондиционерами и спасаемся. Света белого месяцами не видим. Единственное благо — нас не качает, в отличие от надводного флота.

Роман служит на АПЛ "Томск". Это громадная лодка, вооруженная по последнему слову техники. В море выходит часто:

— Дома редко бываем, в основном в морях. Но соседняя дивизия, "стратеги", те вообще, можно сказать, из океана не выводятся. Я, когда читаю про "закат флота", про то, что у России ничего нет, смеюсь. И про наш гарнизон когда пишут — совсем смешно. Иногда центральную прессу как сборник анекдотов читаем.

Закрытый военный городок неподалеку от Петропавловска-Камчатского обустроен так, что позавидует любой российский город. Проблем с жильем нет: контрактники передают друг другу полностью меблированные, обустроенные квартиры. Оно и понятно: как ни крути, а край далекий, жить здесь постоянно остаются немногие. Отслужил положенное — уехал. Но условия для людей создаются максимально комфортные, чтобы не скучали вдали от дома. Неподалеку от городка расположен курорт с термальными водами. В самом гарнизоне — два кинотеатра ("Баргузин" и "Чайка" против них смотрятся бледненько, признается Роман"), строят аквапарк для детей и взрослых.

Причина такого процветания на краю земли простая.

— К нам Путин приезжает каждый год, проверяет. Вот наше городское начальство и военное стараются. Не дай Бог, чего не сделают из намеченного и обещанного!

Роман приехал в Иркутск с одной-единственной целью — жениться. Его избранница готова разделить со своим мужем все тяготы камчатской жизни. Сам свежеиспеченный 24-летний глава семейства при этом говорит:

— Конечно, я бы не советовал сразу ехать служить с семьей. Нужно сперва самому обустроиться, пообвыкнуть. Базу создать, одним словом. Что я и сделал. Еду со спокойной совестью.

Роман готовится в скором времени подучиться и стать мичманом — и жалованье повыше, и работа поинтереснее.

— Я себя нашел, мне больше ничего не надо. Там, на Камчатке, словно оазис какой-то. Чувствуешь себя нормальным человеком, нужным. Знаешь, что тебя никто не бросит на произвол судьбы, и о семье позаботятся. Так что мой дом — там... Ну, я поехал, пока!

Метки:
baikalpress_id:  33 523