Советский командир Нестор Махно

Драма судьбы, или Вне закона

Окончание. Начало в N 37

Вольные советы Махно

Начиная с середины 1917 года, махновцы полностью осуществили революционный принцип свободы слова, совести, печати, партийной и политической принадлежности, свободу организаций. Съезды крестьян и рабочих, уездные, районные, окружные, — вот была ближайшая практическая задача дня. Махновцы начали с изгнания гетманской власти из страны, с передачи всей земли и всей промышленности в собственность трудовому народу. Построение свободной жизни на началах полной трудовой и социальной независимости рабочих классов было их целью, социальная революция и вольные советы трудящихся — средством, ведущим к этой цели.

Махновское движение, хотя и было активным и наступательным, являлось все-таки не всеобщим и охватило лишь несколько губерний; оно за короткое время оказалось в окружении государственников-петлюровцев, государственников-большевиков и многочисленных армий Деникина.

Готовя заметки о Несторе Махно и его движении, кроме записей — воспоминаний земляков, анархистов-соратников, я ознакомился с некоторыми статьями, появившимся в цензурное коммунистическое время. Так вот, даже тогда, ретушируя историю, не удавалось скрыть всю правду о полководческом таланте этого человека. Хотя о его награждении орденом Красного Знамени — ни слова, ни полслова. Писалось следующее: "Когда Махно вернулся на Украину, действительно объединил под своим началом крестьянскую повстанческую армию, фактически освободил к приходу красных значительную часть Восточной Украины от петлюровцев и первых "предденикинских" формирований.

В истории революции нет другого примера, когда крестьянство для защиты своих интересов сумело бы создать организацию, объединяющую местную власть и армию, пополняемую новобранцами и снабжаемую по решению крестьянских съездов".

Армия Махно, сражаясь с немцами и петлюровцами, не пускала на освобожденную территорию и красных, а также продотряды. В декабре 1918 года она захватила крупнейший город юга — Екатеринослав. С этого самого момента имя батьки приобрело огромную всероссийскую известность.

Красный комбриг

Коммунисты-ленинцы, стоявшие у руля власти, не доверяли крестьянским вождям, это было у них в крови. Но трудная ситуация на Украине, сложившаяся к началу 1919 года, усиленно требовала от председателя Реввоенсовета республики Льва Троцкого переманить их на сторону Советской власти. В это же самое время поспешно сформированная и необученная украинская Красная армия была разбита в первом же бою. На переговоры к атаманам едут П.Дыбенко и В.Антонов-Овсеенко. Батька и другие соглашение подписывают. Теперь он командир 3-й бригады Заднепровской дивизии.

Боевые действия в новом качестве начались для Махно неудачно. В дальнейшем же военный успех постоянно сопутствовал батьке. Его бойцы стойко держали южный фронт от Врангеля, захватывали огромные военные склады и арсеналы неприятеля. Несмотря на все это, Троцкий не верил махновцам. Он считал, что армия Махно — худший вид партизанщины, хотя есть много хороших рядовых бойцов, здесь отсутствует порядок и дисциплина. Однако председатель Реввоенсовета грешил против истины. На самом деле в армии издавались приказы, направленные на укрепление порядка, дисциплины, борьбу с пьянством. Конечно же, одним махом ни батьке, ни его командованию отшлифовать все в короткие сроки в армии численностью до ста тысяч человек не представлялось возможным. В боях войска действовали быстро, четко, слаженно.

В то же время Москва не прекращала попыток установить на Украине "истинную" Советскую власть. Сюда засылались все новые комиссары и новые продотряды. Это не нравилось населению. Людям были ближе вольные беспартийные советы, созданные батькой совместно с народом. В одной из телеграмм в адрес Реввоенсовета Махно писал: "...заявляю вам, что я и мой фронт останемся неизменно верными рабоче-крестьянской революции, но не институтом насилия в лице ваших комиссариатов и чрезвычаек, творящих произвол над местным населением".

Его армия останавливала и отправляла обратно продотряды. Жестокой центральной власти военного коммунизма такое своеволие страшно не нравилось. Но пока с Махно и его народной политикой приходилось мириться. Все махновские организации, как и военный совет крестьянской армии, активно проводили среди населения митинги и съезды. Их политическая формула была следующая: коммунистическая партия и все московское правительство есть контрреволюционеры, захватившие власть обманом и ведущие революцию по ложному пути к гибели.

Не имели оснований обвинения Махно в антисемитизме. Как анархист, он всегда был за равенство всех народов, а среди его ближайшего окружения было немало евреев, например Лев Задов (Зеньковский), начальник контрразведки армии.

Каленое железо против батьки

Роковую роль в разрыве отношений с Махно, в его уничтожении, сыграл Троцкий, который был сторонником крайних мер в отношении тех, кто имел свою, не зависимую от государственной, официальной, точку зрения. Коммунистическим вождям было не по нраву, что Махно созывал и проводил в Гуляйполе съезды свободомыслящих, не зависимых от большевиков, крестьянских Советов.

В июне 1919 года Троцкий опубликовал статью "Махновщина", где призвал употребить "каленое железо". По-моему, с этого самого момента, когда против благородного народного дела повернулись "каленые" штыки большевиков, их лозунги о том, чтобы землю — крестьянам, фабрики и заводы — рабочим, о власти — Советам, становятся пустозвонством, популистской демагогией.

Только лишь на одних призывах председатель Реввоенсовета не остановился. Сразу же после статьи появился его приказ о ликвидации махновщины, запрещении очередного готовящегося съезда, предании трибуналу делегатов, об объявлении Махно вне закона. Буквально через день — новый приказ: "Перебежчикам к Махно — расстрел".

Началась поистине звериная травля Махно верными ленинцами. Узнав о приказах Троцкого, батька телеграфирует ему в Москву о желании уйти с поста комбрига: "... ввиду создавшегося невыносимо нелегкого положения. Я считаю неотъемлемым правом рабочих и крестьян самим устраивать съезды для обсуждения и решения как частных, так и общих дел своих. Поэтому запрещение таких съездов... есть прямое наглое нарушение прав трудящихся..."

Несмотря на жестокость, враждебность со стороны большевиков, Махно вскоре подписал с ними соглашение, по которому его армия была брошена в Крым против войск Врангеля. Это стало ловушкой, капканом, приведшим к трагическому исходу. Махновцы сражались мужественно, смело и героически, заставив бежать белых. При взятии Перекопа армия Махно была брошена на самый тяжелый участок и выбита почти полностью. Она брала с ходу, что называется, в лоб, Турецкий вал, хлопцы дрались насмерть. Когда махновцы были ослаблены, красные предательски захватили штаб их армии. Около 5 тыс. бойцов, оставшихся в живых, были тут же расстреляны по приказу Л.Троцкого. Только совсем немногим удалось уйти.

В то время, когда я заинтересовался судьбой Махно и его армии, по подсказке односельчан встретился со старым, поседевшем в молоко, одноногим дедом Кириллом. В молодости он, бравый, смелый и энергичный, носился вихрем по степи в составе отрядов, возглавляемых батькой. Но перед броском на Крым храбрый боец, получив тяжелое ранение, лежал без ноги в сельской хате на излечении. Благодаря этому остался жив, долгие годы скрывал свое прошлое. Тогда я принес ему продуктов, табака, немного самогону. Мы долго беседовали. Чуть выпив, помянули всех ушедших в мир иной, как в Гражданскую, так и в Великую Отечественную войну. По истечении более чем полувека в сухих глазах старика я видел слезы от горькой обиды за неожиданную измену красных, гибель в братоубийственной мясорубке друзей-односельчан при взятии Крыма. Запомнились слова бывшего махновца: "Не будет толку от них (коммунистов), уж больно гнилое нутро, способность на подлость против своих же людей". Время показало: малограмотный, умудренный жизненным опытом дед Кирилл во многом был прав.

Кровавый след

Во время трагических крымских событий батька лежал тяжелораненый в Старобельске. Всего же за четыре года войны он был ранен 14 раз, получал контузию, потерял ногу. С огромным возмущением и болью в сердце узнал о том, как "отблагодарили" его за службу красные. Собрав оставшихся товарищей, создав агрессивно настроенный, очень маневренный боевой отряд, начал мстить. Жестокий, кровавый след вынуждены были оставить махновцы после себя на Украине и в России. Он не щадил комиссаров, коммунистов, продразверстчиков, чекистов и других советских работников. Образ только такого Махно, непримиримого врага Советской власти, и сохранила для нас официальная история.

Удар за ударом наносили отряды Махно по красноармейским частям. Вскоре почти вся освободившаяся от борьбы с белыми Красная армия была брошена на них. Руководил операцией М.Фрунзе, старый боевой товарищ Махно по Гражданской войне. В августе 1921 года батька вместе с остатками своей регулярной армии сумел выскочить из окружения и уйти в Румынию. Весь израненный, теряя последних друзей, прорвался через заслоны красных. В Польше и Германии сидел в тюрьме, затем бежал во Францию. Он был как тот орел, которого не отучишь летать, не удержишь в клетке.

Чужбина

За границей Махно жил трудно, небогато. Много болел — давали себя знать многочисленные фронтовые ранения. Часто думал о родине, о погибших всех родных братьях, верных друзьях, оставшихся лежать на полях сражений. Постоянно в мечтах возвращался в Гуляйполе, на свою родную землю, чтобы выращивать хлеб, построить свой дом, растить детей.

Нестор, его жена Галина, дочь Елена, родившаяся в 1922 году в польской тюрьме, перебивались, что называется, с хлеба на воду. Он работал маляром, наборщиком в типографии, декоратором на киностудии, плел домашние тапочки, сотрудничал в анархистских газетах, писал мемуары. Жена была прачкой. Бедность, нужда, болезни — все переплелось тогда.

В марте 1934 года Нестор Иванович тяжело заболел и был помещен в один из парижских госпиталей. После операции и лечения здоровье не улучшилось. Он умер 6 июля 1934 года в возрасте 46 лет — обострившийся тюремный туберкулез, боевые раны, нужда и страдания свели его в могилу. Тело Махно было кремировано, урна с прахом замурована рядом с могилами парижских коммунаров на кладбище Пер-Лашез. На простом и скромном памятнике, как он и просил, написано: "Советский командир Нестор Махно".

Метки:
baikalpress_id:  33 525
Загрузка...