Гашек Ярослав — искатель приключений

Всемирно известный писатель был в Иркутске депутатом горсовета

Иностранец побывал депутатом Иркутского горсовета и выпустил первый в мире "Ур". На память о себе он оставил Иркутску улицу, носящую его имя (до него этот переулок в Кировском районе сменил три названия — Госпитальный, Юнкерский, Красный). Хотите узнать больше? Вуаля: герой материала — всемирно известный писатель Ярослав Гашек.

Жениться — за границу

Молодой репортер Гашек закрыл дверь и вдохнул воздух пражской улицы. Нужно было сходить за пивом, чтобы отметить примирение с тещей и тестем. Они вместе с дочерью, женой Гашека Ярмилой Майеровой, и ее маленьким ребенком, ждали Ярослава дома. И еще не знали, что их ожидание затянется на два дня. Где и как их провел Гашек, не вполне ясно. Зато ясно, почему в Иркутске на улице Карла Маркса именно питейное заведение назвали в честь гашековского персонажа. Ведь хорошо выпить и закусить любил и писатель Гашек, и выдуманный им солдат Швейк.

Самого Гашека солдатом сделала Первая мировая война. Ее начало пришлось в 1914 году на август месяц, который не раз менял судьбу чешского писателя. Гашек еще до войны критиковал порядки империи, которая послала его на необоснованную и ненужную простым людям бойню. Поэтому неудивительно, что в книге о Швейке сапер по фамилии Водичка, жалуясь на военные будни, говорил: "Такой идиотской мировой войны я еще не видывал!" И неудивительно, что Гашек вскоре перешел на сторону русских. Как острил неунывающий Швейк насчет попадания в плен: "Всякому занятно посмотреть чужие края, да еще задаром".

Гашек увлекся тем, что творилось тогда у нас в стране. Revolytion, волнующие возможности, непредсказуемость и опасность каждый день... Гашек познакомился с самим Свердловым. Способности писателя-чеха были замечены, и ему поручили дело массовой агитации за Красную Армию, что Гашек и выполнял с большим успехом. Например, после его выступления в Челябинске перед военнопленными аж семьсот двадцать из них сразу вступили в Красную армию. Правда, умение убеждать не помогло Гашеку, когда он по уши влюбился. Не помогло, потому что просто не понадобилось: русская девушка, печатница Александра Гавриловна Львова влюбилась в чешского писателя, как и он в нее, с первой встречи, которая произошла в Уфе. Кроме дара убеждения в работе Гашеку помогало его чувство юмора и владение языками. Он знал русский, английский, французский, немецкий, сербский, венгерский, башкирский и японский языки и почти на каждом из них выпускал пропагандистские газеты.

По инициативе Гашека была выпущена и первая в мире газета на бурятском языке под названием "Ур" ("Рассвет"), и разговорный русско-бурятский словарь. Армейский политотдел, в котором работал Гашек, занимался также в периферийных пунктах сбором и отправкой хлеба в Питер. При этом, конечно, приходилось сталкиваться: а) с недовольством тех, кому предлагали поделиться хлебушком, и б) с качающими права авторитетами — местечковыми вариантами батьки Махно. Всякое бывало, и кто знает, может, именно российские, в том числе и иркутские события стали прообразом описанного в романе Гашека экстрима и острых ситуаций. Таких как, например, поднебесное катание генерала на двухместном самолетике с почти пустым баком для горючего. Или взять случай, когда офицерская жена попросила Швейка, чтобы он ей... Но в двух словах не перескажешь, надо читать подробно, с начала и до конца.

Везунчик из армейского политотдела

К нам в город армейский политотдел переехал в 1920 году. В Иркутске знаменитый писатель проживал с женой Александрой в доме N 4 по улице Дегтевской (сейчас это улица Российская). Здесь любящая Сашенька готовила мужу салат из окурков (в переводе на русский это "салат из огурцов"), а влюбленный Ярослав дарил ей вонявку ("духи" по-чешски). Те, кто бывал в бывшем театре музкомедии на ул. Ленина (где сейчас ТЮЗ и филармония), знайте: в этом помещении ходил и выступал знаменитый на весь мир писатель. И, может быть, он опирался плечом о стену в том же месте, где это делали вы. На той же улице Ленина, там, где сейчас троллейбусная остановка, невысокий, круглолицый, начинающий полнеть чех по фамилии Гашек курил трубку и рассказывал смешные истории в толпе красноармейцев.

В Иркутске Гашек жил с начала июня до конца октября 1920 года, и за это время, представьте себе, успел побывать... депутатом Иркутского городского Совета! Немалая власть, учитывая размер нашей губернии, тогдашнюю нестабильную обстановку в стране и регионе и решительную хваткость красных. Без подписи Гашека не обходился ни один важный документ, касающийся работы хозяйственных организаций и органов безопасности нашей губернии. Народным избранником от компартии чешский литератор стал в августе (снова Август, Меняющий Судьбу!). Ради правды надо заметить: несмотря на его активность и везение в политической деятельности, Гашек все же не был, выразимся так, прирожденным политиком. Когда выдающийся чех вернулся на родину, к коммунистическим затеям по переделке общества он стал абсолютно равнодушен.

Вот к чему Гашек был явно неравнодушен, так это к трудностям простых людей. Для того он и в политику пошел, чтобы оказывать конкретную помощь: избавлять от участия в бессмысленной войне, налаживать работу продовольственных и строительных организаций. Ну и, конечно, ради приключений. Поставьте себя на его место — чужая страна, новая любовь, общественные события, как штормовые волны: не зевай, изловчись, и волна поднимет ввысь, и сделает тебя хоть королем, хоть депутатом Иркутского горсовета. Вот кем был Гашек: не политиком, а искателем приключений. Но главное приключение его жизни было впереди...

Кнедлики и дефенестрация

Заключалось оно в написании книги о Швейке, которая прославила Гашека на всю планету, потому что, будучи книгой о вещах серьезных и значительных — о войне, о жизни, о противоречиях социального устройства — "Швейк", тем не менее, написан весело, увлекательно и читается легко. Работу над романом Гашек начал вскоре после того как выехал из Иркутска в Москву, а оттуда через Эстонию — на родину, в Чехословакию.

Роман "Похождения бравого солдата Швейка" заслуживает занесения в Книгу рекордов Гиннесса не только по причине сверхпопулярности, но и по причине своего объема. Полная версия "Швейка" — это крупноформатный том почти в восемьсот страниц мелким шрифтом. Книга
— гигант чешской литературы! Кстати говоря, в чешской культуре вообще почему-то имеется склонность к гигантизму, казусы коего немногочисленны, зато весьма впечатляющи. К примеру, в Праге находился (пока его не демонтировали) самый большой в мире памятник Сталину. Самый большой в мире монумент всадника также находится на родине "Швейка", которого Гашек написал (еще рекорд!) всего за год и девять месяцев. Количество иллюстраций к роману, автором которых был Йожеф Лада, тоже внушительно: пятьсот сорок рисунков, послуживших впоследствии основой для создания кукольного мультика о Швейке. История о бравом солдате повлияла и на кино: по роману было сделано несколько художественных фильмов, а название одной из наших старых кинокартин похоже на цитату из того эпизода в "Швейке", где Швейк прощается с другом перед уходом на войну, и они договариваются встретиться "в шесть часов вечера после войны". Причем прощание выглядит довольно-таки юмористически: друзья назначают встречу в пивной "У чаши", обсуждают, есть ли там девочки и какое подают пиво. Делятся впечатлениями: "Кусок поджаренной ветчинки, полежавшей в рассоле, да с картофельными кнедликами, посыпанными шкварками, да с капустой!.. После этого и пивко прохладное, золотистое пьется с удовольствием!.." А после пивка с кнедликами, со смехом предполагают друзья, не исключена и потасовка с дефенестрацией.

Справка: кнедлики — чешское кушанье, подобие оладьей из вареного теста, либо картофельные. Дефенестрация — со старых времен сохранившаяся традиционная пражская казнь в виде выбрасывания виновного из окна.

Поговорив, друзья уславливаются:

— Приходи лучше в половине седьмого, на случай, если запоздаю!

— А в шесть часов прийти не сможешь?

— Ладно, приду в шесть!"

Вот так вот! Люди уходят ни куда-нибудь — на войну, неизвестно, смогут ли они вообще встретиться, тем не менее, договариваются с точностью до получаса, и занимают их не абстрактные мировые проблемы, а обычные человеческие радости. В этом — соль философии "Швейка": вера в лучшее, и не от легкомыслия, а потому как — что еще остается?

Таков весь роман: с хаосом войны и неразберихой приказов командования хитрец из простонародья Швейк борется по-своему — прикидываясь простачком, доводит своих начальников до бешенства, а читателей — до хохота. Вспомнить хотя бы эпизоды, когда Швейка в ходе армейской медпроверки отправили в сумасшедший дом, или когда Швейк, служа денщиком, накормил своего офицера-пьяницу бифштексом из ... сапожной подошвы!

Писать "Швейка" Гашек начал в Праге, но вскоре в ход событий вновь вмешался Август, Меняющий Судьбу. В августе 1921 года выдающийся писатель перебрался в село Липница-на-Сазаве. Там он впервые обзавелся собственным домом. Там и была написана львиная доля великого романа о Швейке, в котором наверняка переданы впечатления Гашека (в несколько измененном, конечно, виде) от пребывания и в России, и, в том числе, в Иркутске.

Метки:
baikalpress_id:  33 515
Загрузка...