Металлические "зайки" все резвятся на лужайке

Строители жилого комплекса не дают покоя реликтовой роще и жильцам близлежащих домов

Востсибстрой прячет щупальца

10 июня и 8 июля 2005 года "Копейка" в материалах под заголовками "Не будите мертвых" и "Убиты и забыты" рассказала о конфликте между представителями строительной компании Востсибстрой и жильцами нескольких пятиэтажек по улице 4-й Железнодорожной в Иркутске. Ситуация развивалась следующим образом. Весной нынешнего года ООО Востсибстрой вознамерилось возвести на небольшом участке земли жилищный комплекс из одиннадцати домов разной этажности под общим претенциозным названием "Виват". Места для одиннадцати каменных коробок требовалось много, и, кроме свободного пятачка, востсибстроевцы замахнулись еще и на неприкосновенные по закону санитарно-защитные зоны близлежащего Новоглазковского кладбища, где похоронены в том числе и скончавшиеся в иркутских госпиталях солдаты Великой Отечественной, и дома N 102 по 4-й Железнодорожной.

Жильцам подобная бесцеремонность по отношению к живым и пренебрежение памятью мертвых понравиться не могли. Для противостояния строителям-циникам они создали инициативную группу. Инициативщики не только бомбардировали протестами властные инстанции разного уровня, но и в ходе небольшого собственного расследования установили, что почти никаких согласований, дающих право на возведение домов на данной территории, у Востсибстроя нет. Можно сказать, имела место попытка самовольного захвата территории. Когда эти нарушения вскрылись, Востсибстрой получил нахлобучку в администрации Свердловского административного округа и резко умерил аппетиты, оставив в плане застройки только пять пятиэтажек. На два месяца за ограждающим будущую стройплощадку забором из бетонных плит все замерло.

Сквозь благородные седины прорвалось нутро

Однако 3 сентября там заурчал бульдозер, принявшийся расчищать территорию от деревьев. А к утру 4-го на стройку привезли экскаватор и пригнали несколько самосвалов КамАЗ. Экскаватор рыл котлован и загружал вынутый грунт в КамАЗы. Бульдозер трудился уже по другую сторону забора, прямо в санитарно-защитной зоне Свердловского военкомата и на поросшей короткой бархатистой травой кромке реликтовой сосновой рощи. На этой бы лужайке в гольф играть. Ан нет, перед востсибстроевским механизатором поставили задачу куда прозаичнее. Ему нужно было утюжить, уплотняя и расталкивая в стороны, сгруженную самосвалами землю. Естественно, строителям не было дела, что участок загубленного травяного покрова (по сути на территории реликтовой рощи!) все расширяется.

Кто именно разрешил это безобразие, мне узнать не удалось. Пожилой мужчина в кепке с папкой под мышкой поклялся, что все необходимые разрешения имеются. Правда, соответствующие бумаги так и не показал. На разрешение, подписанное мэром Иркутска Владимиром Якубовским, сослался и другой мужчина, по виду явно намного выше первого чином. И здесь я слышал слова, но не увидел ни листочка заветных документов. Поначалу богатырь с благородной седой шевелюрой, у которого я пожелал получить комментарии к происходящему, был со мной на "вы". Но очень скоро играть в джентльмена ему наскучило, и наружу вылезла малосимпатичная суть.

Седой поинтересовался, кто разрешил мне пройти на стройплощадку. Хотя спрашивать, собственно говоря, было не у кого — на входе ни шлагбаумов, ни охранников с собаками не наблюдалось. Даже таблички "Вход воспрещен!" — и той не было. Не дав мне ответить, Седой "затыкал": "Я тебе фотоаппарат сломаю, а заплатит за него тебе моя фирма. Почему ты снимал без разрешения?" Я уже было собрался с духом, чтобы разъяснить востсибстроевскому чину, что ему, уже немолодому человеку, хамить не пристало и что Федеральный закон "О средствах массовой информации" позволяет фотографировать снаружи (как я и поступил. — Авт.) без согласования с владельцем абсолютно любую частную территорию, будь это хоть коттедж генерального директора ООО Востсибстрой Виктора Ильичева. Но и тут чин не дал раскрыть мне рта, продолжив бесчинствовать. К угрозам раскурочить мой фотоаппарат добавились угрозы переломать мне нижние конечности. Меня подобная перспектива заинтриговала. Я предложил Седому пригласить подтянуться поближе суетившихся на стройке работяг. Хотя бы в качестве болельщиков.

Все было бы смешно

До драки дело не дошло. Я покинул пределы стройки, Седой еще долго шагал следом. Думаю, он провожал бы меня через весь Иркутск до самого моего дома, лишь бы не позволить сфотографировать что-нибудь не то. Но "шарманка" за спиной, из которой лились все те же угрозы, была слишком надоедливой. И я предложил Седому вернуться восвояси и утомлять скудным лексиконом его подчиненных. Уф... Ну и сотрудники у вас, Виктор Геннадьевич Ильичев. А может быть, они берут пример со своего начальства?

Все было бы смешно, коль не было бы грустно. Я ушел, а строители продолжили свое черное (я имею в виду цвет вываливаемого на траву грунта. — Авт.) дело на недавно еще зеленой лужайке. И этого им показалось мало: на дверях подъездов дома N 102 появились листки бумаги с предложением жильцам перенести в другое место установленные на отшибе частные металлические гаражи. Якобы на освободившейся площадке Воссибстрой развернет склад стройматериалов.

— А мы не уверены, что там будет склад, — говорят владельцы гаражей. — Это, скорее всего, попытка не мытьем, так катаньем оттяпать под строительство землю, с которой их попросили. А если все-таки склад, то при подвозе туда грузов нам раскурочат всю детскую площадку, переломают растущие перед домом деревья и кустарники.

Спрашивать, есть ли у строителей официальное разрешение притеснять жильцов соседствующих с будущим "Виватом " домов и губить кусочек живой природы посреди загазованного города, я больше не стану. Не сомневаюсь, единожды получив за самовольство болезненный щелчок по самолюбию, руководство Востсибстроя на сей раз обстряпало все как надо. Вполне вероятно, что разрешение действительно подписано на самом высоком иркутском верху. Но оглядывались ли там, в городской "Поднебесной", при подписании востсибстроевских бумажек на законы — это большой вопрос.

Метки:
Загрузка...