Китай: двое против полутора миллиардов

Беспристрастный взгляд на загадочную страну через хитрый прищур фотокамеры

Две недели назад китайцам разрешили безвизовый въезд в Россию, срок пребывания ограничен одним месяцем. Так что поездку журналистов "Копейки" в Поднебесную можно считать ответным ходом на решение нашего правительства. Среди прочего, хотелось понять: так ли опасны для нас соседи, собираются ли завоевывать, может, и не нужны мы им вовсе.
Не окунаясь с головой в шопинг — беготню по магазинам, тем не менее хотелось одним глазком взглянуть на их ценники. Это же сколько должен стоить у них разного рода товар — одежда, обувь, игрушки, спорттовары, бытовая техника, — если, перевалив через границу, он остается самым дешевым на иркутских рынках. Да и в магазинах.
Все три салона Ту-154 оказались забиты до отказа, это означало лишь одно — наши соотечественники активно осваивают Китай. Причем социального расслоения в полете не наблюдалось. В Поднебесную следовали не только, и не столько коммерсанты, но и работники рекламных фирм, сотрудники частных предприятий, врачи, преподаватели, студенты, школьники. Обобщив пожелания всех пассажиров, задачу на поездку можно сформулировать примерно так: отдохнуть на море, хлебнуть экзотики, купить одежду по дешевке, хотя бы частично окупив поездку. Много чего в дорогу говорили бывалые туристы. Сходились они в одном: Китай — сплошная экзотика, будьте к этому готовы.

Про жару и высокую влажность приходилось много слышать, однако, как ни готовились к резкой перемене климата, дня три пришлось перестраиваться и привыкать. Еще в аэропорту Шэньяна, где, кстати, закончилась, зона русского языка, начались сплошные иероглифы, туристы не подозревали о парилке, которая ждет на улице. Самолет подруливает прямо к трапу-коридору, где пашет кондиционер, в здании аэровокзала даже прохладно. Зато на улице просто баня и непривычный для нас запах.

В семимиллионный Шэньян ведет отличная дорога, по обеим сторонам которой тянется невероятно зеленый и чистый газон. И ни одного садовника или дворника. Когда успевают убирать и подстригать такую территорию — загадка номер один. В городе-муравейнике поражает количество велосипедов — их сотни тысяч. Из-за высокой влажности все ужасно ржавые Двух-, трех-, четырех- и пятиколесные средства составляют едва ли не половину всего транспорта. Прогулочные велосипеды, рикши, грузовики, прилавки на колесах и даже четырехколесные кухни с педалями. Как следствие — обилие шиномонтажных мастерских. С утра до вечера механики клеят камеры, подтягивают цепи, меняют отслужившие узлы. Подобного рода бизнес процветает рядом со стоянками. Представьте большую территорию, полностью забитую велосипедами. Как скоро хозяева отыскивают своих "коней" — очередная загадка. Наши соседи встают очень рано, в пять часов на городских площадях можно увидеть утреннюю гимнастику. Вечером после работы горожане занимают места на площади, разворачивают прилавки, продают, продают, продают... Поздно вечером на улице возникают стихийные рынки, где предлагают щенков небольших размеров — больших собак по закону держать запрещено. В это же время появляются нищие, днем их практически не видно. Скорее всего, попрошайничество на Востоке не приветствуется.

Днем молодые люди не прочь прикорнуть, например на столе, прямо в кафе. Поели, отодвинули тарелки и спят.

А мы думали, что это несъедобно

Без гида-переводчика хотя бы первые два-три дня лучше по улицам не ходить. И это не вопрос безопасности — в мегаполисе даже поздно ночью чувствуешь себя защищенным, хотя ни разу никто не проверил документов, полицейских минимум, — но ничего не понятно. В кафешках и ресторанчиках обилие самых разных блюд, цена — 6—8 юаней за подносик с горкой — приятно радует, но не ясно, что вам предложили. Разведка боем с палочками (о вилке и ложке придется забыть) может закончиться печально для желудка. Вкусовые рецепторы у наших соседей либо совсем отсутствуют, либо работают по-другому. Некрасиво заглядывать в рот кому бы то ни было, но, поверьте, авторы этих строк не могли оторвать глаз от местных жителей, которые на пляже пили пиво, закусывая свежими, но абсолютно неспелыми персиками!

Салатики, супы, горячие блюда — ужасно острые и совсем не соленые. Китайские повара сочетают несочетаемые, казалось бы, ингредиенты, готовят все, что летает, ползает и плавает. Петя — наш гид (получивший в свое время образование в Иркутске, бывавший на Байкале, где трескал омуль под водку), постоянно подчеркивал, что они едят все. "Бобик под соусом" — гастрономическое табу для подавляющего большинства из нас — на обычной китайской улочке может показаться семечками по сравнению с гигантскими куколками насекомых, огромными древесными слизняками, жуками, скорпионами и прочей живностью. Не станем долго перечислять морепродукты, самые знакомые из которых — мидии. Заметим лишь: все "меню" шевелится — повара готовят только из свежих продуктов. Клиент вправе выбрать тот "окорочок", который ему приглянулся. Переехав из Шэньяна в Далянь, мы специально искали и нашли улицу, где с утра до поздней ночи готовились, мягко говоря, непривычные для нашего глаза и желудка блюда. Мы ходили как в музей, как на гигантский аттракцион, участвуя в нем весьма эпизодически. Приглянулся чисто внешне шашлык из воробьев, несколько птичек были аккуратно насажены на шпажку; правда, смущало одно обстоятельство — они оказались непотрошеными. Не рискнули попробовать куриные головы, опять-таки нанизанные на шампур. Мы просто не знали, как их есть. Жареные скорпионы — совсем как у Карцева: большие по пять, маленькие — по три юаня. Здесь же лежал смоченный неизвестным составом кирпич, где копошилось несколько десятков ядовитых скорпионов, не спешивших расползаться по прилавку или жалить покупателей. Длиннющих червяков, мохнатых гусениц и подобных им тварей с аппетитом "проглотил" лишь объектив фотокамеры. Не говоря о ламинариях, другой весьма загадочной зелени из морских глубин. Максимум, чем мы довольствовались, — кальмары и осьминоги. Их жарят на оригинальных плитках, обильно посыпая специями. Пиво заметно гасит жгучий перец, а вот соли, повторим, не хватает. Вот чего не предлагали туристам уличные повара, так это змей. Гадов подают в дорогих ресторанах.

Непривычное сочетание ингредиентов, незнакомый доселе вкус, так и невыясненное (а потому загадочное) название не способны компенсировать количество и цену блюда. Поэтому добрая половина, если не большинство, туристов, на третий-четвертый день начинают с маниакальным упорством искать "Макдональдс" или KFC — американскую фирму с очень похожим набором блюд. Кстати, в их просторных залах очень много китайцев, они живо подсели на быструю и очень калорийную, хоть и дорогую, кухню дяди Сэма. Огромные чизбургеры, бигмаки сдобренные кетчупом и майонезом, в сочетании с ледяной колой закладывают в организме настоящую бомбу. Уже сейчас миллионы китайских детей страдают ожирением.

Говорят, в застойные времена за границей русского туриста можно было узнать по батону колбасы и тренировочному костюму. Нечто похожее мы наблюдали в супермаркетах Шэньяна и Даляня. "Наевшись" экзотики, россияне бегут в магазин, где грузят тележки копчеными курами и колбасой (от наших продуктов их отличает своеобразный привкус сои, жженого сахара, неведомых специй), батонами хлеба, свежими огурчиками, пивом.

Торг уместен в любом месте

Больше десяти лет Россия живет в рыночных условиях, мы все сильно изменились как покупатели, однако до сих пор торгуемся лишь на рынке. А вот в Китае не возбраняется сбивать цену даже в шикарных магазинах. Вряд ли получится сильно уронить ее в бутике, хотя процентов на 10—15 рассчитывать можно. Совсем другое дело — небольшие торговые лавки. Здесь многочисленные ценники вещь весьма условная. Это лишь своеобразный ориентир. Написано — 100 юаней, значит, торг можно смело начинать с 50. А если берете несколько наименований одежды и обуви — начальную ставку занижаете максимально. Со стороны процесс торга выглядит весьма комично: китайцы не понимают по-русски, некоторые знают два-три слова по-английски, русские — наоборот. Продавец и покупатель долго размахивают руками, суют друг другу под нос калькуляторы. В результате не ясно, на какой цифре стороны сходятся, ибо она не озвучивается вслух. Не приветствуется торг в продуктовых отделах супермаркетов, аптеках, гостиницах, такси. На счетчиках последних при посадке загорается цифра 8, а сами поездки весьма недороги. Пятимиллионный Далянь можно пересечь за 25 юаней, или 100 рублей. Даже не представляем, чтобы поездка по тому же Питеру обошлась в такую сумму.

В торговой сети прекрасную половину наших туристов зачастую подстерегают весьма специфические проблемы. Особенно когда дело доходит, пардон, до нижнего белья. Бюстгальтеры, даже небольших размеров, китаянки носят с поролоновыми подкладками, которые без устали рекламируют ТВ. Далеко не всегда влезают наши соотечественники в деловые костюмы, джинсы, обувь. Первой перестроилась приграничная Маньчжурия, откуда наши челноки вывозят ежегодно товаров на миллионы долларов. По качеству одежды скажу одно: после поездки создается впечатление, будто в Россию везут то, чего в Китае никто не покупает.

Идешь на пляж — возьми палатку

Солнце за все время пребывания в портовом Даляне мы видели раза два, не больше. Город постоянно окутан туманом, верхние этажи высоток "плавают". На первый взгляд пасмурная погода таит в себе опасность — сгореть на берегу моря можно за полтора-два часа. На пляже китайцы время проводят по-своему. Первым делом они берут напрокат... палатку. Ставят ее у самой воды — правда, непонятно зачем. Рядом под большим зонтом раздвигаются столик, стулья, начинается пир. Пикником сие действо из-за обилия пищи вряд ли можно назвать, это такой банкетик под открытым небом. Хозяева — неважные пловцы, поэтому большинство плюхается у самого берега, да и то недолго. Оторвавшись от стола, дяди и тети идут вдоль берега собирать ракушки, которые выбросила волна. Панцирь у некоторых моллюсков похож на камушек, покрытый сырой тиной. И только под воздействием высокой температуры створки раковины начинают открываться. Взятые напрокат спиннинги без устали кидаются в морскую пучину, любую рыбку отдыхающие складывают в пакеты (вероятно, на ужин. — Авт.) и при этом радуются как дети. Президентский пляж, где мы загорали, посещают в основном состоятельные горожане. В пользу этой версии говорят машины представительского класса, припаркованные тут же. Тем не менее их хозяева ни на минуту не забывают о пропитании. Загорать топлесс на берегу Желтого моря не принято, поэтому максимум, что могут продемонстрировать россиянки, — шикарные купальники и обилие золотых украшений в декольте.

Русский колорит в городе Дальнем

Удивительно, но определенная часть туристов не ведает, что Далянь в недалеком прошлом назывался Дальним, а Люйшунь — Порт-Артуром. "Копейка" не раз рассказывала о его героических защитниках, о кладбище русских моряков. Шестьдесят лет назад наши десантники выкинули японцев с Люйшуня, освободили Дальний. Спустя пять лет, в феврале 50-го в Москве был подписан мирный договор между Китаем и Советским Союзом. Согласно документу, СССР вернул соседу Ляодунский полуостров, а с ним — Порт-Артур и Дальний. В центральной части города до сих пор существуют дома, построенные нашими архитекторами. Особняки, которые занимают банки и представители крупных компаний, чем-то напоминают старинные здания Иркутска. Стосковавшись по родине, туристы спешат на улицу русского колорита. Магазин "Красная площадь", где запросто можно купить значок с изображением Иркутска или Байкала. Ресторан "Арбат" предлагает щи, борщ, пельмени, водку. Булка настоящего хлеба навынос стоит дорого, 20 юаней — почти 80 рэ. В широком ассортименте представлены русские матрешки made in China — правда, деревянные игрушки не всегда украшают румяные лица красавиц, встречаются Джорж Буш и Бен Ладен. Увидев знакомые буквы на вывеске, не стоит обольщаться: в лучшем случае продавец знает несколько слов по-русски. Здесь даже гиды о русской предыстории говорят мимоходом, без подробностей. Наши невысокие здания с красивыми куполами давно обступили пятидесятиэтажные высотки из стекла и бетона...

Иркутск — Шэньян — Далянь — Иркутск

Метки:
baikalpress_id:  33 500