Омулевая война

На инспекторов рыбоохраны и бойцов иркутского ОМОНа в Бурятии напали вооруженные браконьеры

В то время когда чиновники пекутся о судьбе Байкала, его ресурсах, ситуация в прибрежных районах обострилась до предела. Масштабы варварского лова перекрыли все мыслимые пределы. Инспекторы рыбоохраны выходят в море как в боевой рейд, со всеми вытекающими отсюда подробностями. По одному, по двое стараются в мятежных селах не ходить — угрозы со стороны браконьеров слишком серьезны. Рыбаки в упор не видят местную власть и не считаются с ней, открыто грозят перестрелять местных милиционеров. Последние вынуждены обращаться за поддержкой к бойцам спецподразделений, причем из соседних областей — свои стараются не вмешиваться. Показательный случай произошел вечером 28 августа в районе села Ранжурово Кабанского района Республики Бурятии.

Местная милиция боится браконьеров

На берегу Байкала люди испокон веков занимались исключительно рыбалкой, при этом позволяли омулю дойти до нерестилищ. Хаоса никто не допускал. В последнее время рыбаки откровенно распустились. На омулевый косяк выходят одновременно группы по 100—200 человек, рыбу просто черпают. Нельзя однозначно утверждать, что в море в столь неурочный час их толкает голод, многие имеют мощные моторы, хорошие лодки. Среди браконьеров много вполне обеспеченных граждан, чьи аппетиты от безнаказанности лишь растут. Дело дошло до того, что в поселки, в частности в Ранжурово Кабанского района, проверяющие комиссии боятся сунуть нос. В августе на период нереста омуля рыбоохрана Бурятии обратилась за помощью к бойцам ОМОНа ВС УВД на транспорте. Силовики республики по непонятным причинам не стали вмешиваться в конфликт, тлеющий годами. Браконьеры не испугались ни сотрудников рыбоохраны, ни омоновцев. Вооруженные обрезами и дубинами жители села Ранжурово обступили машину стражей порядка и угрожали расправой. Число браконьеров как минимум в 10 раз превышало количество рыбоохранников и милиционеров. Только чудом удалось избежать применения оружия и человеческих жертв.

Инспекторов обещали утопить в реке

Подробности ЧП нашим улан-удэнским коллегам рассказал исполняющий обязанности начальника отдела по воспроизведению и сохранению биоресурсов Байкалрыбвода Андрей Сенотрусов:

— В рамках плана совместных мероприятий по охране нерестового омуля поздно вечером 28 августа сотрудники линейного отдела милиции станции Улан-Удэ, иркутского ОМОНа с нашими инспекторами рыбоохраны патрулировали окрестности реки Селенги в районе села Ранжурово, когда произошло нападение на их УАЗ. Группу милиции из восьми человек в районе дамбы окружила пьяная, практически неуправляемая толпа браконьеров в количестве около 100 человек.

Силы были абсолютно не равны. Вооруженные браконьеры разбили милицейскую машину, угрожали расправиться с рыбоохранниками и выбросить их в реку. В толпе то и дело раздавались выкрики: "Убирайтесь отсюда, сейчас вас здесь всех перестреляем!" Ругань, мат, угрозы сопровождались непрекращающимися ударами по машине дубинками и железными прутьями. Опасность для жизни инспекторов была более чем реальна. Толпа практически не поддавалась контролю. К чести сотрудников, им удалось самоотверженно продержаться, не спровоцировав применения оружия. Иначе бойня была бы страшная.

В настоящее время очевидно, что нужны очень серьезные силы, чтобы стабилизировать ситуацию, которая полностью вышла из-под контроля.

Стычки рыбоохраны с браконьерами в селе Ранжурово происходят постоянно. Рыбоохране в одиночку не под силу справиться с нарушителями закона (ситуация усугубляется тем, что инспекторы теперь еще и лишены права иметь при себе оружие и выходят на вооруженных браконьеров с голыми руками — Прим. авт.). Это настоящая война. В Ранжурово фактически своя власть, которая игнорирует государственные законы.

Для усмирения браконьеров в Кабанский район была направлена более мощная группа милиционеров и инспекторов Байкалрыбвода. Однако из-за несогласованности между силовиками милиция общественной безопасности МВД РБ опоздала к началу операции на семь часов! Пока "ловцы" ждали друг друга, деревенские быстро разнесли слух о зачистке, и браконьеры разбежались поодиночке.

— Мы сейчас должны довести косяк омуля до границ с Монголией, — с горечью говорит начальник ФГУ "Байкальское бассейновое управление по сохранению, воспроизводству рыбных запасов и организации рыболовства" Владислав Щепин. — Но полностью охватить прибрежные территории в одиночку мы не сможем. Необходима группа в 50—60 человек, которая бы вела рыбу вдоль берегов. Обязательно надо было создать штаб под руководством кого-то из Министерства сельского хозяйства либо из правоохранительных органов. Это позволило бы моментально давать указания и в экстренном порядке перебрасывать в нужном направлении людей. А тот разлад в работе, который царит сегодня на водоемах, абсолютно нельзя допускать. Люди разбросаны и работают сами по себе.

"Обозначили тесное взаимодействие"

Ситуацию комментирует заместитель начальника ВС УВДТ — начальник милиции общественной безопасности подполковник милиции Евгений Николаевич Каверзин:

— Сейчас мы только разбираемся в подробностях произошедшего. Силовую поддержку запросил линейный отдел станции Улан-Удэ. В результате в машине оказалось шесть человек — три оперативника, водитель и два омоновца.

— Инцидент был?

— Вроде был. Но не в самом Ранжурово, а в километре от села. Понимаете в чем дело, местные считают, что это их территория, а значит, могут делать все, что захотят. На берег Селенги во время нереста выходят и женщины, и дети, устраивают целый конвейер. Вы перезвоните — я переговорю с Улан-Удэ, тогда информация будет более полной.

Наш разговор продолжился минут через пятнадцать.

— Евгений Николаевич, после общения с сотрудниками ЛОВД ситуация прояснилась?

— Да, работу будем продолжать, в помощи и впредь не будем отказывать. Обозначили тесное взаимодействие с МВД Республики Бурятия...

Более витиевато могут ответить лишь на Востоке, поэтому весь монолог нет смысла цитировать.

"Мне запретили что-либо комментировать"

Перед сдачей номера мы дозвонились до и. о. начальника отдела по воспроизведению и сохранению биоресурсов Байкалрыбвода Андрея Сенотрусова.

— Не могу и не хочу комментировать случившееся, — неожиданно заявил Андрей Федорович, — после тех событий я попал под тройной огонь, меня тут уже вызвали, строго запретили что-либо комментировать. Сейчас возбуждено уголовное дело, расследованием занимается прокуратура.

— Инцидент носил спланированный характер? Ведь не могут сто человек все бросить и сбежаться к уазику...

— Не могу это комментировать...

— Жители Ранжурово говорят, что милиционеры приехали как на прогулку, не ожидали такого поворота событий...

— Не знаю, спросите у них...

— Жители сел, расположенных вдоль Селенги, говорят, что среди браконьеров полно коммерсантов, которые на рыбе делают большие деньги, хватает всем. Простых инспекторов запугали, от больших начальников откупаются...

— Не могу комментировать...

— Ну хоть скажите: не страшно выходить в рейды?

— А вы как думаете?

— Понятно, что линейный отдел отвечает за воду и небольшой участок суши. А чем занимается милиция общественной безопасности Бурятии?

— Это не ко мне.

— Сколько продлится нерест?

— Вплоть до ледостава.

Выходит, все успеют омуля наловить.

Метки:
baikalpress_id:  33 497
Загрузка...