Аппендицит прихватил на каникулах

Условно людей можно разделить на тех, кому аппендицит уже вырезали, и тех, кто с ним пока живет. Миша Ковалев попал на операцию по удалению аппендикса в довольно необычных условиях. Сейчас он уже с улыбкой вспоминает о том, что с ним случилось. Но в июне Мише было совсем не до смеха.

Рассказывает Миша:

В начале июля я поехал в заграничное путешествие в составе тургруппы. Сначала наш путь лежал до Санкт-Петербурга. Налюбовавшись достопримечательностями северной столицы России, мы на автобусе отправились в Хельсинки. День провели в Финляндии, затем на пароме Sejna переплыли Финский залив и через 9 часов оказались в порту Стокгольма.

Мы гуляли по шведской столице, и ничего не предвещало беды. За ужином на пароме, на котором возвращались обратно, у меня пропал аппетит и появилась резкая боль в животе. Вся дальнейшая ночь была в муках. По приезде в Суоми я почти не мог идти. Дойдя до автобусной станции, мы услышали ужасное известие: по каким-то причинам наш отъезд на родину откладывается до завтра.

Но, к счастью, группа других туристов где-то загуляла и не явилась к отправлению. Шофер их автобуса согласился довезти нас до Питера.

Еще в автобусе я думал, что у меня просто отравление — съел что-то не то.

Добравшись до гостиницы, мы сразу вызвали скорую. Странный врач поставил диагноз "отравление кишечника". И вот в 2 часа ночи мы едем в городскую больницу N 5. Там меня посмотрел хирург, но, по странному стечению обстоятельств, в этой больнице отключили холодную воду. И меня срочно перевезли в детскую больницу N 11. Оттуда я смог позвонить маме в Иркутск.

Понятное дело, услышав такую новость, мама сразу помчалась покупать билет на первый же самолет до Санкт-Петербурга.

В детской больнице я сдавал анализы, меня снова смотрел хирург. Он и поставил окончательный диагноз — "аппендицит". Меня нужно было срочно оперировать.

В реанимации меня стали готовить к операции. Проблема заключалась в том, что ни на одну из маленьких кроваток я не помещался (больница-то детская), постоянно свисали ноги.

В 4.30 утра мне сделали операцию.

Очнувшись в реанимации, я краем глаза заметил карточку "Ковалев Михаил, 17.01.91. Диагноз: перитонит". Я и не догадывался, что перитонит — это лопнувший аппендицит. Особенно мне понравился "успокаивающий" юмор врачей, которые на вопрос: "Что было бы, если бы я дотерпел до Москвы?" отвечали: "Был бы не нашим пациентом, а пациентом другого заведения, которое находится в подвале — морга".

Из больницы я вышел через 9 дней. Мы с мамой сразу улетели в Иркутск.

Метки:
baikalpress_id:  33 489