"Клянемся дружить вечно..."

До сих пор держат клятву, данную в 1954 году, девчонки из женской иркутской гимназии имени Ленина

Уникальный класс есть в одной из иркутских школ. В этом классе давно не задают уроков на дом, не ставят оценок, не пишут контрольных. Да и собираются вместе одноклассники всего два раза в год. Зато на протяжении двадцати лет подряд. Открою еще один маленький секрет этого уникального класса: каждому ученику (точнее, ученице) без малого семь десятков лет.
Бывший 5-й "В" женской иркутской школы им. Ленина (теперь школа N 72) вместе уже 57 лет. Убеленные сединами девочки поддерживают друг друга в горе, радуются успехам своих одноклассниц. Знают все иркутские и междугородные адреса, телефоны своего класса, звонят, навещают, поздравляют, помогают... И на каждой встрече не устают вспоминать.

О директоре школы

Элеонора Николаевна Томилова (Эдлер):

— Наш 5-й "В" собрали в 49-м. Девчонки мы были озорные, но дружные. Самое сильное мое школьное впечатление, конечно, директор, Станислава Иосифовна Тамбовцева. Высокая, худая, очень строгая, она носила темный костюм с белоснежным воротничком. И еще запомнились ее всегда ослепительно белые носовые платки. Станислава Иосифовна окончила гимназию, располагавшуюся когда-то в нашей школе, и все манеры у нее были гимназические, дореволюционные, которые она старалась передать нам. Например, она говорила: "Дети, освобождайте нос посредством платка!" Нам все это было, конечно, смешно. Но — запоминалось. С годами что-то оседало в сознании, впитывалось, становилось нормой.

Особенно эффектно Станислава Иосифовна выглядела на демонстрациях. Она обычно возглавляла школьную колонну. В нарядном платье с развевающейся пелериной, с гордо поднятой головой — настоящая классная дама
— Станислава Иосифовна одним своим видом вызывала всеобщее уважение. "Станислава — наша слава, наша гордость и краса" было написано на стенах школьного туалета. Мы и в самом деле гордились и своей школой
— имени Ленина! — и ее замечательным директором.

Об учителях

Елена Михайловна Журавлева:

— Нашими любимыми предметами были русский язык и литература. Зоя Ивановна Прокофьева давала хорошие, крепкие знания. И прививала любовь к родному языку, русским писателям и поэтам.

Спрашивала строго: надо было хорошо потрудиться, чтобы получить у нее "четыре", а тем более "пять". Зато вступительные экзамены в институт почти все наши девчонки сдавали на те самые четверки и пятерки.

Помню еще учительницу математики Ревекку Ильиничну Левантовскую. Пятерку у нее получить было практически невозможно. Решишь, например, всю контрольную правильно, но стоило забыть какую-нибудь мелочь, Ревекка Ильинична обязательно скажет: "Ты не успела, потому что задумалась, засомневалась, значит, нетвердо знаешь предмет". И обязательно снизит оценку.

На экзаменах в институте меня спросили, кто был моим учителем математики в школе. Я с гордостью ответила: "Левантовская". И все, больше вопросов ко мне не было.

Многие в нашем классе не любили географию, которую преподавала Варвара Ивановна Куклина. А я, как экономист, понимаю: она заложила в наши головы основы экономики еще тогда, в школе. Все это мне очень пригодилось в дальнейшем.

Инженерно-экономический факультет Иркутского финансово-экономического института я окончила с красным дипломом во многом благодаря школе. Аттестат был так себе, средненький, а знания крепкие.

Элеонора Николаевна Томилова (Эдлер):

— До пятого класса я не любила читать. Пока не подружилась с дочкой одной нашей учительницы. В этой семье было очень много книг, и когда мне разрешили что-нибудь взять почитать, я выбрала... "Анну Каренину". Помню, мне очень понравился темно-коричневый с золотом переплет. А к шестому классу не очень грамотная мама подарила мне тоже книгу Толстого — "Воскресение". Так, минуя все детские книжки, в 11—12 лет я прочитала два сложнейших психологических романа.

Но настоящей страстью к чтению заразила меня наша Зоя Ивановна. На ее уроках стояла абсолютная тишина. Говорила она тихо, никогда не повышая голос, стихи или прозу читала так проникновенно, что мы боялись вздохнуть — слушали ее голос, ее интонации. А на других уроках могли расслабиться, иногда и похулиганить немножко.

О жизни

Иветта Николаевна Витязева (Чирцева):

— Наш класс окончил школу в 54-м, а через два года ее объединили с 11-й, где учились мальчишки. Мы давно ходили туда на уроки танцев (танцевали падекатр, падеграс, падеспань, краковяк, вальс, фокстрот), вместе праздновали дни рождения. Однажды всем классом сочинили длинное поздравление в стихах симпатичному мальчику Вале Солдатову. Вскоре он с родителями уехал в Москву. А через какое-то время наша классная руководительница объявляет: "Десятому "В" телеграмма из Москвы". И читает: "Целую перья поэтесс, польщен вниманием. В.С." Эта телеграмма до сих пор хранится в моем архиве.

В 10-м классе бабушка сшила мне темное форменное платье с крошечным вырезом по вороту. Станислава Иосифовна немедленно отреагировала: "С таким вырезом в школу ходить нельзя!"

Еще помню, как нас принимали в комсомол. Это было огромное событие! Зубрили устав ВЛКСМ, историю комсомола, историю партии, работы Маркса и Ленина. Комиссия была очень строгая, могли и не принять.

9 мая 45-го — какой это был чудесный день! Мы только окончили 1-й класс, яркое солнце, теплынь, все девчонки в летних платьицах. А какое веселье было на улицах города, какая радость! Совершенно незнакомые люди обнимались, пели, плясали, плакали. Вокруг творилось что-то необыкновенное, и я по наивности думала: эти радость и счастье будут теперь всегда...

Запомнился — по контрасту, наверное, — еще один день, 5 марта 53-го. В школе траурный митинг, все плакали — и взрослые, и дети, многие девочки падали в обморок. Сталина хоронили 9 марта. На площади Кирова митинг, тысячи людей — настоящее столпотворение. Погода пасмурная, мы месим ногами грязный, мокрый снег и плачем, плачем...

И о смерти

В 9 "В" тяжело заболела одна из учениц — Эмма Тишковская. Девочки ходили к ней в больницу, помогали учить уроки. Так продолжалось несколько месяцев. А потом, когда Эмма пошла на поправку, четыре подружки
— Оля Хейфиц, Аля Мотылец, Эмма Тишковская и Соня Мотылец — письменно поклялись друг другу в том, что... Этот потрясающий документ на маленьком тетрадном листочке хранится сегодня у Елены Михайловны Журавлевой.

Эмма все же поправилась, окончила школу, а затем два вуза — Иркутский сельхозинститут и академию имени Тимирязева, стала отличным агрономом. Она умерла год назад. Умирая, передала своей подружке Елене Журавлевой ту самую клятву на листочке в клеточку.

В бывшем 5 "В" есть свой траурный список. Первая в нем Галя Сильванович — Сильва. После 9-го класса вместе с мамой и старшим братом она уехала на Мангышлак. А через год в иркутскую школу пришли страшные документы — письмо и фотография: обезумевшая от горя мать Гали обнимает два гроба. Брат и сестра утонули в Каспийском море.

Экзамены судьбы

Традиционные встречи 5 "В" изредка проходят под зорким учительским оком, когда седоволосые "девочки" собираются у своей любимой учительницы русского и литературы Зои Ивановны Прокофьевой. Восьмидесятилетняя Зоя Ивановна, как всегда стройная и моложавая, внимательно слушает своих учениц, словно принимает очередной экзамен. Лишь изредка задает наводящие вопросы. А ученицы бойко рассказывают, что у Виолетты Ковальской шесть кошек, а у инженера-экономиста Лены Журавлевой только три. Что бедная Лариса Рапацкая (профессор, завкафедрой ИрГТУ) мучается с ремонтом своей квартиры после пожара, а Аня Павлинская (кандидат наук и доцент того же ИрГТУ) до сих пор купается в проруби и путешествует летом по родному краю.

Лечит ребятишек в Ивано-Матренинской детской больнице Иркутска заслуженный врач России Галя Андреева (Мулова), успешно трудится главным врачом одной из поликлиник Москвы мать троих сыновей Люся Макарова. А мужья, провожая одноклассниц из бывшего 5 "В" на встречу с юностью, завидуют им белой завистью.

— Да, вы всегда были хорошими ученицами, — тихо резюмирует "устные ответы" педагог. И дополняет их какой-нибудь любопытной деталью.

— Однажды моя бывшая ученица Нина Жилкина привела ко мне своего сына. Молодой человек не верил, что вы столько лет дружите, встречаетесь, помогаете друг другу. Но пришел сюда, на наши школьные посиделки, и сам все увидел.

Загрузка...