Участкового убили рядом со своим домом

Он вышел разобраться с разгулявшейся молодежью и больше не вернулся

О покойнике либо хорошо, либо никак. К Марату Хазиеву это утверждение ничуть не относится. О нем говорили и говорят только хорошо. И при жизни, и после смерти. Минувшей зимой, когда в Приморском лесхозе Осинского района вскрыли сейф, Марата, местного участкового, трудно было застать на месте — работал по горячим следам. Журналистов тогда удивило, что кабинет участкового открыт и каждый желающий может в него войти. "А вот такой он у нас человек открытый, — пояснили в Приморском. — Все его знают, уважают, и он также относится к людям..."

Смерть старшего сына

Гульсум Нургалиева, встречая гостей на поминках своего сына, держалась достойно и стойко, и лишь дрожащий в руках платочек выдавал ее невыносимое волнение. В жизни женщины уже случалось большое горе: около 20 лет назад под колесами машины погиб ее средний сын Астрат. Марат был старшим, советчик и помощник, надежда и гордость. И вот не стало и его. В очередной раз мать прикладывает платочек к глазам:

— Какая утрата! Как дальше жить? За что убили? Мой сын в жизни никому не сделал зла...

На эти вопросы пока нет ответов. Да и, наверное, никогда не будет.

Прерванная линия жизни

Должность у Марата была хлопотная, в известной степени скандальная, но без улыбки его редко видели. Иногда по три дня дома не ночевал, приходил поздно, но как будто совсем не уставал — всегда улыбался.

— Я подозревала, что при его работе без врагов не обойтись, — рассказывает мама Марата, — и в последнее время, когда ему исполнилось 33 года, напоминала ему об опасности этого возраста, советовала быть осторожнее. Он как-то улыбнулся и говорит: "Не переживай, мама, посмотри, какие у меня длинные линии жизни..."

Он хотел и любил жить. В этом году поступил в высшую школу милиции, ждал рождения третьего ребенка. Но не прошло и нескольких дней после разговора с матерью, как линия жизни Марата была прервана разъяренной толпой молодежи. Глухой ночью, в 150 метрах от собственного дома.

Пошел разобраться с молодежью и не вернулся

В тот день он получил зарплату, накупил для детей разных сладостей, но, несмотря на это, домой как всегда припозднился. Жена Люба лежала в Осинской больнице (после убийства ей стало хуже, и ее перевезли в Иркутск), а дети, старший Василий и младший Мидхат, гостили у родственников. Теща Марата, Мария Александровна Соловьева, вспоминает:

— Он пришел домой, поставил пакеты с покупками и говорит: "Там на улице молодежь борогозит — пойду, разберусь". Было около часа ночи...

И все — больше живым родственники его не увидели. Обнаружила Марата Ирина Бутакова, сестра жены.

— Я работаю в магазине на трассе, и в половине второго возвращалась домой в Нефтеразведку, где и Марат жил. На улице ни одного фонаря, хоть глаз выколи, страшно... Навстречу попалась группа молодежи, разминулись, а потом смотрю — еще какие-то ребята стоят на дороге, а на земле кто-то лежит. Оказалось, Марат. В крови, без признаков жизни. Я тут же побежала к Галине, маме Марата, а парни стали заносить тело в дом Алексея Соловьева, напротив которого все это и произошло...

В доме Галины (в Нефтеразведке ее зовут на русский манер) в эту ночь кроме самой хозяйки, ее младшего сына Руслана находилась еще и дочь Гульнара, приехавшая вечером из Иркутска. С братом Гуля не успела увидеться. По образованию она медик и попыталась помочь брату:

— Я послушала пульс, сердце — тишина. Сонная артерия тоже не пульсировала. Голова вся разбита, кровь из ушей, рта, в области шеи гематома, а на теле только пыльный след от чьей-то подошвы. Приехала скорая, посмотрели зрачки — реакции нет. Для нашего успокоения подключили систему, но все напрасно...

"Ментов надо убивать!"

Круг подозреваемых в убийстве лиц определили быстро — шестеро молодых людей в возрасте от 14 до 20 лет. Ни один из них своей вины не признал, но исполняющий обязанности прокурора Осинского района Игорь Манданов говорит, что у следствия есть неопровержимые доказательства вины молодых людей. Нашлись свидетели убийства, в результате их показаний следствие сегодня располагает следующей картиной преступления.

Марат, выйдя из дома, направился в сторону молодых людей, но разговора с ними не получилось. Только поприветствовали друг друга. После чего раздался крик: "Ментов надо убивать!", и участкового тут же ударили сзади штакетиной по голове. Марат упал, и добивали его уже молча, ногами и кулаками.

По мнению прокурорских работников, Марат Хазиев стал случайной жертвой. Окажись на его месте любой другой милиционер, случилось бы то же самое. Ненависть молодых людей была направлена не против конкретного человека, а против работника МВД. Такое же мнение и у родственников погибшего.

Все шестеро молодых людей ранее не были судимы, не привлекались к административной ответственности, и характеристики на них — хоть к награде представляй. Все шестеро, как показала экспертиза, в день убийства были трезвы.

Троих парней, совершеннолетних, арестовали, но вины они так и не признали. В показаниях иногда путаются: то встречали участкового, то нет. А главный подозреваемый, тот, что, возможно, и ударил Марата штакетиной, утверждает, что в ночь трагедии был дома и спал.

Метки:
baikalpress_id:  3 575
Загрузка...