"Годы по паспорту не считаю..."

90-летняя жительница Слюдянки Александра Степановна Чибирева работает в милиции и знает компьютер

"Я не по паспорту живу, и года свои не считаю", — парирует Александра Степановна, когда речь заходит о ее солидном возрасте. "Разве я выгляжу на 90 лет?" Да, действительно, глядя на уверенные движения ее рук, четкость излагаемых мыслей, невольно задумаешься, а может, природа обманулась?

Гостеприимный дом

Александра Степановна Чибирева живет в поселке Слюдянка Иркутской области на улице Тонконога в доме N 5 с 1948 года. Здесь и принимала она меня с сибирским гостеприимством. Стол уже ломился от различных кушаний — начиная с жареного омуля до солений, варений, домашних салатов и прочих вкусностей, — а Александра Степановна все хлопотала, предлагая попробовать то одно, то другое.

Живет Александра Степановна одна в большом доме. Две дочери, Алла и Тамара, здесь же, в Слюдянке, но со своими семьями, отдельно.

— Всю домашнюю работу я делаю сама: стираю, мою полы, готовлю, стряпаю. Каждый год огород засаживаю. Сегодня варенье из клубники варила. Вот эти огурцы с моего огорода. Они хоть и прошлогодние, но хрустят... Сама солила. Я их солю по-своему, без всякого уксуса. Пробуйте, кушайте. Чего же вы ничего не едите?

На кухне у Александры Степановны огромная русская печь с лежанкой. Таких печек я не помню даже из детства, хотя и выросла в деревне. Убрать печь нельзя, поскольку она является памятником старины, как и сам дом, который был построен 100 лет назад специально для начальника дистанции пути. Свою печку Александра Степановна не топит, поскольку есть центральное отопление. Да и чтобы истопить такую громадину, нужно не один кубометр дров сжечь.

В доме Александры Степановны немало антикварной мебели — комод, буфет, зеркало в солидной оправе. Но время этих вещей не коснулось. Не поцарапало, не исковеркало, не состарило.

— Я с этими вещами век проживаю. Привыкла к ним.

Чтобы долго жить — нужно много работать

Свое детство Александра Степановна помнит очень хорошо. В деталях, подробно рассказывает о смерти своего отца (он умер, когда ей было пять лет), как через три года мать сошлась с вдовцом-каменщиком. Огромную семью в 14 детей невозможно было прокормить.

— Мы были как муравьи. Сено косили серпом, потому что до косы не доросли. Если погода плохая, сенокос стоит, за ягодой в лес бежим. Отвезем ягоду в Улан-Удэ (семья проживала в селе Танхой в Бурятии), продадим, чтобы обувь, одежду купить. До третьего класса мы с братом в одних валенках ходили. Босиком, по снегу бегу в школу, на полпути встречаю его, переобуваюсь в валенки — и в школу.

После окончания школы Александра Степановна поступила в техникум на бухгалтера. Своей любимой профессии она отдала 71 год. И все эти годы работала на железной дороге. Начинала счетоводом на станции Танхой, вышла замуж за инженера-путейца. Вскоре молодая семья переехала на станцию Маритуй в Бурятии. Здесь Александру Степановну назначили главным бухгалтером.

В 1970 году она вышла, как и положено по возрасту, на пенсию. Но усидеть дома не смогла.

— Что сидеть, если я полна сил и здоровья. Предложили поработать в линейном отделение милиции. Сначала делопроизводителем, затем — бухгалтером. Масштабы в милиции, конечно, не те. Раньше на станции миллиардный оборот был, и все цифирка в цифирку должно сойтись.

Рабочий кабинет у бухгалтера Чибиревой невелик. Металлический сейф, письменный стол, шкаф и роскошные цветы на стенах. На столе, кроме счетной машинки, деревянные счеты, которые тоже теперь большая редкость. Кстати, Александра Степановна пишет и считает без очков.

— Вы на компьютере умеете работать?

— Умею. Своего компьютера нет, а чужими не пользуюсь. Печатаю на электрической машинке.

Заметив в руках Александры Степановны сотовый телефон, не скрываю своего удивления.

— А что, все же пользуются. Я в Москву подруге звоню. Удобная вещь.

На вопрос, сколько лет Александра Степановна собирается еще работать, отвечает уклончиво:

— Пока не выгонят. Меня дочери стыдят. Мама, мы на пенсии дома сидим, а ты еще работаешь. Не могу я без работы, без общения. Здесь я чувствую себя нужной людям.

Самый счастливый день

Самые тяжелое время жизни Александры Степановны пришлось на военные годы. За первый месяц войны маленькая железнодорожная станция Маритуй опустела. Все мужское население ушло на фронт. В 1941 году призвали на военную службу мужа Александры Степановны. Сформировали бригаду из специалистов-железнодорожников для восстановления железных дорог.

— Яслей не было. Детей девать некуда. Они у меня погодки —- двух и трех лет. Оставляла их на соседку, целый день одни сидели с кошкой. Мужиков на станции нет, а дорога должна работать. Вот всех нас, баб, на путь. Дневная норма на двух женщин — сменить 12 шпал. Нужно было снять накладки, вытащить костыли, поднять старую шпалу, положить другую, забить, закрепить, закрутить. Это силищу какую нужно иметь — кувалдой колотить. После такой работы еле ноги тащишь. За нее давали 400 граммов хлеба, ребятишкам
— по 200 граммов. Кроме хлеба ничего не было. Выдавали карточки на сахар, масло, селедку, но их за войну ни разу не отоваривали.

В Маритуе земля неурожайная, даже картошка не растет. Хлеба досыта мы наелись только в 1948 году. Этот день самый счастливый в моей жизни. Я приехала в Слюдянку с отчетом, услыхала, что хлеб дают. Встала в очередь. Получила заветную буханку хлеба, обняла ее. А можно еще? Можно. Вставайте в очередь. Так три очереди отстояла. Какое богатство я привезла домой!.. Хлеб!.. Сегодня куски хлеба в мусорных баках валяются. Забыли цену хлеба.

Секрет долголетия

Свой секрет долголетия Александра Степановна напрямую связывает Байкалом. Каждый день, независимо от погоды, она приходит посидеть на берегу, пообщаться с ним.

— У Байкала живая душа. Вода успокаивает, снимает усталость. И все плохое из тебя уходит. Как можно жить рядом с такой благодатью и не купаться?

57 лет Александра Степановна купается в Байкале — с раннего лета до поздней осени. Иркутяне знают, что с нашей стороны озеро холодное и при температуре воды 8—10 градусов искупаться рискнет не всякий. Воспаление легких запросто схватить.

— Дочери меня ругают. Мама, в твои годы купаться нельзя. А я все равно в воду лезу. Когда я была подростком, мне предсказала цыганка, что я погибну в Байкале. Вот и проверяю... Последний раз в этом году купалась на Троицу. Жара стояла. Искупалась. Простыла. Приболела немного, теперь дочери стерегут меня.

Не так давно Александра Степановна Чибирева отметила свое 90-летие. Этот день стал праздником для всех ее друзей, знакомых, коллег. А как же иначе, ведь 90 лет бывает один раз в жизни.

Метки:
baikalpress_id:  3 537