Поселок, раздавленный льдом

В Патрихе не осталось ни одного уцелевшего дома, но пока там живут люди

Деревню Патриху разрушили бирюсинские льды 27 апреля этого года. Природная катастрофа в Тайшетском районе стала полной неожиданностью как для местных жителей, так и для Министерства по чрезвычайным ситуациям. На всю Россию разнеслась весть о терпящем бедствие таежном поселке на реке Бирюсе и о попытках спасателей помочь людям в беде.
Несколько дней видеокартинка этого населенного пункта, снятого с вертолета, не сходила с экранов телевизоров, о нем писали почти все газеты. Во время паводка в Патрихе погибло трое жителей. Из места затопления было эвакуировано 203 человека, разрушены в той или иной степени все постройки, погибло большинство домашних животных. Пострадавшим жителям обещали выплатить денежные компенсации из бюджета Иркутской области и специально созданного фонда. Кроме того, для них планировалось выделить 87 квартир в Тайшетском районе.

Плыла на крыше и молилась

С момента стихийного бедствия минуло больше двух месяцев. Та картинка, которую показывали в апреле по телевизору, не шла ни в какое сравнение с тем, что мне довелось увидеть в Патрихе. Впечатление удручающее — после подобных разрушений восстанавливать деревню нет смысла. С этим согласны и немногочисленные жители, пока оставшиеся там.

Рамазан Закирович Кадыров 40 лет проработал лесничим. Наверное, его можно было бы назвать самым крепким хозяином в деревне. Он занимался фермерством. За последние 10—15 лет вместе с сыном основательно встал на ноги. Выкупил недвижимость бывшего лесничества, занялся разведением пчел, обзавелся мастерской и техникой. Его жилые и хозяйственные постройки находились на самом возвышенном месте в поселке, и поэтому, когда начался паводок, многие жители спасались у него на крыше сеновала.

— Здесь страшные дела творились, — сказал Кадыров. — Льдины с большую комнату пошли в шесть утра. Срезали и разворачивали дома. Давило их как спичечные коробки. Почту из прочнейшего листвяка вместе с фундаментом напрочь раздербанило. Льды двигались и по течению реки, и против, где низина, туда уходили. Нашу соседку прямо с домом унесло, она успела на крышу забраться и сидела там молилась. Потом ее к пригорку пригнало, и она спрыгнула и спаслась.

— Бахарева поплыла с теленком, а ее мужик корову в дом загнал — корова утонула, — вступил в разговор сын Кадырова, Ильяз. — По телевидению передавали, что Бахарева в больнице умерла, — ничего подобного, льдинами задавило.

27 апреля в Патрихе находилось 6 бойцов МЧС, но оказать хоть какую-нибудь помощь пострадавшим они не смогли. Эмчеэсовцы вынуждены были забраться на крышу школы и оттуда наблюдали за разбушевавшейся стихией. Вода и льдины со страшным грохотом все прибывали, а связь с районным центром отсутствовала. Спутниковая тарелка, установленная на здании школы, вышла из строя, а автомобиль с рацией у спасателей затопило.

Первый вертолет в небе над Патрихой появился значительно позже разбушевавшейся стихии, хотя и в тот же день. Прибывший отряд разбил палатки в безопасном месте и приступил к спасательной операции — совершать облет на вертолете и снимать с крыш людей. Однако значительная часть жителей еще до этого успела спастись, пробравшись через ледяные торосы на гору рядом с деревней. Этим переходом руководил Александр Богачев. Местные считают, что за проявленное мужество и находчивость во время паводка этого человека наше государство должно наградить медалью за спасение людей.

Герой Патрихи

Патриха превратилась в пространство, забитое многометровыми льдинами, лишь кое-где торчали крыши домов. Около сорока жителей собралось вокруг хозяйственных построек Кадырова. Что делать? Сидеть и ждать неизвестно сколько времени? Когда еще прилетят спасатели? А вдруг продолжится потепление и льды накроют деревню еще раз? Тогда точно не спастись.

Инициативу в свои руки взял Александр Богачев — спокойный и здоровый мужчина, шофер и лучший механизатор в здешних краях. Он отправился на разведку — искать дорогу, по которой можно выбраться из деревни на гору. Отыскал путь во льдах, вернулся обратно и повел людей за собой. Пробирались огородами и закоулками, преодолевая длинные торосы.

— Дети, женщины идут кто как может, выбираются по льду и воде, а у меня старуха неходячая, — вспоминает Рамазан Закирович. — Надел я на нее резиновые сапоги и на брезентовом плаще потащил волоком на эту гору. Она мне говорит: "Бросай меня, уходи!" А как брошу — всю жизнь, 50 лет с ней прожил.

Кадыров спас свою супругу. Потом вынес и вывел всех своих собак и кошек. Люди стали кое-как обустраиваться на горе — их все прибывало и прибывало. У горы образовалась полынья метра в четыре. Подошел рослый парень с ребенком на руках, а дальше хода нет. Он хотел было закинуть младенца на противоположную сторону, но люди его отговорили — слишком опасно. Наконец кто-то догадался повалить деревья, и по этим шатким бревнышкам люди переправились на гору.

— Если бы не Богачев — жертв было бы больше, — утверждают Кадыровы. — Эмчеэсовцы к нам на второй день добрались, продукты принесли. Нас от их табора река отделяла. Стариков, женщин, детей увезли в соседнюю деревню Сереброво. А большинство мужчин осталось. Лед остановился, и мы пошли к своим домам.

Спасатели-мародеры

Когда они вернулись в деревню, то обнаружили, что полностью снесены улицы Береговая, Старая Патриха и переулок Озерный. На других улицах дома оказались сдвинутыми на несколько метров. Не уцелело ни одного здания, а остатки некоторых из них потом отыскивали далеко за поселком.

Почти месяц люди разгребали лед, чтобы добраться до хозяйственных построек. До паводка жители деревни содержали около 170 голов свиней и крупного рогатого скота. 7 коров и 3 поросенка — все, что осталось на деревне. Оттаявшие трупы животных и домашней птицы находили до конца мая. Погибший скот захоронили в одном могильнике в 400 метрах от деревни.

Кроме местных жителей и спасателей в Патриху сразу же прибыли мародеры. Они хотели разграбить разрушенный магазин, но эту попытку вовремя пресекла милиция. А вот сотрудники МЧС своими дальнейшими поступками вызвали в народе много нареканий.

— Наши люди не успели прийти в себя, а эмчеэсовцы давай ходить по деревне собирать цветной металл, — рассказал Алик Тебельков — еще один житель, пока не покинувший Патриху. — Ходили по домам с рюкзаками, обрезали провода, скручивали проволоку. У моего соседа нашли алюминиевый бачок и унесли. Позорище. Шойгу об этом надо сообщить.

Самостоятельно не выжили бы...

На месте разрушенной деревни Патрихи будет установлен памятник. Две недели назад в поселке сняли электролинию, разобрали и вывезли мосты. Туда уже заехала первая бригада лесозаготовителей и приступила к заготовке древесины.

Жители Патрихи осели в соседних с деревней селах. Большинство — в Сереброво и Соляной. Поначалу эвакуированных обеспечивали одеждой, обувью, спальными принадлежностями, горячим питанием. Вещей от жителей области пришло так много, что районным властям пришлось даже от них отказываться.

Пострадавшим от стихийного бедствия выделили безналичные денежные субсидии — от 70 до 120 тысяч рублей, исходя из количества членов семьи. На эту сумму они подыскивают заброшенные или старые строения в сельской местности, администрация оплачивает покупку, люди заселяются и заново обзаводятся хозяйством. Ветераны ВОВ и труженики тыла (а это 13 семей) в ближайшее время должны переселиться в квартиры города Тайшета.

Многие семьи с трудом приживаются на новом месте — все-таки всю жизнь прожили в Патрихе. Некоторые жилья до сих пор не получили. Например, Полину Томашеву поселили в Бирюсинске вместе с 90-летней сестрой — в Патрихе они жили раздельно. Местные власти обещали обязательно выделить женщине отдельную жилплощадь. У всех пострадавших в паспортах патрихинская прописка, из-за этого они не получают детских пособий.

Александр Богачев, скромный герой из Патрихи, сейчас с семьей живет в деревне Сереброво. Говорит, забот у него хоть отбавляй. Ремонтирует старый лесовоз и надеется с его помощью поправить материальное положение своего семейства.

Так что без трудностей и проблем не обходится, но по поводу этого Рамазан Кадыров высказал общее, наверное, мнение жителей бывшей деревни Патрихи:

— Районные власти чувствуют свою вину. Ведь они могли предотвратить стихийное бедствие. Поэтому нам говорят: "Мужики слишком не выступайте — вам помогут". Так и есть. Самостоятельно люди не выжили бы.

Метки:
baikalpress_id:  32 745