Сгоревший дом тлел неделю

Одинокая пенсионерка из Раздолья после пожара живет в избушке, где раньше держали скот

Всю свою жизнь Галина Приткова прожила в поселке Раздолье Усольского района и до пенсии работала в леспромхозе. Когда 45 лет назад вышла замуж, молодоженам выделили квартиру — часть большого деревянного дома. Здесь Притковы вырастили двух дочерей и сына. Пришло время — дети покинули родительское гнездо. Не так давно Галина Григорьевна похоронила мужа и осталась жить в квартире одна. Думала передать жилплощадь в наследство внучкам, которые до сих пор нуждаются в ее помощи. Не сомневалась, что добротный дом, построенный из круглого листвяка, простоит еще сотню лет.
Однако ранним апрельским утром 2005 года случился пожар, и дом сгорел. Сейчас погорелица проживает в избушке, где раньше держали скотину. Местные власти бросили ее на произвол судьбы. Галине Григорьевне 72 года, и на сберкнижке ни копейки. Согласитесь — не те возраст и финансовые возможности, чтобы бегать по судам и добиваться справедливости.

Горе-соседи

Дом, где проживала Приткова, был разделен на две части. За стеной квартиры размещался магазин ЧП "Девина". Там торговали хозтоварами. Хозяева магазина собирались расширяться и отделывали помещение под продовольственный отдел. Галина Григорьевна с тревогой ожидала открытия новой торговой точки, где обязательно стали бы продавать спиртные напитки. Такое соседство, кроме беспокойства и нервотрепки, ничего не сулило. Но беда пришла, откуда ее не ждали.

Дом загорелся около шести утра 18 апреля. О причинах пожара существует две версии. За несколько дней до случившегося Приткова почувствовала запах гари в квартире. Она внимательно обследовала свою печь, но ничего подозрительного не обнаружила — тяга воздуха и дымоход были в порядке. Тогда она обратилась к сторожу магазина с просьбой проверить печное отопление охраняемого им объекта. Сторож объяснил ей, как он неукоснительно соблюдает правила пожарной безопасности.

Приткова настаивает (и свидетели подтверждают): сперва загорелся конек крыши, где выходила труба магазинной печки. Впрочем, этот факт является очевидным, а вот убедительных доказательств того, что пожар произошел по вине работников ЧП "Девина", следствию собрать не удалось. Коммерсанты придерживаются вообще другой версии. Они считают: пожар — это месть злопыхателей.

Пожарные на пепелище

Накануне пожара в поселке отключили электричество. Проснувшись, Галина Григорьевна зажгла спичку. Стрелки будильника показывали ровно полшестого.

Примерно через десять минут она услышала на улице крик:

— Тетя Галя! Пожар!

Приткова выбежала на крыльцо и увидела, что полыхает с противоположной стороны дома. Был сильный ветер, и огонь моментально охватил все строение. Примчались соседи и стали вытаскивать из горящей квартиры вещи. Удалось спасти документы, телевизор и швейную машинку. Остальное имущество сгорело. Ожидая прибытия пожарной машины, Галина Григорьевна с болью смотрела, как огонь уничтожает кровлю и перекрытия дома.

Пожарная машина приехала без воды. Дело в том, что на ночь ее оставляли пустой — кран протекает, да и стоит она не в отапливаемом помещении, а во дворе дома у водителя. Воду можно было набрать на водокачке, но, как назло, поселок в этот день обесточили, и водонапорная башня не работала. Следом появилась водовозка, и тоже без воды. Как говорится, хуже не придумаешь.

— Зачем тогда ехать на пожар? Смотреть, как горит? — возмутилась действиям местных пожарных Галина Григорьевна.

Как развивались события дальше, плохо помнит. Ее охватил шок. Из администрации поселка дозвонились в пожарную часть Усолья-Сибирского. Машина оттуда проехала 80 километров по раздолбанной дороге и прибыла к тлеющему пепелищу. Усольские пожарные все же успели отстоять от огня маленькую покосившуюся избушку, расположенную почти впритык к сгоревшему дому.

Безнадега за забором

Сгоревший дом тлел неделю. Все это время Галина Григорьевна почти не смыкала глаз. По ночам, заметив дым, она звала соседей и вместе с ними заливала водой остатки пожарища — обугленные стены магазина и квартиры. На следующей неделе у Притковой резко ухудшилось здоровье, сказались пережитые треволнения прошедших дней. Пока она отлеживалась в избушке, глава Раздолья организовал субботник. Уничтоженное огнем строение находилось как раз напротив здания администрации и портило внешний вид центра поселка.

Местные предприниматели решили помочь пострадавшим коллегам и за пару часов при помощи бензопил и трактора очистили место, где располагался магазин. Обугленный каркас квартиры Притковой почему-то не тронули. Еще через неделю мэр пообещал Галине Григорьевне поставить новые ворота и калитку. Однако пришли работяги и отгородили забором оставшуюся часть дома со стороны улицы. Трудно понять, зачем отдал такое распоряжение мэр. Возможно, из окон начальственного кабинета сгоревшая квартира и ее несчастная хозяйка выглядели как бельмо в глазу. А так — соорудили забор, и все шито-крыто.

— Да им забор проще построить — большого ума не надо. А на калитку и ворота не один день уйдет, — сказала по этому поводу Приткова.

Она ходила к мэру с просьбой о помощи. Зимовать в холодной избушке для одинокого, пожилого и больного человека — это значит, обречь себя на существование, опасное для жизни.

Мэр ей ответил:

— Денег и жилья у меня нет.

Тогда Приткова обратилась с письмом к мэру Усольского района П.М.Герасимову. Тот не нашел ничего лучшего, как посоветовать ей обратиться в суд о взыскании суммы причиненного ущерба с виновных лиц. В официальном ответе, составленном с грубейшими ошибками, приводится и такая строчка: "Вам оказана помощь пиломатериалом для восстановления изгороди". Два мэра словно сговорились "облагодетельствовать" старушку, а на конкретный вопрос о помощи ответили формулировкой: "Из-за отсутствия жилого фонда администрация Раздольинского административного округа не имеет возможности предоставить Вам другое жилье".

Погоревшему магазину ЧП "Девина" новое помещение нашли буквально через несколько дней после пожара. Теперь он размещается в просторном здании управления бывшего леспромхоза. Сразу пошла торговля. Недавно при магазине открылось кафе, а Галине Григорьевне кроме не нужного ей забора мэр распорядился провести в избушку электричество и поставить счетчик.

Свободные квартиры в поселке есть. Они стоят 30—35 тысяч рублей. Хотя это жилье находится не в лучшем состоянии, Приткова говорит:

— Мне не нужно новое жилье, лишь бы там было тепло.

Если Галина Григорьевна будет обречена провести зиму в своей неказистой избушке, то ей потребуется две машины дров. За них нужно выложить немалые деньги. Еще — заплатить людям, чтобы накололи дров, а она рядовая пенсионерка с нищенской пенсией.

После пожара владельцы ныне процветающего магазина обходят Приткову стороной.

— Они ни разу не подошли ко мне с разговором, — жалуется она.

Создается впечатление, что и местная власть, и предприниматели, которые, несмотря на отговорки, все же в силах оказать посильную помощь пожилому человеку, не собираются спешить. Видимо, надеются, что жилищная проблема беспомощной погорелицы решится без их вмешательства.

Метки:
baikalpress_id:  3 453