"Купил бы ты себе лучше машину..."

Советовал папа-байкер байкеру-сыну, но тот не послушался

В байкерской тусовке его знают под именем Ленин. Никакой политики и никакого самозванства — это имя возникло само собой и прочно за ним закрепилось. Под этим именем его знают Ангарск и Иркутск, Красноярск, Томск и Улан-Удэ. Он — байкер-одиночка Андрей Гершун и владелец мотоцикла "Иж-Юнкер".
Когда подростки спрашивают его, как стать байкером, он отвечает: "Сперва нужно долго-долго учиться, потом долго-долго работать и потом, заработав себе на нормальный мотоцикл, можно стать байкером!"

— Андрей, как все начиналось?

— Все начиналось в 14 лет. Как и положено, до шестнадцати я отъездил на мопеде, потом на "Восходе", на "Юпитере", а сейчас езжу на "Юнкере". Честно говоря, я был обречен: на мотоцикле ездили мой отец, моя мама, и даже брат тоже ездил на мотоцикле. Можно сказать, что в моей семье устойчивые байкерские традиции. Отец теперь иногда жалеет, что приучил нас к мотоциклам, вздыхает: "Купил бы ты себе лучше машину!"

— Почему ты выбрал именно "Юнкер"?

— Вообще я собирался купить "Волк". Зашел в Иркутске в "Автоград", увидел "Юнкер". Надо сказать, что перед этим я в Израиле видел чоппер такого же класса, который мне очень понравился. Еще тогда подумал: если бы наши делали такие, обязательно бы купил! Больше всего импонировали водяное охлаждение и приборка на баке.

— А почему все же отечественная техника?

— Если "японцы" ломаются, то это надолго — на месяц, на год, а русский мотоцикл можно починить в любом городе и в любой деревне. Мощность? На наших дорогах сложно ехать больше 120 километров в час. Вообще, я не люблю бешеные скорости, визг жженой резины, и не понимаю спортбайкеров — ехать нужно так, чтобы все вокруг могли тебя как следует рассмотреть. Рассмотреть и восхититься.

На этом мотоцикле я отъездил уже три сезона и могу сказать, что его несомненные плюсы — это комфорт и негромкий, приятный звук работающего двигателя. Радуют хорошая приемистость движка, легкость в управлении, маневренность мотоцикла. "Юнкер" не разгоняется больше 120, но даже на максималке на трассе стоит как влитой, можно рулить одной рукой, не напрягаясь. Водяное охлаждение показало себя прекрасно. Останавливаюсь, только когда сам устаю.

— А минусы?

— Да само по себе то, что это русский мотоцикл, уже минус! — Андрей улыбается.

— Расскажи о поездках. Ты один из немногих ребят, которые занимаются дальнобоем.

— Знаешь, я не могу долго сидеть на месте, в поездах и самолетах я объехал почти всю Россию, побывал за границей. И могу сказать с уверенностью одно: осточертели мне эти поезда и самолеты! Теперь я признаю только один способ передвижения — мотоцикл! Если я куда-то хочу — значит, я хочу добраться до этого места на мотоцикле.

Я не так много пока путешествовал: это Иркутская область, Улан-Удэ, и прошлым летом я совершил свое большое путешествие — до Красноярска и Томска. В свое время отец вместе с мамой предпринимали попытку доехать до Красноярска на "Минске". Доехали до Тайшета — там мотоцикл сломался, и дальше они добирались уже поездом. Мне удалось доехать до Красноярска, до Томска и побывать на слете в Загорске — это примерно посередине между Красноярском и Абаканом.

Остался в восторге от серпантина, который ведет от Красноярска к Абакану: абсолютно ровная, широченная трасса, ехать по которой одно удовольствие. У нас в Иркутской области таких дорог просто нет. Еще одно удивительное впечатление от дороги — это то, что люди на самом деле добрые! Я был несказанно удивлен, открыв для себя это. Перед поездкой меня пугали бандитами и убийцами. А тут совершенно незнакомые люди подходили ко мне на заправках или в придорожных кафе, расспрашивали, улыбались мне, угощали пивом! Конечно, "восхитила" гравийка под Тайшетом — глина и крупные камни. Обратно я попал на нее в дождь, да еще прямо передо мной прошел грейдер! На чоппере по такой грязи — это, я вам скажу, экстрим! У меня залило и залепило грязью все, погорела проводка, мотоцикл отмывал потом полгода.

Самое трудное в дороге — это возвращение. Когда начинаешь поездку, то неизвестно, что тебя ждет впереди. Ждешь новых встреч, знаешь, что будет пиво, тусовка и живая рок-музыка. А когда едешь домой, появляется ощущение, что просто едешь на работу, возвращаешься в обычную рутину.

— Я знаю, некоторые мотоциклисты для безопасности вооружаются битами, средствами самозащиты...

— У меня есть цепь. Но я еще ни разу не брал ее с собой. Если дело дойдет до драки, то драться, в конце концов, можно и тросиком с замком, и каской, благо она старенькая и ее не жалко!

Андрей снова смеется.

— Многие считают, что мотоциклист — это самоубийца на дороге. Как их только не называют — и "полуфабрикатами", и камикадзе...

— Один раз, еще на мопеде, я упал на гравийке — под переднее колесо попал булыжник. Я улетел через руль и, конечно, ободрался. С тех пор по гравийке езжу очень аккуратно. А вообще аварийные ситуации на дороге, как правило, создают не мотоциклисты, а автолюбители — они совершенно не считаются с нашим братом, вклиниваются в колонну, подрезают. В Иркутске доходило и до прямых конфликтов. Но тут автомобилисты сачкуют — пусть аппарат у них побольше, зато численный перевес на нашей стороне.

— А как к мотоциклистам относятся гаишники?

— Очень часто останавливают только для того, чтобы поглазеть на мотоцикл. Даже документы иногда не проверяют. Так что о предвзятости говорить не могу — им просто интересно.

— Есть мечта?

— Пока только одна — доехать до Питера. Кому-то из автомобилистов эта мечта покажется странной. Они не знают, бедолаги, что езда на машине убивает не только желание путешествовать, она убивает саму суть поездки: что можно увидеть через окно автомобиля? Почти то же самое, что и из окна поезда, — то есть ничего, полосу тополей вдоль трассы. А человек на мотоцикле открыт всему миру, знакомствам и встречам, ветрам и непогоде. Каждая поездка — как целая жизнь, которую невозможно ни повторить, ни вернуть. И может быть, именно поэтому так тревожно колотится сердце каждый раз, когда ты слышишь звук работающего мотора.

Метки:
baikalpress_id:  3 470