Загадочное похищение скрипки Страдивари

Все дальше уходит от нас XX век. Незаметно исчезает аромат прошедшей эпохи, тихо и безвозвратно тает тонкая дымка романтики. Постепенно забываются даже самые громкие уголовные дела, еще совсем недавно будоражившие воображение миллионов. Но пожелтевшие, исписанные убористым почерком листы полицейских протоколов и рапортов, старые фотографии и вырезки из газет хранят немало тайн, так и не раскрытых ни прессой, ни полицией. Среди интригующих загадок минувшего столетия — история похищения знаменитой скрипки великого Страдивари.

Царская милость

В начале XX века в столице Российской империи — блистательном Санкт-Петербурге — с большим успехом выступал скрипач-виртуоз Кошанский. Газетчики наперебой сравнивали его с легендарным Никколо Паганини: без преувеличения, Кошанский творил со скрипкой истинные чудеса. Тогда в мире ему не было равных — искусству российского виртуоза рукоплескали Вена и Берлин, Париж и Рим, Лондон и Мадрид.

После одного из концертов в гримерную артиста неожиданно вошли два рослых жандарма. Гремя саблями и шпорами, они бесцеремонно вытолкали толпившихся в комнате журналистов и антрепренеров, впустили представительного генерала в полной парадной форме и встали у дверей.

Обеспокоенный скрипач поинтересовался, что сие значит. Уж не хотят ли его, упаси Боже, арестовать? Однако генерал не терпящим возражений тоном приказал собираться. Разумеется, об аресте речь не идет. Это просто... приглашение. Но такое, каким не следует пренебрегать.

Взволнованного музыканта, прижимавшего к груди скрипку, усадили в карету. Вскоре экипаж остановился у подъезда Зимнего дворца. Компания миновала длинную череду блиставших позолотой парадных залов и оказалась в небольшой гостиной, где на диванах и в креслах расположилась императорская семья. Кошанский застыл на пороге, не в силах сделать и шага, но Николай II любезно обратился к нему: не откажется ли знаменитый артист дать небольшой концерт в узком кругу, чисто по-семейному?

"Почту за честь играть перед Вашими Величествами", — низко поклонился скрипач. Лакей тут же подал ему футляр с инструментом. Император заинтересовался скрипкой — итальянская? Какого мастера? У Кошанского был хороший инструмент, но не Амати, не Страдивари и не Гварнери.

Николай Александрович понимающе кивнул и дал знак начинать. Дивные звуки наполнили комнату.

Когда скрипач закончил концерт, император не скупился на похвалы. Царская семья стоя аплодировала виртуозу.

"Благодарю вас, Ваши Величества", — низко кланялся польщенный маэстро.

"Погодите 6лагодарить, — лукаво усмехнулся в усы император, и генерал, сопровождавший Кошанского во дворец, подал царю старинный футляр. — Это работа Антонио Страдивари. Берите и прославьте российских виртуозов во всем мире! Вы достойны играть на этой уникальной скрипке".

Кошанский был в шоке. Ему до безумия хотелось владеть творением бессмертного Страдивари. Но принять такой подарок он не смел — ему ли не знать, что инструмент поистине не имеет цены! "А это не подарок, — холодно заметил царь. — Скрипка принадлежит императорской семье. Мы даем ее вам во временное пользование, чтобы вы с честью могли представлять русскую скрипичную школу..."

На протяжении многих лет Кошанский с триумфом гастролировал по странам Европы. В 1917 году скрипач находился в России, но сразу же после октябрьских событий сумел эмигрировать и вывез скрипку Страдивари за рубеж, сочтя свои обязательства перед низложенным императором потерявшими силу. Кошанский предпочел забыть, что получил инструмент лишь во временное пользование. Фактически он украл скрипку у русского самодержца, его семьи и России. Судьба жестоко отомстила музыканту полным забвением его имени на родине, тяжелыми недугами, нищетой... В конце концов скрипку пришлось продать на чужбине едва ли не за гроши...

Повторная кража

Знаменитые скрипки обычно имеют свои имена. Во Франции принадлежавшее русскому императору творение Страдивари несколько раз переходило из рук в руки; знатоки присвоили скрипке имя "Кошанский", в честь уже умершего к тому времени виртуоза, — под этим названием она вошла во все каталоги.

Наконец в последней четверти XX века скрипка попала в руки скрипача-виртуоза француза Пьера Амойала — он был несказанно рад владеть "Кошанским" и заказал для него новый, чуть ли не бронированный футляр. Еще бы, скрипка уцелела на протяжении веков, прошла сквозь огонь русских революций, Первой мировой войны, сохранилась во время оккупации Франции немцами, и было бы непростительной глупостью сломать или испортить ее по досадной случайности. В тот роковой день Пьер после ряда концертов и стажировки в Италии возвращался в Лозанну. Одним из последних пунктов его пребывания на Апеннинах стал небольшой городок Салуццо, где скрипач заночевал в гостинице "Монарх". Позавтракав, Амойал собрался в путь — служащий отеля подогнал к дверям гостиницы роскошный "Порше" виртуоза. Пьер бережно уложил в салон футляр с "Кошанским" и уже велел прислуге ставить в багажник чемоданы, как его неожиданно позвали в холл к телефону.

В трубке раздавались короткие гудки. Почуяв неладное, Пьер обернулся и похолодел от ужаса: его машина с незнакомым водителем отъезжала от гостиницы.

Карабинеры перекрыли все дороги и даже подняли в небо вертолет. Комиссар криминальной полиции пытался убедить скрипача, что кража Страдивари — не более чем недоразумение: мелкий жулик решил угнать дорогую машину, даже не подозревая, что в ней находится уникальная скрипка.

Спустя некоторое время комиссар Карло Розетти получил от секретного осведомителя данные, где находится похищенная у скрипача машина. Полицейские немедленно ринулись по указанному адресу и действительно обнаружили спрятанный в трущобах "Порше", но "Кошанского" в нем не оказалось!

Молчание Страдивари

Амойал был безутешен. На помощь пришел известный итальянский музыкант Сальваторе Аккардо: он одолжил коллеге на год свою скрипку Страдивари по имени "Огненная птица", названную так за яркий цвет лака. Благодарность француза не знала пределов.

Тем временем комиссар Розетти вышел на след связанного с криминальным миром Марио Гутти, угнавшего автомобиль скрипача. По документам полиции Марио проходил как наркоман, и его решили задержать именно под этим предлогом. Но Розетти и его люди опоздали: несколько дней Марио не выходил из дома, а когда полиция взломала дверь, то нашла Гутти лежащим на полу в луже крови с перерезанным от уха до уха горлом. Неаполитанская мафия — каморра — называла это "вечной улыбкой". Естественно, скрипки в убогом жилище наркомана не оказалось. И тогда делом о похищении "Кошанского" занялся Интерпол, в частности инспектор Гуэ.

Продать инструмент на открытом аукционе преступники не могли: все существующие в мире творения Антонио Страдивари внесены в каталоги, досконально изучены, сфотографированы и слишком хорошо известны. Оставалось ждать, когда похитители сами заявят о себе.

И вот спустя три года после кражи "Кошанского" в доме Пьера Амойала раздался поздний телефонный звонок. Неизвестный без всяких предисловий предложил скрипачу выкупить "деревяшку" за три миллиона долларов. Поразмыслив, скрипач тайно связался с полицией. За домом Амойала сотрудники спецслужб установили круглосуточное наблюдение, а в стоявшем поблизости фургоне засели электронщики с прослушками телефонов, направленными микрофонами, электронными стетоскопами и прочими техническими чудесами. Однако опытный в подобных играх Марк Гуэ мало надеялся на успех и оказался, к сожалению, прав — преступники больше не вышли на связь, и скрипка вновь канула в неизвестность.

Скрипачи и балалаечники

Прошло более двадцати лет с того злосчастного дня, когда наркоман Гутти угнал от отеля "Монарх" в Салуццо автомобиль с легендарным "Кошанским". Инспектор Марк Гуэ дослужился до звания комиссара и вышел на пенсию, а скрипку до сих пор так и не нашли.

И все же неугомонный Гуэ с помощью бывших коллег упорно продолжал поиски. Ведь все "владельцы" скрипки, кроме членов российского императорского дома Романовых, являлись всего лишь временными хранителями уникального инструмента: фактически они продавали и перепродавали украденное у России достояние!

Старый сыщик все чаще задумывался: не поискать ли следы "Кошанского" в России? Как только в конце XX века открылись границы, множество опасных криминальных авторитетов ринулись на Запад осваивать просторы Европы и Америки. Хорошо организованные и вооруженные банды "балалаечников" — так западные полицейские прозвали боевиков русской мафии — густым чесом прошли по Европе, опустошая квартиры, вымогая деньги и ценности, угоняя дорогие автомобили, торгуя крупными партиями наркотиков, оружия, антиквариата и женщинами из стран СНГ. Они быстро наладили крепкие связи со Штатами и Израилем, причем сделали это куда раньше, чем полиция этих стран нашла общий язык с российским МВД и Интерполом.

По мнению Гуэ, "балалаечники" вполне могли завладеть "Кошанским" — теперь в России есть множество не просто богатых, а сверхбогатых людей, которые были бы не прочь потешить свое тщеславие, став обладателями скрипки Страдивари.

Бывший комиссар не терял надежды завершить свое самое интересное расследование. Будем надеяться и мы, что "Кошанский" все-таки вернется в Россию, которая должна владеть им по праву.

Метки:
baikalpress_id:  32 744